eng Всемирная Энциклопедия Путешествий + МГИИТ
 
Июльская пурга
Если я встал на дорогу, то должен пройти её до конца. Он может оказаться за поворотом. А может, в тысячах километров. На этот раз приглашаю со мной на Край Света. С остановкой в Буэнос-Айресе.

Автор на дальнем югеЗимний вечер в центре Буэнос-Айреса. Кафе, кафе, кафе... Булочки, пирожные, дерево, кожа, зеркала, элегантные светильники. Прошлый век. Город европейской внешности без признака туземной экзотики. Напоминает Париж, Мадрид и Вену, смешанные в миксере. Здания обвешаны балконами. Деревья вдоль бульваров в эту пору года голые. Город прозрачен, и все достоинства его архитектуры на виду. Буэнос-Айрес монументален. Вечный город, памятник эпохи. Как известно, Остап Бендер мечтал о Рио-де-Жанейро. Думаю, зря. Буэнос-Айрес больше в его характере.

Ощущается утонченность и элегантность, свойственные и самому Великому Комбинатору. Пусть здесь душно летом и промозгло зимой. Но эта меланхолия, эта ностальгия по эпохам  Властителей и Каудильо, эпохам великих строек, больших денег, и невероятных проектов, последним из которых стала Эвита Перон...  И никаких белых штанов. Моветон. Буэнос-Айрес одевается в строгом итальянском стиле.

Буэнос-Айрес деловойБуэнос-Айрес монументальный

Утром сел на городской автобус и поехал в район Бока. Это недалеко от порта, почти час от центра на юго-запад. Что такое портовый квартал, объяснять не надо. Район бедовый, вроде Марьиной Рощи в её лучшие годы.  Колыбель портового танго, где были написаны  бессмертные песни, где бок о бок с криминалом жили и творили многие из классиков жанра "портеньо". Древний жилой фонд дышит на ладан. Нескольким улицам сделали "макияж" - раскрасили ветхие фасады в яркие жизнерадостные цвета. На первый взгляд, красота, весело и оригинально. Но то ли меланхолия Байреса заразна, то ли я по складу характера склонен к хандре, но мне стало грустно. Эти бодренькие краски - как помада, румяна и тушь на морщинистом лице старой дамы, пытающейся из последних сил, до последних дней сохранить привлекательность. Бока - раскрашенный гнилой пень. Но хотя под слоем краски он трухляв, его сердцевина, его дух, остается  крепкой и живой. Неоднократный чемпион Аргентины по футболу «Бока Хуниорс», команда легендарная во всех отношениях, отсюда. Как и несколько поколений знаменитых боксеров.

Бока. ПанорамаБока. Улица несбывшихся  надежд

С моря дул пронизывающий ледяной ветер. Район ранним утром выглядел вымершим. Только местные старожилы выползли на жидкое зимнее солнышко в одно или два еще не закрывшихся с ночи кафе, чтобы принять в компании по утреннему стаканчику красненького и разогнать тоску-печаль. С каким азартом эти немощные старики, одетые в битые молью свитера и заплатанные брюки, эти трухлявые пни, до хрипоты спорили друг с другом обо всем на свете!

Вернулся в центр, прошел по бульварам. Ухоженные лица, дорогая одежда.  Шляпы фасона "Луис Гардель" и каблуки. Около одиннадцати. Толпы сосредоточенных и торопливых людей в кафе, чашку эспрессо - хлоп, без разговоров, и дальше. Время-деньги? Видишь деньги, не теряй времени? На привокзальной площади крытый рынок-барахолка, африканцы торгуют самострочной одеждой и дорожными сумками. Человеческий прибой бурлит и пенится. В двухстах метрах в сквере - мемориал погибшим во время последней по времени попытки вернуть Мальвины (Мальвинские, или как их называют в Англии, чьей колонией являются острова, Фолклендские – прим. ). Стена с именами павших, торжественно-медленно колышащийся флаг размером с футбольное поле, почетный караул. И никого. Суета и городской шум разбиваются о мемориал, как рокочущая волна и только чуть дотрагиваются до него, будто тихо шипя по прибрежному песку.

Бока. Памятник автору  КаминитоБуэнос-Айрес. Мемориал  Мальвинскому подвигу

Но я отвлекся. Мой рассказ совсем не о Буэнос-Айресе. Я лечу на юг. Моя цель - Край Света. В три утра добрался до каботажного аэропорта, откуда выполняются внутренние рейсы. Толпы невыспавшхся пассажиров, сонный персонал. От души поскандалил с мужиком на регистрации, потом с начальником смены. Всласть поорали друг на друга. На аргентинском диалекте оскорблять противника можно так элегантно! Кровь закипает, а не придерешься. Сняли стресс. Пожали другу другу руки и разошлись. Конечная цель моего путешествия – Усуайя. Огненная Земля, южный берег. Самый южный поселок, самый южный аэропорт. Южнее Новой Зеландии, Южных Сандвичевых островов и даже острова Бувэ. Край Света. Вполне официально. Южнее, через пролив Бигль и несколько безлюдных островов  – только мыс Горн, но там всего-то маяк на островке-скале и смотритель с женой. До маяка всего 146 км.  До Антарктиды меньше тысячи. Вроде немало, но в масштабах континента пустяк. Москва в шестнадцать раз дальше.

Бока. Эвита вечна.Бока. Эпицентр портового  танго.

Рейс приземлился на Огненной Земле в половине десятого утра. Как раз светало. В южных широтах - середина зимы. Легкий плюс, легкий снежок. Но уже через  час температура упала и началась пурга. Июльская пурга на Огненной Земле.

Путешествуя по Южной Америке, я нигде заранее не бронировал гостиницу. Мне нравится прилететь на место, осмотреться, сориентироваться  и выбрать жилье по душе.  Этот метод ни разу не дал осечки. Вот и в Усуайе так, пусть это и край света. Походив туда-сюда с полчаса, остановился в пансионе «Пингвин». Kомната десять квадратов, вид на улицу, кровать, столик, шкаф, тумбочка. Тепло. Туалет общий на четыре комнаты, но других постояльцев на моем этаже не было. Не сезон.

Вопрос с питанием тоже решился легко. Рядом оказалась пекарня, где делали отличные «эмпанады», пирожки с разнообразной начинкой (курица, баранина, копчушка в пряном соусе и с картошкой). На улице слякотно, сыро и ветрено, а внутри тепло и пахнет ужасно вкусно. Есть пара стульчиков, и пока ждешь заказа – все с пылу с жару – наливают горячий «матэ» в горшочек с тростниковой трубочкой с железным мундштуком. Горький ужасно, поэтому пить надо малюсенькими глоточками.  Аргентинский матэ, как пармская ветчина, защищенный брэнд, достояние республики. Народ в пекарне веселый, жизнерадостный, пока испекли заказ, все новости узнал.

Усуайя. ИюльУсуайя. Метель, метель...

Усуайа лежит на полочке между проливом Бигль и хребтом Дарвина. По обрамленной грязными сугробами крутой улочке поднялся до границы поселка. Скользко, ничем не сыпят, но вдоль тротуаров установлены поручни и практически повсюду есть, за что ухватиться. За крайними домами начинаются пологие предгорья, заросшие кустарником и перелесками. Нашел тропку, которая вывела меня на идущую по склону хребта просеку. Перешел вброд неглубокий ручей. Снегу, без преувеличения, по колено. Я прилетел из боливийских тропиков, и остро ощутил перепад температуры в сорок градусов и мгновенную смену пятидесяти оттенков зелёного на пятьдесят оттенков серого.

Усуайя. Пансион ПингвинУсуайя. Июль. Тоска.

Поначалу ещё попадались запорошенные снегопадом остатки следов. Минут через пятнадцать следы исчезли. Передо мной простиралась снежная целина. Снегопад то переходил в пургу, то становился редким и торжественным. Вокруг стояла такая тишина, будто уши заткнули ватой. Сквозь снежные заряды прямо по курсу проглядывали крутые и скалистые горы. Никого по дороге я, понятно, не встретил. Через полтора часа прогулки вышел на полянку, с которой Усуайя с окрестностями лежала как на ладони. Свинцовая вода пролива, свинцовое небо. Между ними - снегá.  Около четырех начало смеркаться, пора идти назад. По снегу в темноте идти нетрудно, но место дикое, есть звери. Развернулся - и ноги соскользнули в скрытую снегом придорожную канаву. Упал на живот, лицом в снег. А там камень. Разбил нос и губы, но по большому счету повезло. Чтобы остановить кровь, туго набил в ноздри снега. Заморозка в прямом смысле. Мои следы уже замело. У границы поселка мною заинтересовались собаки, которые повели себя крайне недружелюбно. Когда я прошел мимо них поднявшись из поселка, вроде был своим. Теперь, когда я намеревался войти в поселок извне, однозначно стал чужим. К тому же пах свежей кровью. А собаки немаленькие, и желания просто поиграть я у них в глазах не увидел. Заметил в снегу высохшую елку метра полтора высотой, у которой ветки торчали во все стороны. Пристроил ее сзади, на манер волочащегося по земле хвоста и махал из стороны в сторону, не давая собакам возможности подскочить и цапнуть сзади. Сработало. Покрутились и отстали. Потеряли интерес.

К вечеру поселок занесло снегом. Зажглись уличные и ресторанные фонарики, атмосфера напоминала лыжный курорт в Альпах. В Усуайе есть несколько подъемников, но они в стороне, и я их не видел. Весело, много людей на улицах, улыбки, ни одно хмурое лицо не попалось. К утру снегопад кончился, в просветах между тучами забрезжило бледно-голубое небо.

Усуайя выросла вокруг тюрьмы, и освоение Огненной Земли было начато зэками.  Лет двести назад аргентинское правительство в вечном споре с Чили решило застолбить за собой часть острова. Поскольку добровольцев не нашлось, построили тюрьму. Недостатка в зеках не было, а по каким конкретно статьям отправляли сюда, не знаю. Вся жизнь заключенных состояла  в том, чтобы за каждый короткий день запасти достаточно дров, чтобы ночью не замерзнуть насмерть. Через несколько лет весь сушняк в окрестностях Усуайи был сожжен, и чтобы выжить, аргентинские зеки смастерили рельсы, увеличили радиус заготовок, и получили доступ к нетронутым источникам дров. Сначала рельсы были деревянные, и заключенные сами толкали по ним вагонетки. Позже власти, заинтересованные в выживании  колонии, помогли построить настоящую узкоколейку. Тюрьму закрыли году где-то в сороковом, дорога за ненадобностью пришла в негодность. Но лет десять назад правительство решило развивать туризм и патриотизм. Нашлись энтузиасты, которые с господдержкой отреставрировали паровозы, построили мини-вагончики, отремонтировали пути и запустили дорогу вновь. Семь километров поезд идет больше часа.

Усуайя. Южная оконечность  Огненной ЗемлиУже чук-чук пары, кондуктор дал  свисток

И вот чук-чук, пары, кондуктор дал свисток... По сторонам - дикая природа, горные хребты. В просторной долине, наклонив голову к снегу, стоит одинокая лошадь. Наутро после снегопада всё так красиво, будто в новогоднюю открытку попал. Всю дорогу гид навевал тоску красочными рассказами о полной безысходности и лишений жизни зеков. Типично аргентинская склонность к меланхолии. Русской душе, впрочем, близкая.

Локомотив Южной  Железной  ДорогиИ лишь одинокий гудок  паровоза...

На конечной станции сели на бусик и покатили на цепях по заснеженному проселку, через холмы и заваленные снегом леса. Дорога кончилась у залива Лапатайа. Нулевой километр Панамериканский автострады, по которой когда-нибудь каждый желающий сможет легко проехать от пролива Бигль до Берингова пролива. На парковке диких лис примерно столько же, сколько туристов. Их (лис) на Огненной Земле расплодилось изрядно, и чем мышей ловить, предпочитают попрошайничать. Туристы сюсюкают и дают харчи от души. На обратной дороге сделали остановку на озере Рока, обрамленного на чилийском берегу заснеженными хребтами. Чистейшая вода, дно из мелких-мелких разноцветных камешков. Снял ботинки, завернул брюки, зашел в озеро по середину голени, поплескался. Вода, конечно, холодная, но не ледяная.  Очень приятно. Потом походил босиком по заснеженному берегу пока пятки не онемели.

Маяк на выходе из пролива Бигль  в Южную АтлантикуМорские львы в проливе Бигль

Вторая главная достопримечательность зимней Усуайи - рассвет. Описать его невозможно. Напоминает загробный мир в фильме "Куда приводят мечты" с Робином Уильямсом. Небо переливается красками от угольно серого до лилового, пурпурного, розового, золотого. Буйство цвета и над головой, и под ногами в зеркале залива. Ощущение галлюцинации. Солнце так и не показывается из-за гор. Небо и вода вновь становятся привычно свинцового цвета, но благодаря тонкой облачности на этот раз с теплым золотистым оттенком.

Огненная Земля. Аргентинская  Колыма.Озеро Рока. Вид на Чили

Время от рассвета до обеда я скоротал в море. Прогулка по проливу Бигль на пароходе прекрасна. Мне нравится простор, широкое открытое пространство. Поэтому мне не по душе пещеры, джунгли и города. Помимо любования суровым простором, прогулка дала возможность посмотреть, а главное, понюхать, животный мир. Сначала подошли к расположенному посередине пролива каменному островку десять на пятнадцать метров, сплошь покрытому морскими львами. Когда подрулили к острову метра на три, львы заревели в голос, демонстрируя отсутствие гостеприимства. Ветер сменил направление и завоняло хуже чем в нечищенном свинарнике. Удар по обонянию оказался настолько мощным, что в порядке защитной реакции мой организм наглухо закупорил нос.

Усуайя. Рассвет. НачалоУсуайя. Рассвет. ПродолжениеУсуайя. Рассвет. Финал

На соседнем островке кучковались в немеряном количестве магеллановские пингвины. Они мелкие и щуплые, с длиной шеей, напоминают безногую цаплю. Группы львов и стайки пингвинов то тут, то там попадались и в водах пролива. Часа через полтора дошли до маленького маяка, расположенного на каменной шишке на выходе в океан. Впереди берега раздвигались, дальше суровые просторы Южной Атлантики. На аргентинской стороне стеной высится хребет Дарвина двухкилометровой высоты. Чилийский берег представлен островом Навариньо, ландшафтных красот не имеющим.

Автор на Краю СветаМагелланов пингвин на фоне  хребта Дарвина

По возвращении в Усуайю в антисанитарных условиях поселковой харчевни съел порцию жареного на углях мальвинского барашка. Он просто таял  – не во рту, в руках. Вытер руки о шляпу. Встал на краю Огненной Земли, лицом к Антарктиде. Южная Америка навалилась на плечи. Спинным мозгом почувствовал энергетику мест, куда меня привела дорога – каменные истуканы Полинезии, пески Атакамы, нищета Москитного берега, обочины Бразилии, снежные хребты и затерянные между ними поселки Боливии. Ведь это то, что внутри нас, заставляет выбирать дорогу. Берег пролива Бигль, как горная вершина. Отсюда есть только один путь – назад. Вдоль и поперек Южной Америки,  до Тихоокеанского побережья почти у экватора,  наискосок над Венесуэлой и Карибами, через Атлантику, и от Мадрида знакомым коридором до цели. Шесть самолетов, и я дома.

Статья просмотрена: 2057
Рейтинг статьи: 6
Bookmark and Share
Страны: Аргентина
Алексей Кувшинников
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 6 )
 Урустемова
Вот и я с Вами невидимкой пошагово побывала в путешествии. "Душевные" скандалы, интеллигентные споры...Подробно, с мелочами, но все живо представляешь,даже,когда руки о шляпу вытирали.:))Необычно, но любопытно..
 Федорченко
Насколько я понимаю, руки вытирались о поля шляпы, как в фильме "Свой среди чужих..." Тоже долго представлял, каким образом интеллектуал Кувшинников вытирает руки о шляпу. И почему о шляпу. Не исключаю, что это художественный прием, которым автор хитро' овладевает мыслью читателя. Впрочем, на Востоке, если у тебя халат не засаленный (о него вытирают руки после плова, который, собственно, едят руками), - с тобой и разговаривать-то не будут. Типа, беднота, плов не кушает. А в Аргентине, видать, свои традиции!
 Барабанов
Размещаю отзыв в ответе на коммент А.Ф,, т.к. в самостоятельном окне отзыв не оставляется)))

Алексей, своей серией вы внесли свежую струю в публикации о туризме, в т.ч. на ВЭП. Сегодня очерки такого рода обычно представляют собой перекличку с путеводителями + добавление оборотов типа « меня поражало и изумляло» и непременно «шокировало». Причем авторов шокирует даже тот случай, когда они по неосторожности сели на мокрый стульчак унитаза… У вас эта серия очерков мне напоминает графику, с малым количеством линий, зато очень верных. Так, несколько строк о столичном городе создало у меня вполне объемное представление о нем, чего не дало чтение некоторых знаменитых текстов, к примеру, Зигмунда и Ганзелки. Своеобразие вашего изложения еще и в том, что во всех очерках у вас за кадром мотивы и цели поездки, есть только линейный процесс, но сделан он здорово, от этого, видимо, и графический эффект. Правда этот эффект, для тех, кто понимает. Массовый читатель заскучает, не поняв зачем лететь на край света из респектабельного Б.-А,, ради того чтобы полазить по сугробам и расквасить себе нос… А мне именно это очень нравится и, похоже, таков ваш фирменный стиль. Этого, кстати, нет в тексте, который вы просили меня почитать, и котором я пока не сложил мнения, но по первому вкусу мне он не понравился. Но об этом, когда почитаю ышшо. Поскольку правила хорошего тона требуют дать в отзыве критическое замечание, отмечу, что вы не избежали оборота, от которого, пардон, «Я в шоке», это то, что вы почувствовали «энергетику»…. Я вам как коммунист коммунисту со всей партийной прямотой заявляю: вот эта «энергетика» точно не наше «писательское». Энергетика это отрасль промышленности, а вы, скорее всего, почувствовали изотерический потенциал места…Энергетику могут почувствовать Ф.Киркоров с Басковым, а вы все же поёте иные песни, и надеюсь впереди у вас много шлягеров и не обязательно в попсе. С писательским приветом, лауреат премии ВЭП В.Барабанов.
 Кувшинников
Виктор, получить один отзыв от Вас для меня гораздо интереснее, чем не получить сто отзывов от т.н. "массового читателя", потому что его все равно ничем не зацепишь. Но Ваша проницательность меня пугает. Мои очерки, действительно, как Вы абсолютно верно подметили, "нарисованы карандашом", причем довольно мягким. Что касается Вашего принципиального замечания по поводу злоупотребления словом "энергетика" в значении "напряжение изотерического поля", то как меня тогда на Пасхе шарахнуло, так я с тех пор иногда слова путаю. Отрадно, что не я один - см. например "Оккультная безопасность - IV. Энергетика места"
 Барабанов
Да, уж, в штампах и ошибках мы не одиноки. Но меня лично еще больше огорчают свои ошибки, если они не индивидуальны, а такие же как у записных профессионалов слова. Будем же делать ошибки, местами грешить бональностями, допускать неточности, но свои, а не те, которые стали языковой нормой серости. Смотреть энергетику не буду. Терпеть не могу изотерику, как таковую, больше не терплю только астрологию. Конечно, можно почувствовать энергетику места, особенно остро и обоснованно, если рядом электростанция..
 Кувшинников
Уважаемые коллеги, вы все правильно сообразили. Я в путешествиях носил пасянскую противоударную шляпу-каску, которая ухода не требовала, но на заботу отзывалась благодарно. Бараний жир придавал ей некоторый лоск и попутно улучшал водоотталкивающие характеристики.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо