Очуметь от этой Боливии: Три свежих листика коки
Читать весь цикл статей: Очуметь от этой Боливии
Аннотация серии статей

Я прожил в Боливии два года. С некоторой натяжкой это можно считать одним длинным путешествием. Но всё-таки повседневная жизнь, пусть даже в другом (и по горизонтали и по вертикали) полушарии, при всей её необычности, всё равно повседневная жизнь. А путешествие - это перерыв в повседневности. Поэтому я выбрал двенадцать эпизодов, которые оставили особенно яркие воспоминания. Пристегните ремни, дорога полна неожиданностей...

Путешествия по Боливии поражали меня необычностью географии. Но более увлекательным, чем перемещение в физическом пространстве, стало для меня проникновение в духовное измерение тысячелетней культуры аймара.

На боливийском кладбище в День  всех святых. С сайта gemenbolivia.files.wordpress.com«Дом духов» - называется роман Исабель Альенде, получивший мировую известность. Смысл, если кратко - прошлые поступки людей создают эмоциональную сеть настоящего. В День Всех Святых, который отмечается в Боливии со впечатляющим размахом кладбищенской фантазии, я собрался поехать в боливийский «дом духов». По внешним признакам, День Всех Святых, это ежегодные поминки. Накрывают на кладбищах столы, вопреки всем громогласным запретам и контролям проносят и напиваются. Обязательный элемент убранства стола - небесные лесенки.

В них заключается ключ к пониманию одной из граней боливийского характера. Поминки - это проводы. А День Всех Святых - встреча. По небесным лесенкам души усопших каждый год на два дня возвращаются, будто в отпуск из бессрочной командировки, и пообщаться с ними - огромная радость. Смысл застолья у могильной плиты в том, чтобы встретив их любимой едой, дать им силы по тем же лесенкам вернуться в никуда, непременно с надеждой на новое возвращение. Когда праздник общения кончается, и все опять на своем месте, кто здесь, кто там, лесенки сжигают. И каждый год делают новые. В эти дни царит особенная атмосфера, душе хочется магии. Но не на кладбище же пьянствовать с чужими покойниками?! Так возникла идея поехать в "дом духов". Провинция Юнгас - одна из многих в департаменте Ла-Пас, но вне сомнений, самая главная. Здесь находится основной исторический район выращивания коки в Боливии, 12 тысяч гектаров. Продукт исключительный. Листик к листику, размером с ноготь, жилки гибкие. Положив их за щеку, через пару минут чувствуешь во рту легкое онемение. Минут через пятнадцать начинается мягкий прилив сил, который ощущаешь несколько часов. Приятная травяная горечь не такая пронзительная, как у аргентинского йерба мате.

  Йерба мате. С сайта 123rf.comЙерба мате - заваренный кипятком настой сушеных над огнем листьев кустарника Ilex paraguariensis. Популярен в Аргентине, Парагвае, Уругвае и южных штатах Бразилии. Стимулирует нервную систему, мышцы, и обмен веществ. Усиливает выделение желудочного сока и улучшает пищеварение. Содержание до 2% кофеина воздействует на кровообращение.  

Википедия

Тот чистая полынь, а вкус коки просто бодрит, а не коробит.

Справка Всемирной Энциклопедии Путешествий

В Боливии коку называют "священным листом". Конституция страны признает её культурным наследием и фактором социальной сплоченности. Выращивание коки и торговля необработанными листьями разрешены местными законами. Более того, это право признано и странами-членами Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 года, участником которой Боливия остается. Президент Эво Моралес сумел добиться международного признания здравого смысла и опирающейся на него боливийской национальной идеи. О своих возражениях заявили только США, Россия и еще полтора десятка стран - всего семнадцать из 189.

  Президент Боливии во Моралес  Айма вас приветствует тремя листиками  коки. С сайта  msnbcmedia.msn.comСогласно Конвенции, опирающейся на представления конца 50-х годов прошлого века, листья коки сами по себе квалифицированы как наркотическое средство. После более полувека исследований учеными разных стран установлено, что в своем природном виде листья коки наркотиком не являются, в отличие от солей кокаина, получаемых путем химической обработки листьев коки ядовитыми веществами, включая керосин, бензин, ацетон, известь, серную кислоту, едкий натр.  

Примечание автора

Провинция Юнгас делится на два района. Северный, с центром в поселке Коройко. Там крутятся большие деньги, там интересы в виде кабаков, притонов, ночлежек, ну и типа, гостиниц, тоже. Туда проложили недавно отличную асфальтированную трассу, и туда по выходным скатывается теперь треть Ла-Паса, чтобы гулять на все. Коройко процветает.

Шоссе в КоройкоПеревал на шоссе в Коройко

Южный Юнгас, с центром в поселке Чулумани, тоже, конечно, хотел бы превратиться в Нью-Коройко, но пока кишка тонка конкурировать в плане производства коки, а значит, оборота денег, а значит, дороги, а значит, и вообще. В Чулумани идет древняя, как мир, грунтовка, которую каждый год смывают дожди и оползни. Если с трассы на Коройко с её шелковым асфальтом свернуть на грунтовку, идущую в Чулумани, то от силы через полтора часа вы и попадете к "Дому духов", более известному под названием Замок попугаев. В середине 30-х годов тогдашний президент Боливии Хосе Луис Техада Сорсано решил устроить себе место для отдыха и уединения в условиях приятного климата.

Ла-Пас всегда был, и поныне остается, местом жизнерадостным, простецким и беззлобным. Но если здесь жить долго, периодически и вдруг возникает желание сорваться куда-нибудь на пару дней. Куда, неважно, лишь бы отсюда. Может, это оттого, что Ла-Пас - в яме, и нет перспективы, может, высокогорье, может, тяжелый климат с ледяными ливнями и градом, может, просто тучи давят на плечи и настроение. Как бы то ни было, я вполне понимаю желание президента Техады завести себе Нижнюю Дачу.

Президент Хосе Луис Техада  Сорсано. С сайта image.slidesharecdn.comДействуя в традициях эпохи, Техада пригнал контингент пленных парагвайцев с войны в Чако, организовал мини-Гулаг, и те ему живенько построили из местного вечного камня дом в два (щедрых) этажа, с круглой башней, ну, там конюшня, черная кухня, гараж, казарма для прислуги, и все такое. Так ладно построили, что и по сей день отлично стоит. Недавно провели электричество, водопровод. Но в спальне президента Техады по-прежнему его кровать, и его бюро, бритвенный прибор и даже что-то из одежды. Особо смелым предлагают переспать на президентском матрасе. Ничего святого...

Почему особо смелым? Тут-то мы и подходим, наконец, вплотную к теме душевных призраков. Замок ими полон. Ну, как иначе? Учитывая место расположения и всю лихую историю? Я еще не упомянул романтическую жилку Техады, который будучи уже в преклонном возрасте, но в эполетах, с президентской лентой поперек фрака, и в орденах, которые сам себе навешивал, ой, как шалил. Привилегии, собственно, и созданы для того, чтобы ими злоупотреблять. Но не в Ла-Пасе, конечно, не на виду. Тем не менее, он один из очень немногих президентов, кого в народе поминают добрым словом. Другой, генерал Мальдонадо, этот вообще был - оторви и брось, лично застрелил своего предшественника во время речи прямо на балконе президентского дворца, поставил сапог на трепещущее тело и объявил: “Теперь президент я.” Толпа взорвалась ликованием. Но то была совсем другая эпоха, позапрошлый век.

Замок попугаев. С сайта  static.panoramio.comПризраку Техады вольности с его матрасом и недвижимостью не по душе. Замок он при жизни очень любил, и в загробном мире решил оставить его за собой. По ночам от водопада Фата Невесты, что неподалеку, часто доносятся звуки флейты. Техада любил на ней играть и вызывал ее звуками на ночные свидания романтических подруг. Тем же, кто посягнул на его матрас, призрак покою не дает. Бывает, в бок пнет, или так, ветерком по комнате пройдется. Бывает ботинки утром не найдешь, ну, нигде, но ночью возвращает. Да и вообще, мало ли на какие пакости способен обиженный призрак.

Если верить скептикам, то это проделки оборзевшей от скуки прислуги гостиницы для романтических встреч, в которую превратился Замок попугаев. Зная боливийский характер, исключить такой вариант полностью не могу. Но циникам верить все равно не хочется.

Романтика тропиковКоройко

Выехал я из Ла-Паса очень рано и, как ни странно, добрался безо всяких приключений. Следуя местным нормам вежливости, не стал беспокоить водителя просьбой притормозить и на повороте у Замка попугаев спрыгнул с автобуса на ходу. И оказался перед наглухо закрытыми воротами. На производимый мой шум через какое-то время с другой стороны ворот показался мужик, который направился ко мне по замысловатой траектории. Оказалось, что это сторож, остекленевший от пьянки. Накануне вечером, ни с того ни с сего, взорвался районный трансформатор, и Замок остался без света, а значит, без воды, канализации, ну, и так далее. Персонал немедленно запер Замок и смылся праздновать Всех Святых. К незадаче с трансформатором они, опять же по стечению обстоятельств, были как бы готовы. Сторожа бросили на произвол судьбы потому, что на момент происшествия он уже не мог ни ходить, ни соображать.

Среди кокалеро Президент Эво по-прежнему свойРозовый банан - мечта сластены

В Боливии многое решает стечение обстоятельств. На этот раз они встали поперек моих планов. Не могу сказать, что сильно расстроился. Если, живя в Ла-Пасе, по каждому подобному поводу огорчаться, то через неделю останется только повеситься. Вернулся на грунтовку и стал ждать транспорта в обратном направлении. У меня не имелось ни малейшего желания ехать в Чулумани по причине неприятной дороги, некоторой дикости местных нравов и ужасно кусачих насекомых. Признать победу обстоятельств и вернуться в Ла-Пас мне тоже не хотелось. Оставалось ехать в Коройко.

Мы наш, мы новый мир построимКокалеро немногословны

Позвонил в Ла-Пас приятелю, активисту одной из федераций производителей коки, и рассказал о своих намерениях. Несмотря на всё ещё довольно ранний час, тот завелся с полоборота и приказал ждать его у попугаев. Я резонно объяснил, что торчать три часа в месте, где по причине казуса с трансформатором нет холодного пива, для меня оскорбительно. Через полчаса поймал попутку до развилки с шелковым асфальтом, а там уже не я стоял с протянутой рукой, а за меня шла борьба между водителями автобусов. На выезде из Ла-Паса в любую сторону список всех пассажиров любого транспортного средства водитель сдает местному эквиваленту ГАИ. На случай опрокидывания в пропасть, будь то коллективного вместе с транспортным средством или индивидуального в результате ограбления. На дороге в Коройко есть и второй КПП, на котором наряд Специального отряда полиции по борьбе с наркотрафиком проводит проверку документов по своим ориентировкам. Развилка, на которой я голосовал, находилась после всех контрольных пунктов, и, спрыгнув с автобуса у Замка попугаев, я как бы растаял в воздухе. И голосовал на трассе уже как бы не я, а мой призрак. То есть плату за проезд клал прямо в карман водителю. Боливийцы народ очень предприимчивый. Когда они видят деньги, то не теряют времени.

На автостанции в Коройко меня уже ждал мой приятель вместе со своими компаньеро-кокалеро. (Компаньеро – товарищ, приятель. Cocalero - крестьяне, выращивающие кустарник коки - примечание автора). Мы забрались в кузов потрепанного пикапа, забрызганного по крышу рыжей грязью, по узким улочкам выбрались на грунтовку и помчались по серпантину вверх. Ехали, стоя в кузове и держась за поручень, укрепленный на кабине. Навстречу попалось несколько машин такого же типа и тоже с людьми, стоящими в кузове, с которыми мы обменивались на ходу приветствиями и здоровались шлепком ладоней. Поднялись от Коройко метров на двести. Пикап притормозил, мы спрыгнули, после чего водитель сдал задом в кусты по кабину, чтобы освободить дорогу. Дальше полезли пешком по узкой и крутой тропе, прорубленной в густом подлеске. Крутизна тропы для меня, пасянина, не представляла сложности (paceño – пасеньо, имеющий отношение к Ла-Пасу. Отсюда – «пасянин», - в смысле,  житель Ла-Паса или «пасянский», в смысле  "ла-пасский" - примечание автора). Проблема была в другом. Индейцы народности аймара в большинстве своем ростом около полутора метров. И тоннель в кустарнике они прорубили под свой рост. Мне с моими 193 сантиметрами пришлось карабкаться вверх на полусогнутых. Минут через двадцать вышли на опушку. Передо мной простиралось поле коки.

Земной поклон крестьянина кокеСвященные листья коки

Хозяин сорвал с куста три верхних листика нежно-зеленого цвета и, зажав их в щепоти веером, торжественно протянул мне. Эти три листика на языке аймара называются "кинту" и отражают их мироустройство. Я принял в дар небесный, или загробный, мир Ханан Пача, мир бытия - Кай Пача, и Уку Пача - нижний мир небытия. Свежие листья очень нежные и на вкус слегка маслянистые. Они более мощный энергетик, чем подсушенные. Язык онемел почти немедленно. Неожиданно возникло ощущение замыкающегося круга. "Дом духов". Призрак президента Техады. Праздник встречи с усопшими. Небесные лесенки. Я в качестве привидения на обочине шоссе. Единство трех миров, где прошлые поступки миллионов людей создают эмоциональную сеть настоящего.

Вровень с облакамиГоры уходят под самые тучи

Вечером втиснулся в идущую в Ла-Пас маршрутку и быстренько впал в анабиоз, чтобы легче перенести предстоящую мне трехчасовую пытку. Я сидел зажатый, как шпрота в банке. Колени пришлось подтянуть к подбородку, плечи ссутулить. Мотор надсадно ревел. В салоне воняло из дырявого выхлопа. Окна запотели и по мере набора высоты покрылись крупной изморосью. С железных шпангоутов салона одна за другой срывались за шиворот капли. На высоте около 3500 вошли в плотные облака, из которых упруго хлестал дождь. Сквозь рваные дыры в них временами показывалась пропасть. Заболела голова. Я порылся в кармане куртки и выудил зеленый пакетик, "чуспа", который мне на прощание сунул один из кокалеро. В нем были подсушенные листья коки. Я протянул пакетик своему соседу, морщинистому, как урюк, мужчине неопределенного возраста. Он взял три листика, поблагодарил. Я попросил передать пакетик дальше. Он переходил из рук в руки со словами "от нашего товарища". Делиться листьями коки с незнакомыми людьми в Боливии в порядке вещей. Предложение коки как пароль, по которому можно отличить своих от чужих. Отзыв - взять три листика.

Кокалеро - гордость БоливииЛистья коки всегда в зеленом мешочке

Пакетик вернулся ко мне, я положил за щеку последнюю щепотку листьев. Когда подъехали к перевалу Ла Кумбре (4700), сердце начало биться спокойно и ритмично, головная боль прошла. Вылезая из маршрутки на автостанции в Ла-Пасе, прощались по боливийскому обычаю, похлопывая друг друга по плечам. До свидания, приятель! Удачи, компаньеро... С того дня зеленый мешочек всегда был со мной. И жизнь понемногу стала налаживаться. Стал крепче сон, появилась энергия и выносливость. В первые месяцы жизни в Ла-Пасе ко мне обращались "кабальеро", а за спиной называли "гринго". Но постепенно из меня вылупился "компаньеро Алекси", наделенный чертами боливийского характера, о наличии которых в себе я и не подозревал. Блокады дорог, забастовки шоферов маршруток, марши шахтеров под грохот динамитных шашек, подорожание курятины и прочие бытовые трудности перестали меня раздражать. Начал конспектировать Троцкого и ходить с приятелями на футбол. Я стал пасянином.

Здесь тучи смиренно идут подо мнойНациональный цветок Боливии

 Боливийский музобоз

В путешествие по Боливии надо бросаться, как в омут. Безоглядно и безрассудно. Тогда все получится. Чтобы помочь вам нырнуть в Боливию с головой, в каждой статье мы будем знакомить вас с боливийской музыкой "для тех, кто в пути". Итак:

Группа "Уара" была создана в середине семидесятых годов, состав её участников постепенно обновляется. Песня про символ Ла-Паса, гору Иллимани, написана в одном из классических стилей боливийской народной музыки - моренада.

Продолжение следует

Дополнительная информация к циклу статей

Алексей Кувшинников  

В статьях Алексея Кувшинникова, знатока Латинской Америки, часто встречаются слова и понятия, мало знакомые российскому читателю. Мы объединили их в один "словарик". Словарик подготовлен на базе материалов Википедии и разъяснений Алексея Кувшинникова.

Боливийско-Латино-американский словарик

  • Аймара - воинственный и предприимчивый индейский народ, проживающий на Андском плоскогорье на протяжении около трех тысяч лет и являющийся главным действующим лицом истории данного региона. В настоящее время его численность в Боливии составляет два с четвертью миллиона человек.
  • Альпакá (лат. Vicugna pacos) — домашнее парнокопытное животное, произошедшее от викуньи (вигони). Разводят в высокогорном поясе Южной Америки (Анды). Выращивают альпак для стрижки шерсти, из которой делают теплые и мягкие одеяла, пледы и высококачественные предметы шерстяной одежды.
  • Альтиплано - центральное Андское плато (плоскогорье) расположенное на высоте 3700-4000 метров, которое входит в состав Аргентины, Боливии, Перу, Чили. На нем расположена примерно треть территории Боливии и проживает около 40% её населения (4 миллиона человек).
  • Гринго (gringo) - разговорное "чужестранец" со смысловым ударением на "чужом".
  • Ки́ноа (лат. Chenopōdium quīnoa) - псевдозерновая культура, однолетнее растение, вид рода Марь (Chenopodium) семейства Амарантовые (Amaranthaceae), произрастающее на склонах Анд в Южной Америке. Киноа имеет древнее происхождение и была одним из важнейших видов пищи индейцев. В цивилизации инков киноа была одним из трёх основных видов пищи наравне с кукурузой и картофелем. Киноа содержит больше белка, чем любые злаки (в некоторых сортах более 20). Аминокислотный состав белков киноа очень сбалансирован и близок к составу белков молока, количество аминокислот до 20 типов. Киноа, кроме того, богата фосфором (в три раза больше, чем рис самого высшего качества и не уступает многим видам рыбы), железом (вдвое превосходит пшеницу), кальцием, цинком.
  • Кокалеро (Cocalero) - крестьяне, выращивающие кустарник коки.
  • Компаньеро – товарищ, приятель.
  • Пампасы - В переводе с языка кечуа "пампа" означает не только равнина, но и "поле". В Чукисаке так называют лежащие между хребтами долины.
  • Пасянин, пасяне, т.д. (Paceño – пасеньо) - имеющий отношение к Ла-Пасу (город, правительственный центр Боливии). Отсюда – «пасянин», - в смысле, житель Ла-Паса или «пасянский», в смысле "ла-пасский".

Алексей Кувшинников
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 7 )
 Барабанов
Алексей, как коммунист коммунисту со всей партийной прямотой скажу, что вы были опрометчивы, в первых частях цикла и анонсе заявив, о постоянно нарастающей интриге вашего боливийского повествования. На самом деле все наоборот. Эта часть уже просто напросто скучна и грешит к тому же небрежностями. Первая часть, видимо, вводная для неподготовленного читателя, ну типа, что такое кока, мате и т.п. Вообще-то допустимо. Но мне не совсем понятно, что означают такие вот обороты: «Ла-Пас всегда был, и поныне остается, местом жизнерадостным, простецким и беззлобным. Но если здесь жить долго, периодически и вдруг возникает желание сорваться куда-нибудь на пару дней» Каким образом жизнерадостность и беззлобность места связаны с желанием куда-то сорваться? Да и насчет беззлобности, это кому как, у моего знакомого там сына убили… Вторая часть собственно ваше мини «приключение-поездка», она с первого абзаца текста готовится вами как поездка в «магическое» место. Но вот что любопытно. Если в самых первых вами опубликованных на ВЭПе очерках я отмечал наличие признаков магического реализма, то здесь им даже не пахнет…Словом, сколько не говори сахар, чай от этого слаще не становится. Почему так, излагать не стану, т.к. вас разбор текста не интересует.
Но факт остается фактом, даже когда вы описываете самый пик своих опасностей в поездке, ну, например: « Я сидел зажатый, как шпрота в банке. Колени пришлось подтянуть к подбородку, плечи ссутулить. Мотор надсадно ревел. В салоне воняло угарным газом из дырявого выхлопа. Окна запотели и по мере набора высоты покрылись крупной изморосью. С железных шпангоутов салона одна за другой срывались за шиворот капли…» внимание привлекает не морское словечко «шпангоут», с которым я последний раз сталкивался лет 50 назад в авиамодельном кружке, а воняющий угарный газ, который, как знает каждый автолюбитель, даже если он больше ничего не знает, будучи смертельно ядовитым, не имеет ни цвета, ни вкуса, ни запаха...
 Кувшинников
Виктор, я обещал не нарастание интриги, а разнообразие ощущений. И штурм вершин, и духовные искания. Кроме того, обещания чаще дают, чтобы заманить. Я стыжусь Вашей доверчивости. Пока мой читатель видит только мазок тут, мазок там. Между ними много пустоты, и они вроде никак не связаны. Полотно, надеюсь, будет мало-помалу заполняться и через год станет полновесной картиной. Что касается некоторой бессвязности повествования, Боливия очень необычное место, оно не всегда поддается внятному описанию. Рекомендую посетить. Полагаю, что Вам как салонному писателю и убежденному марксисту будет интересно попасть в Зазеркалье. Хотя в конкретном случае, замеченном Вами, я посвятил целый следующий абзац попытке объяснить, откуда берется иррациональное желание куда-нибудь из Ла Паса сорваться. Что же касается жизнерадостности и беззлобности, то это оттенки светлого колера местной жизни. Есть и темный. О нём позже. Но поскольку сталкивался я с его проявлениями редко, и кончались эти контакты без особого для меня ущерба, то и заострять на нем внимание мне не хочется. По поводу угарного газа, безусловно, ляп. Оставим "в салоне воняло из дырявого выхлопа". Теперь разберемся с магическим реализмом. Во-первых, он может быть незаметен, как угарный газ в выхлопе. Метод сублимальной суггестии. Во-вторых, в данном очерке его действительно нет. Вы сетовали на некоторое стилистическое однообразие прошлых очерков (о разном, но одинаково). В данном случае я хотел Вам предложить экзотический романтизм в духе раннего Паустовского. Резюме: Спасибо за коммент, собирайте в кулак критическую энергию, через месяц она Вам понадобится. Поверьте, и я Вас не разочарую!
Йети съел этот комментарий
 Ядвинская
Зоя Ядвинская 26.10.2015 в 20:35 (ссылка)
Какие оппоненты! Один мудрёнее другого. Не очень понятно, а здорово. С замечаниями Виктора я, пожалуй, согласна. Вы, Алексей, много чего повидали, но донести до простого, не путешествующего читателя у вас не везде получается. Но я рада, что у Виктора появился коллега, претендующий на его уровень литературного мастерства.
 Кувшинников
Зоя, мы с Виктором выступаем не только в разных творческих категориях (он литератор, я в далеком прошлом репортер), но и в разных видах: на мой взгляд, он глядит на происходящее немного со стороны; я же описываю преимущественно собственные действия и ощущения как непосредственный и активный участник событий. А донести до читателя действительно, когда получается, когда не очень. Тут дело и во мне, и в читателях. Раньше говорили - массовый читатель. Нет такого. Каждый читатель глубоко индивидуален. У каждого свой мир, свои пристрастия. Боливия далеко не у всякого способна вызвать интерес. Слишком уж не укладывается она в привычные рамки. А то что совсем чужое, далеко не всех цепляет.

 Федорченко
Леха, не тушуйся! Зоя - чирлидерша команды Барабанова!
 Федорченко
Очень приятна Ваша интеллигентность.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо