Всемирная Энциклопедия Путешествий + МГИИТ
 
Четыре мгновения с Юлианом Семеновым
Аннотация серии статей

Я долго работал в Гостелерадио СССР. Сначала - в Главной редакции программ для детей. Свою карьеру начал директором передач: "Отзовитесь, горнисты!», "Спор-клуб" - значимых для советского ТВ. Громкое название "директор" на самом деле было красивым синонимом должности "администратор", в переводе - подай, принеси, пошёл вон. Однако скоро я стал уже старшим (!) администратором, а через год меня пригласили в программу «Время», в международный отдел. Какие это были времена! Это был цвет, вершина журналистики, - я работал с группой Политобозревателей, корифеями Большой журналистики… На «том», советском, телевидении была и масса смешных и трагикомических случаев, об одном из которых я и расскажу.

В 1981 году мой шеф, зам. зав. общественно-политическим отделом Главной редакции программ для детей, Михаил Алексеевич Шилов, придумал революционную для советского ТВ форму передачи - нечто вроде нынешнего ток-шоу. В 22-й студии Шаболовки собирались старшеклассники и приглашался какой-то знаковый персонаж, зачастую неоднозначно воспринимавшийся руководством Гостелерадио.

Семнадцать мгновений весны... Фото с сайта www.liveinternet.ruЯ работал на программах с участием Константина КоккинакиБулата Окуджавы. Когда Шилов поставил меня в известность, что главный герой следующей съемки - Юлиан Семёнов, ноги у меня подкосились. Юлиан Семёнов тогда был самым популярным человеком СССР, триумфально шли его "17 мгновений", выходили книжки, каждая из которых (и до появления Штирлица) мгновенно становилась бестселлером. Моё любимое произведение у Юлиана Семёнова, кстати, вовсе не "17 мгновений", а сборник его ранних рассказов и повесть "Он убил меня под Луанг-Прабангом". А самой значимой книгой маэстро считаю окончание цикла его произведений о Штирлице - роман "Отчаяние". Моей обязанностью, как администратора (хотя официально должность гордо именовалась «директор программы») было подготовить съемку, обеспечить все технические и технологические моменты, явку участников, необходимые формальности для оплаты гонораров и проч.

Учитывая последнее, для участников процесса я был явно значимой фигурой. Знаменитости, приходившие тогда на съемки, в том числе и на детские передачи, участниками творческой бригады вовсе не воспринимались, как звезды. Да и нынешней "звездности" у них не было, в большинстве своем это были необычайно одаренные, яркие личности, но довольно скромные, - тот же Юлиан Семёнов, пришедший на запись к моему отцу, работавшему в "Клубе кинопутешествий", не гнушался самостоятельно отнести заявку в бюро пропусков...

Юлиан Семёнов. Фото с сайта liveinternet.ruЮлиан Семенов. Фото с сайта merjevich.ruЮлиан Семенов (слева) и Министр вооружений и военной промышленности Третьего рейха Альберт Шпеер. Фото с сайта ffclub.ru

И вот наступило мгновение, когда у проходной я встретил мэтра разведчиковской литературы. Жизнерадостный, остроумный Юлиан Семёнов заполнил всё пространство студии, ребята были в восторге, я, демонстрируя чудеса оперативности и немецкого орднунга, выполнял свои обязанности, а в перерывах, затаив дыхание, слушал байки, которые травил в комнате отдыха с руководством творческой бригады "папа" Штирлица. Вот одна из них: гость программы сообщил, что в телефонном разговоре со своей мамой нелестно высказался о ком-то из высшего руководства страны.

- Что ты, сынок! По телефону об этом нельзя (мама была старой закалки - А.Ф.)
- А я ей и говорю, - продолжил Юлиан Семёнов, - мама, Кремль взрывать будешь?
Мама в ужасе выдавила из себя "нет"...
- А я ей и говорю, - торжествующе продолжал рокотать нам Семёнов, - хорошо! А вот про всё остальное говорить как раз можно!

Смоленский бульвар, дом 6-8. Фото russia4u.ruНа прощание мэтр трогательно подписал заранее взятую мной из дома книжку, поинтересовавшись, как меня лучше поименовать... Время было уже позднее, я вышел с Шаболовки, намереваясь пройтись пешком до Зубовской площади, где жила тогда наша семья. У проходной Шаболовки стояла желтая «Вольво»-универсал. Иностранные машины тогда были довольно большой редкостью на московских улицах, да и вообще машин было не то, что на порядок, не знаю уж, на что, меньше, чем сейчас... Пока я разглядывал диковину, кто-то подошел сзади.

- Саш, подвезти?

Это был Юлиан Семёнов. Я начал отказываться, объясняя, что, мол, это неудобно... Я даже представить себе не мог, что гигант мысли вообще обратит внимание на такую мельчайшую сошку, как я... В результате ближе к 24.00 я подъезжал к дому "на курьих ножках" (Смоленский бульвар, 6-8), беседуя с Юлианом Семёновым на отвлеченно-философские темы. Это был самый ужасный день в моей жизни (вывод был сделал на момент наличия мне неполных 22-х лет)... Автор "17 мгновений весны" подвозил меня домой, но никто - НИКТО (!) этого не видел...

Артём Боровик. Фото с сайта esenin.ruПрошло много лет. Умер Юлиан Семёнов. Погиб Артём Боровик, ставший его преемником в холдинге "Совершенно секретно". Я сделал отличную карьеру на телевидении, - из детской редакции меня вскоре пригласили в международный отдел программы "Время", где я "вырос" до старшего редактора; работал с выдающимися тележурналистами той эпохи, в том числе с группой Политобозревателей Гостелерадио СССР. После ельцинизации того, что осталось от страны, программу "Время" запретили (прямо, как после Нюрнбергского процесса преступные организации вроде "СС"), а меня и прочих сотрудников "демократы" выгнали, как "прислужников коммунистов". При этом я, как отказавшийся увольняться "по собственному желанию", был изгнан с формулировкой "в связи с ликвидацией предприятия" - то есть, был похоронен по-египетски - вместе с умершим фараоном. Программа "Время" была разогнана, Центральное телевидение уничтожено.

Несколько лет в 21.00 выходили безымянные новости, - сейчас этого уже никто не помнит... Ничего такого и мой бывший приятель Леня Парфенов в своих "исторических хрониках", претендующих на "объективность", не припоминает. Кстати сказать, членом КПСС я никогда не был, хотя всегда стремился в нее вступить. И - самое смешное: команду, пришедшую ломать хребет "коммунякскому" телевидению, которое после просмотра современного зомбоящика вспоминается, как благоухающий оазис в бесконечной пустыне, возглавлял видный "ненавистник КПСС" Егор Яковлев.

Яковлев в СССР прославился, как автор бесконечных славословий в адрес вождя революции - книжной и телевизионной ленинианы. Я как-то ехал с ним в лифте и меня так и подмывало поинтересоваться, когда можно будет почитать или посмотреть продолжение эпопеи, автор которой, получивший от старой власти все мыслимые и немыслимые льготы, новым постом воспользовался, чтобы вывести телевизионные активы для наладки собственного бизнеса - "Общей газеты". Теперь этот виднейший сын Отечества (до сих пор вспоминаю, как он пришел к нам в программу "Время" на летучку и, довольно потирая лапки, информировал собравшихся: "Ну, хана вам! Кончилось ваше время!") покоится на Новодевичьем кладбище вместе с Н. В. Гоголем, А. П. Чеховым, Ф. И. Шаляпиным, М. А. Булгаковым, В. А. Гиляровским, Е. Б. Вахтанговым... И, конечно, Б. Н. Ельциным.

Вдруг, попав по какой-то надобности на телецентр в Останкино, я встретил в коридоре Михаила Шилова. Обнялись, пошли пить чай, нахлынули воспоминания...

- А куда ты потом пропал, когда от нас ушел? - спросил меня Шилов (мобильных телефонов тогда не было, а связь с бывшим боссом оборвалась после моего перехода в Останкино). Я ведь много раз пытался тебя найти... Помнишь Юлиана Семёнова?
Я насторожился. При чём тут Юлиан Семёнов?
- Ты знаешь, он ведь несколько раз звонил мне, хотел тебя найти. Ему нужен был человек, который бы делал "Совершенно секретно", говорил, что был впечатлен твоими организаторскими способностями. - Шилов грустно улыбнулся... - А я так тебя и не нашел. Потом он Боровика взял.

Попрощались с Шиловым. Я ехал из Останкино, вспоминая Юлиана Семёнова и Артёма, с которым, хоть и не дружил, но приятельствовал, еще со времени начала его журналистской карьеры в международном отделе первоклассной по тем временам газеты «Советская Россия».

Шаболовка!!! Фото с сайта www.oldmos.ruПоследний раз с Артёмом я виделся за месяц до его трагической гибели, когда он предлагал мне перейти к нему на работу в "Совсекретно". Я тогда отказался. Мы сидели у него в кабинете рядом со Спасо-хаусом (резиденция Посла США в Москве), я перебирал в руках четки, подаренные мне отцом много лет назад. Боровик с завистью смотрел на четки (настоящее, "винтажное" произведение искусства), потом достал из ящика свои и тоже начал их вертеть, победно глядя на меня. Артём вообще был человек очень непосредственный. А чётки у него были, прямо скажем, похуже...

Помню, на какой-то светской тусовке в "Метрополе", где я присутствовал по службе (я трудился тогда в Английском клубе), Боровик схватил меня за лацкан пиджака и долго разглядывал заколку в галстуке - маленькую рыцарскую перчатку, сжимающую камень...

- Ух ты, где взял? - потребовало отчета светило постперестроечной журналистики...

Не думаю, что если бы Юлиан Семёнов тогда меня нашёл, я повторил бы судьбу Артёма, так нелепо погибшего... Конечно, никакого покушения на него не было, да и не знал он таких секретов, за которые ликвидируют. У каждого - свой путь. Возможно, ликвидировали его спутника - Зию Бажаева, Артём же оказался в том "бизнес-джете" просто волею судьбы…

Но про то, как причудливо распределяются роли в театре жизни, как случайно можно не вписаться в нужный поворот в лабиринте судьбы, я подумал тогда впервые. Работать с Юлианом Семёновым, иметь возможность учиться у такого мастера, быть в эпицентре, в "глазе тайфуна", которым он всегда был... Ради этого можно было бы пожертвовать вообще всем, а жертвовать и не надо было...

Мой дедушка Михаил Багашев (слева) и дядя - Виталий Озеров в 1948Вспомнился разговор с дядей (он был Секретарем правления Союза писателей, находился в приятельских  отношениях с Сусловым, Рашидовым, да практически со всеми членами Политбюро). Любил по-сталински пошутить, после чего людей увозили с инфарктами. В общем, был образцовым продуктом своей эпохи. Дядя рассказывал, как к нему перед своим юбилеем зашел отец Юлиана Семёнова - журналист, писатель и известный организатор издательского дела Семён Ляндерс. Ляндерс был в свое время помощником Бухарина - "сердца партии", как его называл Ленин. Дружба с одним из главных врагов Сталина и "закопёрщиком" "троцкистско-бухаринского блока" дорого обошлась Ляндерсу - он дважды сидел, после второго срока был полупарализован... Но имел мужество продолжать жить и работать.

- Виталий Михайлович, - начал Ляндерс - у меня юбилей скоро.

- Отлично. Что хочешь? Путевку в Болгарию?
- Вы знаете, орден хотелось бы...

- Устроим. Сверли дырку в пиджаке.

Дядя любил об этом эпизоде вспоминать, и, когда рассказывал историю про Ляндерса (я слышал ее не менее пяти раз) его по-брежневски кустистые брови сходились в одну линию. И вот - заседание Правления Союза писателей. Дядя докладывает. В конце, оглядывая присутствующих, заявляет:

- Есть мнение (традиционная форма обращения к коллективу в советское время, означающая, что все уже согласовано "наверху" и вопрос решен), - к юбилею товарища Ляндерса дать ему орден.

Но тут случилась заминка. Завистники Ляндерса из числа руководства питательской братии были решительно против награждения. Приводя, в том числе, и явно антисемитские доводы, члены высокого собрания категорически высказались против. Припомнили и дружбу Ляндерса с расстрелянным Бухариным, в те годы еще по привычке числившемся "врагом народа" (хотя сам термин уже не употреблялся всерьез) и то, что Ляндерс дважды сидел по политическим статьям (хотя времена уже были вполне демократичные, на дворе царил, как сейчас выражаются, полный "застой")... Дядя монументально встал и взял в руки телефонную трубку.

Михаил Андреевич Суслов- Придется посоветоваться с товарищем Сусловым...

В комнате началась паника. О приятельских отношениях дяди с могущественным Сусловым, вторым человеком в партии, знали все присутствующие.

- Не надо, не надо беспокоить Михал Андреича по таким пустякам. Орден Ляндерсу надо дать обязательно, - столько для литературы сделал!!!

Дядя был тонким психологом, Суслову он звонить и не собирался. Но власть не терпит сопротивления. Из дяди вышел бы прекрасный покерист, - блефовал он всегда шикарно, и позволял себе это делать даже с первыми лицами государств… Однажды умело пошутил с Чаушеску, во время визита в Бухарест писательской делегации, которую возглавлял.

А при расставании румынский диктатор подарил дяде чучело какой-то птички, видимо, с тонким намеком. Чучело потом сгорело вместе с дачей дяди в Переделкино, во время передела советской госсобственности…

Как-то несколько лет назад я зашёл со своей дочкой на Новодевичье кладбище, чтобы пройдя по тихим аллеям, рассказать ей о великом прошлом нашей несчастной и некогда прекрасной Родины... Хотелось посмотреть и на памятник Артёму (творческий брак по всем параметрам, надо сказать). Прошел и мимо могилы Левитана, с похорон которого началась моя телевизионная жизнь. Что-то потянуло в сторону от центральной аллеи. Я увидел памятник Семёну Ляндерсу, вспомнил дядину историю, улыбнулся. Зачем-то зашел с другой стороны... Это была могила Юлиана Семёнова. Отец и сын лежали рядом, голова к голове, в некрополе выдающихся сынов скончавшейся Отчизны... Я положил руку на холодный камень. Это было последнее мгновение с Юлианом Семёновым.

Новодевичье кладбище. Могила Артёма Боровика. Фото с сайта moscow-tombs.narod.ruНоводевичье кладбище. Могила Юлиана Семёнова. Фото с сайта fotki.yandex.ruНоводевичье кладбище. Могила Юрия Левитана. Фото с сайта jewish-memorial.narod.ru

Что называется, по ходу пьесы:

Справка Всемирной Энциклопедии Путешествий
  • Коккинаки, Константин (1910-1990) - дважды Герой Советского Союза, летчик-испытатель. Назад
  • Семёнов, Юлиан, настоящая фамилия - Ляндрес, (1931-1993), - русский советский писатель, сценарист, журналист. Автор выдающихся бестселлеров советского времени - цикла романов о разведчике Владимирове (работавшем у "белых" под именем Максима Максимовича Исаева, а в Германии - Макса Отто фон Штирлица, оперативный псевдоним - Юстас), других повестей и рассказов. Журналист, после войны взявший интервью у виднейших деятелей Третьего рейха (Отто Скорцени, Альберта Шпеера, Карла Вольфа - начальника штаба Генриха Гиммлера...). Основатель газеты «Совершенно секретно» (1989), для которой придумал название. Один из пионеров жанра «журналистские расследования» в советской периодике. Назад

Карл Вольф (начальник штаба Гиммлера) с Гиммлером (справа). Фото с сайта schwerpanzerabt.narod.ruОтто Скорцени. Фото с сайта reibert.infoОтто Скорцени с Гитлером. Фото с сайта proza.ru

  • Окуджава, Булат (1924-1997) - выдающийся советский поэт, композитор, литератор, прозаик и сценарист. Автор около двухсот авторских и эстрадных песен, написанных на собственные стихи, один из наиболее ярких представителей жанра авторской песни в 1950-1980-е годы. Совесть эпохи. Назад
  • Боровик, Артём (1960-2000) - известный, талантливейший российский журналист, возглавлял издательский холдинг «Совершенно секретно». Сын выдающегося журналиста и писателя Генриха Боровика. Назад
  • Озеров, Виталий (1917-2007), советский критик, литературовед, доктор филологических наук, профессор. Выпускник Московского института философии, литературы, истории (ИФЛИ). Ректор Литературного института имени А. М. Горького (1955-1958). Главный редактор журнала "Вопросы литературы" (1959-1979). Секретарь правления Союза писателей СССР (1967-1986). Лауреат Государственной премии СССР, кавалер ордена Ленина и других госнаград. Назад

Николае Чаушеску. Фото с сайта liveinternet.ruЯ как-то спросил у дяди, что там у него было с Чаушеску. Дядя сообщил, что поинтересовался у "Железного Генсека", правда ли, что в братской социалистической Румынии запрещены анекдоты про лидера компартии? Чаушеску, мягко улыбнувшись, ответил в том духе, что: "Конечно же нет". А через несколько дней, когда делегация Союза писателей отбывала в пределы священного Отечества, дяде передали подарок от Чаушеску: изданный в одном экземпляре сборник анекдотов про руководителя Румынии и пару чучел. Здесь уж, хочешь-не хочешь, вспомнишь хрестоматийное:

  В кабинет к себе он почти никого не пускал, и по институту ходили смутные слухи, что там масса интересных вещей. Рассказывали, что в углу кабинета стоит великолепно выполненное чучело одного старинного знакомого Кристобаля Хозевича, штандартенфюрера СС, в полной парадной форме, с моноклем, кортиком, железным крестом, дубовыми листьями и прочими причиндалами. Хунта был великолепным таксидермистом. Штандартенфюрер, по словам Кристобаля Хозевича, — тоже. Но Кристобаль Хозевич успел раньше.  

Братья Стругацкие, "Понедельник начинается в субботу" Назад

  • Суслов, Михаил (1902-1982) - выдающийся советский партийный и государственный деятель, член Политбюро, секретарь ЦК КПСС (1947-1982). Отвечал за идеологическую линию, но с работой, как сегодня видим, не справился… Назад
  • Левитан, Юрий (1914-1983) - диктор Всесоюзного радио, диктор Государственного комитета Совета Министров СССР по телевидению и радиовещанию, народный артист РСФСР (1973), народный артист СССР (1980); обладатель редкого по тембру и выразительности голоса. Во время войны по личному указанию Сталина, не без основания считавшего, что удивительный талант диктора помогает нашим войскам и всему народу переносить ужасы войны, читал Сводки Совинформбюро. Гитлер объявил Левитана своим личным врагом. Назад

2004. Государственный дом радиовещания и звукозаписи. Я в студии, откуда выходил в эфир Юрий Левитан. Думаю, сейчас она уже ликвидирована2004. Государственный дом радиовещания и звукозаписи. Я в студии, откуда выходил в эфир Юрий Левитан. Думаю, сейчас она уже ликвидирована

Статья просмотрена: 4771
Рейтинг статьи: 7
Bookmark and Share
Страны: СССР
Александр Федорченко
Источник изображений: Из архива автора и открытых источников, ничьи права не нарушены
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 18 )
 Кузнецов
Плотно, внятно, вкусно. Вообще, мемуары - это такое тонкое ремесло, так и тянет себя похвалить. Александр не преминул, ну и правильно сделал - в жизни так мало приятных моментов, чтобы о них забывать. Разве плохо потом мельком так внукам - А я Ленина видел... Хотя... внуки могут и уточнить - кто это - Ленин.
Юлиан Семенов - конечно, глыба, но замечательно именно время, в которое все это происходило. Об этом надо книжки писать. У Александра, видит Бог, об этом времени писать получается. Читайте и анализируйте, господа. А я вот по-стариковски поностальгировал... всплакнул возле компьютера...
 Федорченко
Леонид, спасибо за внимание. Скажу честно: Ленина не видел. Но мой прадед дружил с его помощником, возглавлявшим, к слову сказать, первую советско-германскую Памирскую экспедицию (в которой принимал участие мой дед). Об этой неоднозначной истории (дружбе прадеда с Горбуновым) и попыткой Ленина наладить связь с моим прадедом, в октябре на сайте будет статья. Так что ваш ироничный выстрел был, как ни странно, весьма точным.
 Федорченко
Этот коммент я получил от своего отца, который, в отличие от мамы, еще не научился как следует пользоваться сайтом, но уже уверенно пользуется "мылом". Вот его отклик (брошенный мне на "мыло"):
С интересом прочитал твои воспоминания про общение с замечательным писателем Юлианом Семёновым. В самом деле, Мастер был прост как Правда и отнести пропуск с 12 этажа телецентра Останкино на первый этаж в бюро пропусков для него ничего не стоило. Пропуск был нужен его, кажется, дочери (точно не помню). Услышав распоряжение редактора администратору "отнести пропуск", писатель замахал руками: "Что вы, что вы! Я сам отнесу..." и, схватив бумажку, помчался вниз. А чем он занимался в редакции популярнейшей в те давние времена передачи "Клуб путешественников?", - спросите вы. Юлиан Семёнов вместе одним из редакторов "Клуба" - Мариной Столбовой пытался разгадать тайну янтарной комнаты. И, нужно сказать, разгадал бы... но: начались перестроечные времена, "наезды" на передачу - то язык у нас не современный, то тематика не та, то герои передачи приглашаются не те и т.д. Марина с мужем уехала в Израиль, коллектив "Клуба" развалился – почти все ушли на только что созданное тогда Российское ТВ. Юлиан Семёнов покинул этот мир. Тайна янтарной комнаты повисла на долгие годы во тьме неизвестности. Но задолго до печальных событий, только что описанных, мы поднимались по т.н. "диктороской" лестнице (дикторы, как правило, пользовались этим устройством, когда им было нужно подняться в информационные студии). Так вот, идём мы по этой "дикторской" лестнице и на одной из площадок стоит стайка ТВ-девушек, курят и что-то обсуждают. Подходим ближе и слышим, на какую важную тему идёт разговор. Одна из стайки, в то время уже член КПСС, экзаменует свою подружку, которая готовилась к заседанию парткома, где эту красотку собирались принять в ряды КПСС. "А что говорил товарищ Брежнев на ...конференции партии" - спрашивает старший товарищ. Красотка хлопает красивыми глазками, готова расплакаться, т.к., что говорил товарищ Брежнев, она, естественно, не помнила. А это, как понимаете, не к лицу кандидату в члены партии! Экзаменатор же, глубоко затянувшись сигаретой и выпуская дым колечками, с видом явного превосходства, сообщила глупенькой подружке, что на конференции тов. Леонид Ильич Брежнев сказал что "экономика должна быть экономной". Как раз на этом месте интеллектуальной беседы мы проходили мимо и, не задерживаясь у стайки, известный писатель бросил: "экономика должна быть прибыльной". Наверное, про себя он подумал: сообщите это Генеральному секретарю. По поводу автомобиля писателя сообщаю, что во время нашей с ним работы он ездил на белом "Мерседесе". Может быть, был у него и "Volvo". Человек с известностью Юлиана Семёнова мог иметь (даже в те времена) два, а то и три авто. Посылаю, Александр, тебе эти сведения не для публикации. Может быть, тебе это может пригодиться. Ну, а кроме выше написанного, сообщаю, что твои воспоминания о встречах с Ю.С. интересны, остроумны, и, несмотря на временную отдалённость, актуальны.
 Буль
Читать воспоминания о времени, которое проживал сам, о людях, о которых знал немало, но гораздо меньше, чем автор статьи, интересно чрезвычайно. Как всегда много интересной информации, и великолепный язык! Александр, спасибо!
 Барабанов
Александр, очерк прочел с интересом. Два критических замечания. Злоупотребляете властью. Очерк не путевОй. Но если жизнь это путь, тогда ВЭП это про Жизнь. И второе. Я вот был в Париже, а на фоне Эйфелевой башни не сфоткался. Теперь никто не верит, что был... То, что вас Ю.С. подвозил может никто и не видел, а вот фото, где вы с книжкой, на которой дарственная надпись мастера, сильно бы реалетизировало...Документс. А тот я , вот, захожу в мебельный,там кресло из вишни. Я продоващице: "Чем докажите что вишня, а не полеуритан". А она говорит: "Вон же на этикетеке написано, "вишневое дерева" и цвет вишневый..." " А документикс, сертификат есть?" - спрашиваю. А она: "Ну, не хочите, не бирите. Вы на кресле или документе сидеть будете". А подпись Ю.Семеннова я знаю. У меня где-то книжка с автографом была. Так что, усрочняйте фотографирование!
 Федорченко
Фото с человеком-глыбой у меня, к сожалению, нет. Я ведь на записи передачи работал в поте лица. Книжка с автографом действительно есть. Но в связи с переездами запрятана где-то в коробках на антресолях... Есть и книжка Ю.С. с автографом Штирлица - Вячеслава Тихонова. Там же... Есть здоровская фото с Плейшнером (Евгений Евстигнеев, - мы с ним принимали участие в одной картине, - я "снимался" статистом - был "американским полицейским")... Маму - сотрудника ЦК ВЛКСМ - потом за эту фото вызывали к особисту. К сожалению, и эта фото там же, а на ней Плейшнер/Евстигнеев тоже трогательную надпись оставил...
 Федорченко
Подтверждаю: было такое. И,более того: когда я работала в Сирии, то показала эту фотку сотрудникам, и вдруг один сказал: "Ирина, уберите и никому, никогда...Кое кто может заинтересоваться..."
 Федорченко
Понравилась первая часть статьи. Вспомнила, как моя тётя - жена, упоминаемого Александром дяди и по совместительству зав. отделом прозы в самом популярном в то время (даже более, чем "Огонёк") журнале "Юность", по ЛЮБОМУ поводу говорила: "Ира, ты с ума сошла! Это НЕ ТЕЛЕФОННЫЙ разговор". Да, запугал их тот строй, и так никогда они от того жуткого страха не избавились...Очень понравился эпизод с переживаниями, что никто не увидит, кто подвозит Сашу к дому! И я бы, наверняка, переживала! Сам Юлиан Семёнов! А пластинка, подписанная Булатом Окуджавой и принесенная мне сыном, до сих пор у меня хранится. А вот вторая часть статьи мне не понравилась. Не понравился снобизм и неприятие поговорки, что о мёртвых или хорошо или никак.
 Федорченко
Я этих людей мёртвыми не считаю. Они - в воздухе нашего времени, наполненном тленом и разложением, и бороться с ними надо, пусть даже и так, как Петр I, выкапывавший трупы врагов и стрелявший их прахом из пушки.
 Литвинович
Интересно все, и статья, и комментарии, особенно нам, людям, жившим в то время, но видевшим все только с "парадной" стороны.
 Kim-Stanco
Natalya Kim-Stanco 5.07.2011 в 13:46 (ссылка)
Мемуары - путешествия по уголкам своей памяти,проявления своего генеологического древа на фоне всеобщей исторической мозаики ярких деятелей того времени,вереница забавныех ,трогательных а иногда и печальных историй с философскими вкраплениями о причудливом распределении ролей в театре жизни...,в фокусе четырех мгновений с великим человеком.Браво,Александр.
 Федорченко
Наташа, спасибо. Именно это мне и хотелось передать. А не написать эссе "Я и Юлиан Сёменов". Еще раз спасибо.
 аникиев
Александ обожаю читать такие истории о знаменитых людях.Сам прикасался ,правда иногда ,к музыкантам и политикам в советское время и видя их в приездах в реальной жизни к нам на Север.А с телефоном история -классика,сам один раз в молодости использовал такой же прием для выбивания одного дела -).
Спасибо еще раз ,прочитал на одном дыхании
 Романовская
Не уверена, что смогу точно сформулировать свои впечатления. Двойственность, какое-то странное "послевкусие: и не нравится, и не нравится одновременно. Хоть Александр и написал, что не хотел создать эссе, но на мой взгляд, так и получилось. Но в этом и есть прелесть: рассказать о себе в окружении знаменитых и известных.
 Федорченко
Когда у меня впервые возникла идея написать о том, как удивительно судьба свела меня с целым рядом обстоятельств вокруг "матёрого человечища" - Юлиана Семенова, - сразу стало ясно, что значительное количество читателей воспримут материал, как желание автора примазаться к человеку-глыбе и стать авторишкой очерка из серии "А я Ленина видел". Что, собственно, и представляет из себя стандартный современный мемуарный ряд. Правда, он еще обычно дополнен обливанием грязью всех, кого не попадя, - родственников, современников, - короче, всех, кроме автора. Я заранее, вполне сознательно, решил на эту группу "читателей" не ориентироваться, а отнести свой, с позволения сказать, очерк нравов того теперь уже далекого времени, к другой аудитории, выразителем которой стала автор одного из комментариев моей статьи Наталья Ким-Станко. Именно ее комментарий наиболее точно отражает то, что мне хотелось передать в своей совершенно незамысловатой статье. Большая удача судьбы, что я, в силу административных обязанностей, столкнулся и "одно мгновение" пробыл с Юлианом Семеновым. Такие же мгновения, даже более глобальные, были у меня и с Горбачевым, и с Ельциным, да с бесчисленным количеством псевдоисторических статистов (как перечисленные граждане, например) и действительно великими людьми. Но здесь, с Юлианом Семеновым, был целый набор совпадений, пересечений, мистических наложений на события, - и в моей жизни, и в моей семье, и в близких мне людях, как, например, Артем Боровик. Именно поэтому мне и показалось интересной эта тема. При этом самого себя я не считаю чем-то вроде подмастерья на исторических подмостках. И моя роль в истории, пусть даже одной отдельно взятой Энциклопедии, не такая маленькая, так что, думаю, для первой категории читателей очерка я не постеснялся бы выбрать название "Юлиан Семенов в зеркале моей семьи" )). И еще: я рад, что материал не оставил читателей равнодушными. Любой жанр хорош, кроме скучного! И оценки "и не нравится, и не нравится одновременно" мне очень лестны.
 Печенегов
Люблю читать мемуары о людях великих и не очень... Прочел с большим интересом. Писать много нет возможности, связь в сети ограничивает. Тронула фраза:"Ну, хана вам! Кончилось ваше время!") покоится на Новодевичьем кладбище вместе с Н. В. Гоголем, А. П. Чеховым, Ф. И. Шаляпиным, М. А. Булгаковым, В. А. Гиляровским, Е. Б. Вахтанговым... И, конечно, Б. Н. Ельциным." Смело, но ТОЧНО сказано! Спасибо, Александр! Хотелось бы почитать ещё что-то в этом жанре. Это тоже ПУТЕШЕСТВИЯ.... в прошлое! Они заслуживают внимания и учат нас правде жизни. Любо!
 Федорченко
Ха! Заказ принят. 2 октября будет моя эпическая статья об одной неоднозначной истории моей семьи, ставшей основой хрестоматийного рассказа о Ленине, известного каждому, кто проживал в зазеркальной стране - СССР. Статья основана на реальных фактах - дружбе моего прадеда с выдающимся ученым-химиком, руководителем первой советско-германской Памирской экспедиции, одновременно - секретарем Совнаркома РСФСР и личным секретарем Ленина - Николаем Горбуновым (расстрелян в 1938) и попыткой Ленина наладить связь с моим прадедом.
Йети съел этот комментарий
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел/факс +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо