Остров погружения
Читать весь цикл статей: Страна трёх континентов
Аннотация серии статей

Чили - страна дикая, но симпатичная. Дикая в смысле природы и географии, симпатичная в смысле населения (особенно женщин) и обычаев. Здесь есть пустыни, океан, виноградники, тополиные рощи, непроходимые леса, а также доступные без кошек и веревок пятитысячники, вулканы, степи, айсберги, киты и пингвины. И всё это доступно. На рейсовом автобусе можно доехать почти до Антарктиды. Есть отличные дороги и уютные гостиницы. И одновременно есть то, без чего нет путешествий - сотни километров одиночества. Здесь удается слиться с пейзажем и людьми. Стать незаметной ниточкой огромного пестротканого полотна. Я предлагаю вам приоткрыть дверь в Чили. Наша мини-серия покажет вам совсем немного. Для начала.

Про каменных истуканов острова Пасхи знает почти каждый. Добираться до него долго и далеко, но не трудно. Нужно только терпение. И время. А стоит? Если вас интересуют только истуканы, не советую. Про них есть немало отличных фильмов. Лететь на остров Пасхи имеет смысл только мистикам и философам. И не надо планировать поездку. Остров сам вас позовет. Я и не думал о Рапа Нуи. До тех пор, пока однажды в среду я не почувствовал это притяжение. Перед ним невозможно устоять. Купил билет в аэропорту и на бегу вскочил в отчаливающий самолет.

Остров погруженияМой рейс приземлился на острове Пасхи за час до рассвета. Лучшее время оказаться в незнакомом месте. Наш самолет был единственным под лучами аэродромных прожекторов. Ежедневный рейс из Сантьяго прилетает днем, да наш, из Лимы, два раза в неделю утром. 250 человек в день прилетают, или два раза в неделю, 500, столько же улетает. Пассажирские корабли на остров не заходят. Раз в неделю есть рейс до Папеэте, это на Таити, но он погоды не делает. Местных жителей где-то 5000. Остров ничего не производит, кроме фруктов и помидоров. Рыбу ловят, конечно.

Но даже репчатый лук привозят пароходом с материка, за 3700 км. Это территория Чили, и существует остров экономически за счет субсидии чилийского правительства. Он того стоит, превращая огромный кусок Тихого океана в зону исключительных экономических интересов Чили. Пока получил штемпель в паспорте и сумку с багажной карусели, рассвело. Вышел из аэропорта, повернул налево, прошел с полкилометра, повернул направо – главная улица единственного поселка на острове. Прохладно. Тихо. Утренний бриз из Полинезии будит ветви пальм. Остров Пасхи и принадлежит к Полинезии. Её южная граница. Одинокий страж морских рубежей. До ближайшей суши, островов Питкэрн - 2088 километров на запад. Галапагосские острова, Лима и Сантьяго - 3700. Остальные края - ещё дальше.

Остров погруженияОстров погружения

Домики все, понятно, полуэтажные. Зашел во двор, где уже шевелились люди – воскресенье, церковный день. Обычно островитяне встают позже. Во флигеле довольно ветхого дома - комнатки для приезжих. Кровать, тумбочка, вешалка. Один туалет на две комнатки. Следы присутствия клопов. Поговорил с хозяевами, которые соответствовали стандарту комнаток, оставил сумку, но комнату брать не стал, просили 40 долларов. Показалось много (и правильно показалось).  Прошел еще минут 5 по главной улице, переулок налево, в конце синей стеной стоит океан. Как цунами, закрывает четверть горизонта. Такой оптический эффект. Задача момента – найти жилье. На берегу океана - элитный отель, плоский, как камбала. Пустой. Апартаменты по 390 долларов. В лобби в креслах сидит группа русских туристов, 6 человек, примерно моего возраста. Но в отличие от меня, элегантно одеты и выглядят свежо и богато. Пошел дальше, вдоль берега. Опыт меня научил много лет назад, что в любом населенном пункте рядом с отелем люкс наверняка есть заведение экономкласса. Я следовал этому принципу во многих странах. Метрах в 50 нашел комнаты с примерно таким же уровнем комфорта, как и на главной улице, но с персональным туалетом, без клопов, лужайкой с пальмами и видом на Тихий океан, до которого при желании доплюнуть можно. Прямо из комнаты, через дверь. Хозяйка полинезийской внешности, дама лет 60, не вынимая папиросы изо рта, просветила меня рентгеновским взглядом, и заявила – 35 долларов, всем видом показывая, что торг неуместен. И деньги вперед. Я пожал плечами, и всем видом демонстрируя оскорбленное самолюбие, расплатился, накинув за три ночи десятку. Каменное лицо хозяйки треснуло гримаской гостеприимства. Оказалась, кстати, известным и уважаемым на острове человеком трудной судьбы и большой души. Её знает там каждый, и одно упоминание, что я ее постоялец, поднимало мой, так сказать статус, в глазах островитян.

Остров погруженияОстров погружения

Поначалу притягивает океан. Валы. Постоянно меняющиеся цвета воды. Фонтаны прибоя. Бесконечный простор и неохватный горизонт во все стороны. Посидел часа два, надоело. Да и камень жесткий. Поселок состоит из двух улиц, береговой и главной, идущих более или менее параллельно, и еще двух, которые их перпендикулярно пересекают. Зелено очень все и разноцветно. Остров Пасхи – это остров настурции. Она растет здесь повсюду, как сорняк, и очень добавляет красок. И, между прочим, мировой закусон. Десятка три кафе и ресторанчиков, какие аккуратненькие, какие не очень. Два «супермаркета» с продуктами общей необходимости.

Остров погруженияОстров погружения

Поблизости от поселка - площадка с истуканами на берегу океана. Живописно. Но, хотя истуканы и внушительного размера, в общей перспективе они теряются. Может, так и задумано было? На острове есть четыре или пять групп стоящих истуканов, и еще десятка три мест, где валяются их отдельные части, но это просто глыбы камней, ничего живописного в них нет.

Остров погруженияОстров погружения

Разминочный поход занял часа четыре. Перекусил сырой рыбкой – «севиче» - маринованой в лимонном соке с лучком, помидорчиком, пряностями. Вернулся в комнату, подремал, все-таки ночь в самолете - не лучший отдых. Хотя для экономкласса условия прекрасные – удобные кресла, и места, чтобы ноги вытянуть достаточно. Особенно, если наискосок, хорошо, кресло рядом пустовало. Вечером завершил экскурсию по поселку. Поставил, так сказать, галочку. Поужинал опять-таки сырой рыбой – коли уж на острове, мясо как-то странно кушать – но немного по другому рецепту. Где-то полдесятого незаметно стемнело. Проблемхен... В поселке вообще темновато. Домики в растительности, окошки маленькие, лампочки желтенькие. На главной улице фонари хоть нечасто, но стоят, а на моей береговой – один-другой, и все. Кромешная тьма, поскольку от звезд проку нет и луны не видно. А покрытие улицы довольно колдобистое, приходится внимательно ставить одну ногу вперед, нащупывая другой, нет ли ямы. Закрыл глаза – практически никакой разницы, такая темень.

Остров погруженияОстров погружения

Лег спать. Тишина, только тихоокеанский прибой за дверью шумит. Где-то в середине ночи проснулся от пушечного грохота. Проснулся, и это мягко сказано, подпрыгнул на кровати. Спросонья ничего не понял. Вышел на лужайку – все нормально, тишина, только океан шумит. Только задремал, прошел час, наверное, снова ба-бах! Но тут я источник грохота определил – океан. Метрах в 20 от гостиницы в береговых скалах есть живописная расщелина, в которой днем волны красочно фонтанируют. Ночью был отлив, расщелина стала поглубже. И именно ночью приходят «межконтинентальные» валы, - глубокий вздох океана, - которые рождаются где-то в его пустоте и способны пройти тысячи километров. И когда они встречают по дороге остров, то остров вздрагивает. А тут еще эта расщелина... Здорово было бы это увидеть, зрелище фантастическое, но приход этих волн непредсказуем. В первую ночь их было две, во вторую – всего одна, в третью не знаю, потому что от усталости спал очень крепко, да и привык уже.

Остров погруженияОстров погружения

Второй день посвятил восхождению на самую высокую точку острова, 504 метра. На острове четыре потухших вулкана, этот главный. Он находится на дальнем от поселка краю острова. Узнав о моих планах, хозяйка позвонила подруге с машиной. Та отвезла меня к подножию вулкана и наставила на путь восхождения. Вулкан оказался куда более сложного рельефа, чем выглядело снизу. Приятный травяной запах, горьковатый, но не с прелостью, как в субтропиках, а с какой-то пыльной ноткой. Время от времени встречаются изгороди на выбеленных солнцем и ветрами столбах. Склоны по колено заросли травами. На втором часу восхождения я заскучал, но все-таки долез до верха. Вокруг дикие лошади пасутся, их на острове несколько табунов. Полный, то есть абсолютный штиль, и тишина, от которой закладывает уши. Все вокруг застыло – и облака, и воздух, и океан, и остров. Будто внутрь фотографии попал. Сверху остров видно весь. Он оказался большим, 160 кв. километров. Я его как-то представлял более компактным.

Остров погруженияОстров погружения

Поставил галочку и пошел назад. По дороге еще истуканов встретил, единственная группа, которая не на берегу стоит, а в глубине острова. Дошел до низа вулкана, транспорта у меня не было, примерное направление на поселок я сверху наметил – на таком острове трудно заблудиться. Топ-топ по проселку, идти интересно, по сторонам то одно что-нибудь необычное попадется, то другое. В конце концов, часа через три, наверное, вышел к поселку. За ужином разговорился с хозяевами ресторанчика, где опять предпочел рыбу. Население острова состоит из двух основных этнических групп – полинезийцы и чилийцы с материка. Хотя, конечно, есть и оттенки. Хозяева ресторанчика были чилийцы. Спросили откуда я, в шутку ответил – из Советского Союза... Разговор приобрел неожиданный оборот. Островитяне вообще народ разговорчивый, а тут моих собеседников просто понесло. Оказалось, что среди пожилой части чилийского населения острова немало сторонников левых политических взглядов. Попали они сюда после свержения Альенде, кто от греха подальше, а кто и по пиночетовой «путевке». Дети их, уже взрослые, коренные теперь островитяне и ни с материком, ни с коммунизмом эмоциональных связей не имеют.

Остров погруженияОстров погружения

Наутро встал в 5:45, подруга с машиной повезла меня на восточный берег встречать рассвет у самой большой и впечатляющей группы из 15 истуканов. В темноте довольно долго петляли, но окрестностей видно не было. Предложила подождать и отвезти назад, но по цене выходило крутовато, и я отказался. Цены на острове на все туруслуги и в общепите вообще запредельные. Рассвет удался. Солнце, облака, лучи, краски. Кроме меня, было еще человек 15. Галочка. В паре километров от берега - небольшой вулкан, метров 200 высотой, с необычной для острова крутой скальной стеной; остальные возвышенности имеют круглые формы и поросли травой. Причина аномалии в том, что из этой-то скалы и вышли все истуканы острова. Несколько остались лежать в скале в полузавершенном виде. По склонам их рассыпано больше сотни, но только головы, вросшие в землю, и – небольшие, по сравнению с теми, что стоят на побережье. Походил, потрогал. Потом залез в кратер вулкана через довольно узкий проход, метра 2 шириной и с крутыми стенками. В кратере - большое озеро, судя по высокому тростнику по берегам, не пересыхает. Какой глубины, откуда вода берется – спросить не у кого. Судя по следам на берегу ясно, однако, что это - главный водопой для островных лошадей. Хорошо, они уже попили и пошли пастись на просторы. Встреча с табуном в этом узком проходе могла иметь проблематичный исход.

Остров погруженияОстров погружения

Вылез из кратера, нашел проселок, ведущий к побережью. Там рассчитывал выйти на шоссе и вернуться в поселок пешком. Откуда не возьмись, появилась собака, среднего размера, мне по колено примерно, и решила составить мне компанию. Она то плелась у моих ног, то чуть забегала вперед и время от времени на меня поглядывала. Мне показалось, что ей было просто скучно. А может, попрошайничала. Когда подошли к шоссе, отстала. Шоссе хорошего качества, погода романтическая – то солнце сквозь тучи, то моросящий дождик будто тюлевой занавеской затягивает пейзаж. Капризы природы. Ничего особенно интересного по дороге не попадается, на океанские пейзажи я уже насмотрелся. Развалившиеся истуканы не впечатляют, а целых на этом берегу, кроме главной группы, нет. Но шел с удовольствием – рельеф по большей части плоский, кислород с океанской солью. Двигался строго по середине шоссе, по принципу: мало ли что там может быть по обочинам. Ничего, конечно, там нет, но так - интереснее. По моим прикидкам до поселка было максимум километров 25, то есть часа четыре нормального хода. На втором часу встретилась машина. Потом супер-микроавтобус из супер-гостиницы. Где-то через четыре часа опять встретилась первая машина, водитель приветливо помахал рукой, я в ответ с чувством собственного достоинства приподнял шляпу.

Остров погруженияОстров погружения

Окинул взглядом горизонт и с удивлением понял, что к цели своего движения, - поселку, не очень-то и приблизился. Не учел, что дорога идет по берегу, а берег петляет, хотя на плане он изображен сравнительно ровным. Так что по прямой может и 25 км, а по шоссе... Но выбора особенного не было, поскольку сидеть на обочине и ждать попутку представлялось не очень перспективным. Прошло еще часа два, может больше. Будто в спортзале по движущейся ленте идешь – один конец острова не удаляется, другой не приближается, и в картинке по обеим сторонам тоже никаких перемен. Мистика, да и только.

Остров погруженияОстров погружения

На ходу пришло озарение: остров Пасхи – это остров созерцания. Космический портал. Это я на острове от каждого второго слышал. Поэтому все статуи стоят лицом в центр острова. И люди сюда едут не на экскурсию, а для «погружения». За все три дня на дорогах острова я не встретил ни одного путника. Приезжих на машинах возят от одной точки «погружения» к другой. Привозят, оставляют на полдня, потом забирают. И таких погруженцев я видел повсюду – на вулкане, у каждой группы истуканов. Сидят, лежат с совершенно отрешенным видом, сами будто окаменели. Кто глаза закрыл, кто наоборот выпучил, не моргнет. Поскольку этот вид спиритизма мне чужд, и вышло скучновато. Не от той стены гвоздь. Тут сзади бибикнули, чтобы попросить с центра дороги. Мое эго единственного на острове пешехода было удовлетворено, поднял руку, и, следуя кодексу пустой дороги, машина с островитянином остановилась. По дороге с удовольствием поглядывал на спидометр – до поселка оказалось еще 11 километров.

Остров погруженияОстров погружения

На следующее утро собрал свои нехитрые пожитки, освободил комнату и решил на прощание искупаться в океане. На острове есть один маленький песчаный пляж, но он на противоположном от поселка конце. Все остальное побережье – совершенно непроходимые нагромождения лавы, и над водой, и под ней. Но в самом поселке есть купальня – круглая каменная ванна метров восемь в диаметре, защищенная от прибоя каменным волнорезом и с ровным бортиком вокруг, чтобы можно было спуститься в воду. Всё, вроде, как надо, только высота бортика до дна купальни – полтора метра, и на дне тоже камни. Не очень большие, но та же лава, одновременно скользкая и очень острая. И так попробовал, и сяк, сползти вниз без риска никак не выходило. Пара островных ребятишек начала давать советы, а потом показали, - ловкие, как крабы. Сдался. Залезть еще, может, залезу, а вылезать как? Не стоит оно того. Сел на бортик, опустил в воду ноги – жуть! Вода ледяная.

Остров погруженияОстров погружения

Сделал еще кружок по уже почти родному поселку, попрощался с десятком знакомых островитян, поел на дорогу севиче. Не спеша пошел в аэропорт. После трех дней на острове ноги сами меня несли в нужном направлении. Регистрация только началась, быстренько сдал сумку. Сел на травку, прислонился спиной к пальме, солнышко светит, теплый ветерок дует, температура воздуха очень приятная, задремал. Через часик где-то внутренний будильник зазвонил, встрепенулся, вижу, уже посадка начинается.

Остров погруженияОстров погружения

Остров Пасхи - таинственное место. Я совершенно чужд мистике и спиритизму. Но всё время ощущал... чьё-то присутствие? На острове есть места, и немало, которые местные жители с наступлением сумерек обходят за версту. Некоторые занимают по несколько сотен квадратных метров. Есть и такие, что метр на метр. Чем меньше, тем опаснее. Да чем опаснее-то, пытал я островитян? Злые духи, колодцы, провалы в мир привидений, - отвечали они мне невнятно, с опаской оглядываясь. И уж никто никогда в темноте не подойдет ни к одному каменному истукану. По ночам местный народ вообще предпочитает сидеть в собственных четырех стенах. Береженого Бог бережет... Тем, кто хрупкой нервной конституции, категорически не советую заглядывать истуканам в глаза и играть в "кто первый моргнет". И не советую ездить сюда с подругами, женами или друзьями. Это остров одиночества и уединения. Здесь каждый остается наедине с собой. И кем окажется этот ваш внутренний спутник, заранее неизвестно.

Остров погруженияОстров погружения


2014. 45 лет факультету журналистики МГИМО МИД СССР. Слева направо - Алексей Кувшинников, Александр Федорченко, Андрей Черепанов В ходе подготовки материала редакцией я связался с Лёхой (некоторую фамильярность объясняет то, что с автором статьи я учился в одной языковой группе): «А видео ты там не снимал?» Ответ Алексея меня поразил: "Нет. Когда я снимаю на видео, не остается ощущения того, что я вокруг вижу. И когда я потом смотрю это самое видео, оно остается чужим. Другим, возможно, интересно, но для меня самого теряется что-то главное, будто я там и не был вовсе. К примеру, так я вспоминаю рассвет у истуканов, а иначе я вспоминал бы, как я снимал рассвет у истуканов. Есть разница."
Александр Федорченко, Главный редактор planetguide.ru

Статья просмотрена: 3502
Рейтинг статьи: 7
Bookmark and Share
Страны: Чили
Алексей Кувшинников
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 8 )
 Урустемова
Здравствуйте Алексей. С интересом слежу за циклом ваших статей. С любопытством прочитала и новую. Буду ждать, когда "позовет" остров. Хотелось бы пообщаться с местными и все-таки узнать чье-же присутствие...ощущают там жители. Сама, если можно так выразиться, мистик...И читаю материал, чувствуется недосказанность, между строк, наверное, остается место для размышлений...Спасибо за публикации-интересно. С уважением.
 Барабанов
На мой взгляд, Алекесей, рассказ удачный. Дело даже не в том, что вы успешно передали ощущение затерянности клочка суши в космосе океана, это делалось и делается многими. Мне понравилось другое. При полном отсутствии в тексте action, герой просто ест, спит, передвигается в рамках немудрящих туристических задач (исключение последний авторский абзац, претендующий на резюмирующую мистичность) , но возникает эффект магического реализма, Скажем, как у Маркеса в его городе Макондо. Словом, рассказ интересен не только ракурсом на труднодоступное для широкой туристической публики место, но и литературно. А потому последний абзац получился чем-то вроде ремарки автора, сомневающегося, а будет ли он понят этой самой широкой публикой, которой на портале, вообще говоря, нет.
Интересна приписка А.Федорченко об авторе. Я тоже что-то подобное испытываю. Если много фотографирую объект, потом испытываю чувство словно я этот объект в живую не наблюдал, а только через фото или монитор…
 Кувшинников
Меня заинтересовал Ваш комментарий насчет элементов магического реализма в моем очерке. Сам я об этом как-то не задумывался. В любом случае, пытаться имитировать Маркеса не было и в мыслях. Я не могу сказать, что я хорошо знаю Южную Америку. Но я её хорошо чувствую. Маркес ведь не придумал Макондо. Он его почувствовал. И сделал видимым для нас. Он сумел описать сон, который приснился ему в гамаке, висящем среди кустов малиновой и рыжей буганвиллы в глиняных горшках между резными столбами веранды, построенной доном Аурелио в тот год, когда река Маморé принесла столько крокодилов и змей из разлившихся после июньских гроз болот, что жизнь в асьенде Мирафлорес переместилась на не очень покатую черепичную крышу курительного салона. Простите за импровизацию, я только хотел показать насколько важно - и сложно - описать, то что видишь, все равно наяву или во сне.
 Барабанов
Описав подсознательное, вымышленное мы делаем это несуществующее для себя реальным. Как справедливо считал Витгенштей для нас мир это совокупность семантических фактов. Я, зачастую, воспринимаю более реальным описанное, мною же придуманное место ( иногда преснившееся) нежели вполне конкретное, в котором бывал. У вас такое случается?
 Кувшинников
Фотография реальна. Но описание фотографии содержит элемент вымысла. Воспоминания о впечатлениях неизбежно содержат такой элемент. В этом их прелесть и неповторимость. Читатель узнает и о месте, и об авторе. Очерк о путешествии суть рассказ о личности и настроении автора, которая проявляется через его взаимодействие с местом. Мы все очень любопытны, и нам интересно узнать что-то новое о других людях. Места (и ситуации) подлинные и выдуманные вполне могут восприниматься равноценно реальными. Со временем дело основательно запутывается. Поэтому во время поездок я делаю записи,которые при написании очерка служат надежным якорем. Есть у меня и ещё один проверенный способ удерживать себя в границах реальности. Но это секрет.
 Федорченко
За 2 недели статья Алексея набрала в нашей группе на Одноклассниках (http://ok.ru/vsemir/members) 22 лайка!
 Кувшинников
Это, типа, достижение?
 Федорченко
Алексей, не могу дать правильный ответ. Мы разместили анонс о выходе статьи на planetguide.ru в нашей группе на Одноклассниках и 22 человека за 2 недели поставили "лайк". У других авторов таких достижений я не встречал. Конечно, planetguide.ru не Фейсбук и не Вконтакте, но я считаю, что наши "клиенты" - это особенные люди, планка требований у которых очень высокая.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо