Очуметь от этой Боливии: По ржавым склонам Тунупы
Читать весь цикл статей: Очуметь от этой Боливии
Аннотация серии статей

Я прожил в Боливии два года. С некоторой натяжкой это можно считать одним длинным путешествием. Но всё-таки повседневная жизнь, пусть даже в другом (и по горизонтали и по вертикали) полушарии, при всей её необычности, всё равно повседневная жизнь. А путешествие - это перерыв в повседневности. Поэтому я выбрал двенадцать эпизодов, которые оставили особенно яркие воспоминания. Пристегните ремни, дорога полна неожиданностей...

В Боливии есть несколько неоспоримых достопримечательностей с мировым уровнем известности. Одно из них - Салар (соляное озеро) Уюни. Меня такие места сами по себе не привлекают. Когда туда попадаю, все настолько видено по телеку или в интернете, что не ощущаю ровным счетом никаких эмоций. Но боливийцы так гордятся Уюни, что не побывать там просто невежливо. И я нашел выход.

Кладбище паровозовВ Уюни прилетел уже к вечеру, с задержкой на два часа. На всех парах, чтобы успеть дотемна, помчался на кладбище. Паровозов. В конце XIX века англичане построили железную дорогу от серебряных рудников Уанкайя до тихоокеанского порта Антофагаста, который тогда тоже принадлежал Боливии, а впоследствии был оттяпан Чили. Уюни стал оживленной узловой станцией. В 1940-х добыча серебра утратила былую привлекательность, и империалисты смотали удочки, побросав свои уже дряхлые паровозы. И пути, и локомотивы, постепенно заносит песком.

Однако скелет инфраструктуры узловой станции еще просматривается.Там - цепочка из десятка магистральных паровозов, там - полкилометра маневровых, там - вагоны, там - цистерны, там - колесные пары навалом. Несколько квадратных километров металлолома.

Кладбище паровозовКладбище паровозов

Устроился в гостиницу в «пыльной зоне». Центральная часть главной улицы и привокзальная площадь замощены камнем, но все остальное городское пространство заполнено пылью и по горизонтали, и по вертикали. Движение происходит в условиях песчаной бури на Марсе. Мне без всякого предварительного бронирования досталась комнатка-пенал с туалетом, за девять евро (без завтрака). Чистое белье, теплое одеяло, вода холодная, но почти круглосуточно. Повезло. В сезон, когда саранчой слетаются туристы-бродяги из Аргентины и Чили, такие комнаты расходятся, как горячие пирожки. Прогулялся по центру, успел на базар, купил шерстяные перчатки для похода, помидор, луковицу и полкурицы «гриль». Поел в комнате и в 20.30 отбился.

Гостиничный холлГостиничный номер

Подъем в 05.30, температура в комнате - градусов десять. Умылся и обтерся холодной водой. Стал ли чище, - спорный вопрос, но хоть проснулся. Пошел искать место рандеву с шофером. Темень, ветер гонит по безлюдным улицам пыль и обрывки газет, собаки лают. Прохладно, но не более того, - около ноля. Поплутав, нашел нужный угол двух улиц, встал под фонарем. Машина подошла минута в минуту, что произвело на меня большое впечатление. Пробрались по буеракам через окраину и покатили, - сначала по тряской ребристой грунтовке, потом через Салар. Рассвет порадовал игрой красок на облаках.

Главный проспект УюниАэропорт Уюни не очень оживленный

Знаменитый Салар интересовал меня постольку-поскольку. Он представлял для меня не цель, а средство, точнее, способ, до неё добраться. Я собирался подняться на потухший вулкан Тунупа. Он вырастал из Салара прямо по курсу. Водитель нацелил на него машину и разогнался до 140. Тяжелый «джип» на рифленой резине повышенной проходимости летел, как на крыльях. Где-то ехали по «шоссе», где-то срезали. Одинаково ровно. Время от времени ловил себя на мысли, "а лед-то надежный?". Основные поселки на берегах соединяют три или четыре трассы, но, если с ними не по дороге, ездят напрямик. Движение малоинтенсивное. По дороге на Тунупу не встретили вообще ни одной машины. По дороге назад - десятка полтора, но ехали по главному туристскому «автобану». Площадь Салара - 14 тысяч кв. километров. Несмотря на растущий туризм, простор в основном безлюден.

Ах, прерия, прерия, великая дальГляди в даль, и увидишь даль

Толщина верхнего слоя чистой соли шесть-восемь метров. Дальше идут одиннадцать горизонтов из смеси соли, глины и водного раствора хлорида лития в разных пропорциях. На глубине 120 метров последний слой у каменного дна состоит из глиняного рассола температурой сильно за 100 градусов. Какой точно, утверждать никто не берется.

Приехали в поселок у подножия вулкана. Водитель сдал меня местному гиду и умотал назад. Турагентство по походам на вулкан организовала местная ассоциация аграриев в надежде отсосать немного туристов из Уюни и тем самым улучшить условия жизни селян, число которых 28. Хотя клиентов немного (в среднем два-три в неделю, с мая по октябрь), доходами от турбизнеса все вроде довольны. Цель первого дня похода – базовый лагерь на высоте около 4200. Гиду - около тридцати лет, из коренных, о местной жизни знающий все досконально. Для разминки прогулялись по берегу, посмотрели на стада диких лам, которые по характеру пугливы. У каждой семьи - по 40-50 голов, и держат их в данном поселке в основном на мясо. Шерстью и ткачеством мало кто занимается, поскольку возни много, а времени мало. Однако при видимом изобилии лам кормили меня во время похода только курицей. Посмотрели на стайку фламинго. Чилийские отличаются ярко-малиновым оперением, но их здесь мало. Боливийские выглядят невзрачно. Время от времени фламинго собираются для размножения и высиживания птенцов в огромные стаи в различных местах Салара, но по какому принципу они эти места выбирают, мой гид не знал. Раз нет от них конкретного прока, чего голову забивать.

ФламингоОбъявляется конкурс на лучшее название

Между тем другие члены его семьи нагрузили трех ослов палатками, примусом, спальниками, моей сумкой с теплыми вещами, и пошли ставить лагерь более короткой, но менее зрелищной тропой. Вообще-то для привлечения интуристов вместо ослов используют прирученных лам. Но, поскольку скарба у нашей экспедиции оказалось немного, лам мне предъявили, но с моего согласия гонять порожняком не стали. Начали подъем. Солнышко пригревало основательно. Растительность на склонах вулкана скудная и невзрачная, но практически любая трава, или кактус, или куст, имеют полезные свойства, которыми местные жители энергично пользуются. То и дело среди камней шныряли вискача (заяц с хвостом от белки). После того, как куда-то пропали камышовые коты, они безобразно расплодились и стали жрать сельхозпосадки. Мясо их съедобное, и даже вкусное, но как его добыть? Не стрелять же, себе дороже обойдется. Кто-то вспомнил, что старики рассказывали, как их можно выкуривать из нор. Попробовали, но ничего не получилось. Суть народного метода вспомнили, а вот хитрость его применения забыли.

Кисточки в ушах - знак хозяинаЛамы на воле

Зашли в «заброшенную деревню». Сложенные из камней стены по четырем сторонам площадки. Внутри огорода - каменные скелеты двух сарайчиков. По словам гида, постройки относятся к 1400-1200 годам до рождества Христова. Поднялись выше. В стенах ущелья виднелись десятки низеньких входов. Протиснулись в один на четвереньках. Внутри скалы просторная пещера высотой более двух метров, по стенам сидят шесть мумий. Кладбище, значит. Предки считали, что человек живет вечно, и потому переселенцев в мир иной не закапывали, а заворачивали в одеяло, притягивая руки и ноги к телу, и сажали спиной к скале. Поскольку климат здесь очень сухой, да и Салар добавляет микроэлементов, мумии в хорошем состоянии, сохранились кожа, волосы, ногти.

Выше мумий - пастбища для лам. Просторные участки склонов, огороженные сложенными из камней стенами. На вид - довольно хлипкие, но стоят уже полтысячи лет. По крайней мере. В зоне землепользования такие стены тянутся на километры, вдоль, поперек, наискосок. Вулкан раскидал по округе массу разнообразного стройматериала. Прошли мимо загона, где паслись ламы гида. Пересчитав их, он озабоченно заметил, что откуда-то взялись горные пумы, и, случается, дерут по пять-шесть лам за ночь. Никакой управы на них нет, поди, найди.

Прирученные ламыПейзаж в пастельных тонах

Согласно космовидению индейцев альтиплано, вулканы разделяются на мужские и женские особи. К первым относится подавляющее большинство, у них относительно коническая форма и цельный кратер. Вторые - большая редкость, и Тунупа единственный женский вулкан во всем регионе. Различие в том, что жизненный цикл такого вулкана завершался мощным взрывом, разрушавшим кратер. По этой причине Тунупа такая разноцветная – выброшенная двадцать миллионов лет назад из недр альтиплано порода богата железом, которое на ветерке потихоньку ржавеет.

Взгляд в кратерВулкан Тунупа

По мере подъема Салар как бы раздвигается, и его горизонт поднимается, постепенно заполняя чуть ли не треть неба. Будто надвигается цунами. Этот эффект я впервые заметил на острове Пасхи, но там - темно-синяя стена океана, плотная, но все же жидкая, - выглядела менее впечатляюще, чем абсолютно равномерно белая и в прямом, и в переносном смысле окаменевшая стена Салара. В этом, возможно, и заключается секрет его гипнотической силы. На Салар можно смотреть часами, безотрывно, хотя смотреть абсолютно не на что. Салар - как огромный чистый лист белой бумаги, - приглашает проецировать на себя картины памяти. Салар – своего рода Солярис.

СольРассвет

На четвертом часе похода я вынул из кармана куртки мешочек листьев коки, и мы с гидом дружно зажевали.

  Пихчео (pijcheo) или акульико (acullico) - традиционный способ употребления листьев коки в их природном виде. Подсушенные листья по одному складываются за щеку и скатываются в шарик. В него добавляют щепотку пепла от сжигания соломы киноа, амаранта и т.п.  Под воздействием слюны из листьев выделяются активные вещества, которые попадают в организм через слизистую оболочку рта. Шарик можно чуть придавливать зубами, но не жевать.  

Примечание автора

Справка Всемирной Энциклопедии Путешествий

В Боливии коку называют "священным листом". Конституция страны признает её культурным наследием и фактором социальной сплоченности. Выращивание коки и торговля необработанными листьями разрешены местными законами. Более того, это право признано и странами-членами Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 года, участником которой Боливия остается. Президент Эво Моралес сумел добиться международного признания здравого смысла и опирающейся на него боливийской национальной идеи. О своих возражениях заявили только США, Россия и еще полтора десятка стран - всего семнадцать из 189.

  Согласно Конвенции, опирающейся на представления концы 50-х годов прошлого века, листья коки сами по себе квалифицированы как наркотическое средство. После более полувека исследований учеными разных стран установлено, что в своем природном виде листья коки наркотиком не являются, в отличие от солей кокаина, получаемых путем химической обработки листьев коки ядовитыми веществами, включая керосин, бензин, ацетон, известь, серную кислоту, едкий натр.  

Примечание автора
Подробно см. "Три свежих листика коки"

Через положенное время включился форсаж, и мы помчались в гору семимильными шагами. В базовый лагерь пришли ровно через шесть часов похода, то есть по графику. Группа поддержки уже развернула палатки, включая обеденный шатер на восемь персон, в котором питались гид и я, сидя на стульчиках за столом. Очень культурно и уютно, поскольку поднялся леденящий ветер с порывами ураганной силы. Пока жена гида занималась стряпней, обошел окрестности. Лагерь располагался в лощине с видом на вулкан. Предполагалось, что склоны лощины защитят лагерь от ветра, но в конкретный день моего пребывания природа эту задумку не поддержала. Кроме того, палатки, в теории, должны были стоять на берегу озерца, которое, по идее, должно было обеспечивать лагерь приятным видом и чистой водой. Тут природа тоже проявила строптивость, дождей было мало, и озеро высохло.

Трудный участокРжавые склоны Тунупы

После обеда - тихий час. Книжку я не взял, радиоприемник в лощине ничего не ловил, так что в отсутствие других орудий досуга задумался о бытии и суете. Около 17.00 солнце зашло за край лощины, наступили сумерки. Попили чайку. Потом мы с гидом сделали еще кружок по берегам пересохшего озерца. Он показал разные новые для меня растения – одно выглядело, как будто на камни плеснули ведро густой ярко-зеленой краски, и она застыла толстым и прочным панцирем. Насобирали сушняка, развели костер. Пошел ароматный дымок. Свет от костра переливался в стеклянном глазе гида каким-то внутренним огнем и отсвечивал желтым.

Проводник у костраЧасовые Салара

С наступлением темноты в горах становится скучновато. Лучший способ скоротать время до утра - поскорее заснуть. Но тут есть свои сложности. С термоковриком и спальником повторилась та же история, что и во время похода на пик Австрия. Безнадежно узки и коротки. Правда в этот раз, наученный прошлым опытом, я попросил гида взять с собой домашнее одеяло из шерсти ламы, которое принесло мне много удобств. Одну часть я подстелил под себя, и мог не очень зависеть от термоковрика. В другую завернулся по уши, закрыв спину и грудь, там, где не хватало спальника. Две пары носок, под брюки - пижамные штаны, водолазка, шерстяная кофта (для Ла-Паса оказалась слишком теплая, а тут - то, что надо), куртка, шапочка из альпаки с ушами, шерстяные варежки, под голову - сумку. Хоть тельце у меня упругое, но немного жестковато. В палатке попахивало дымком от костра, засунул шоколадку за щеку, задремал. Но не тут-то было.

Ветер наддал, и под его порывами палатка затрепыхалась, как лебедь на привязи. То с одной стороны захлопает, то с другой ходуном пойдет. Некстати вспомнилась озабоченность гида разгулом пум. Во время прогулки перед ужином метрах в десяти от лагеря заметили недоеденные остатки ламы... может, у них здесь логово? Усталость на фоне кислородного голодания всё же победила шумовые эффекты, и я проспал до часа ночи. Проснулся оттого, что отлежал бок, да и душновато в палатке стало. Оказалось, ветер стих. Вылез наружу – красота. Полнолуние, безоблачно, все залито ярким, и в тоже время мягким таким светом, видно всю лощину, вулкан, но в цветовой гамме «сепия», когда все желтовато-серо-черное. Постоял, подышал, проветрил палатку. Только опять задремал, снова ветер поднялся. Так до рассвета и спал урывками. Ночь выдалась не холодная, может, минус пять, так что мне под одеялом было очень даже уютно.

Завтрак в 06.30. Миска овсянки на воде, бутерброд с яичницей и плавленым сыром, растворимое какао. Отличая еда для похода. Ветер притих, небо почти безоблачное, в 07.30 вышли на штурм. Сделал фото крохотной палаточки посреди всего этого галактического простора. Хотя разглядеть ее трудно по причине неяркого цвета, само место лощины и сухого озера на общем фоне говорит о масштабе вещей вполне убедительно.

РассветНа острове кактусов

Продвигались вперед медленно, но с интересом и даже с удовольствием. Оказалось, что несмотря на ветер, я неплохо выспался и отдохнул. Кислорода здесь пусть маловато, но зато чистота воздуха первобытная. Склоны вулкана оказались неожиданно крутыми. И грунт под ногами неудобный, - то булыжники, то щебенка, то груды камней размером с кирпич. Это на пейзажных фотографиях вулкан выглядит гладко, а на деле склон труднопроходимый. В некоторых местах шаг ступил, на два съехал вниз, несмотря ни на мои супер-ботинки, ни на палки, - без них вообще дело было бы швах. Буксуя на щебенке, шел на счет – 200 шагов, отдых, потом 150 шагов, отдых. Зарядили листьев коки, - продвижение ускорилось. Сначала 200 шагов, потом 250, потом 300, потом и вовсе перестал считать. Долезли до низкого края кратера. Картина маслом.

Противоположный край - метров на 500 выше и напоминает пасть дракона, утыканную каменными зубами. К тому же увенчан каменной башней. Для туризма недоступно без второй ночевки, то есть недоступно вообще, поскольку ни для ослов, ни для лам, тропа непроходима, а тащить всё на себе - нереально. Туда изредка ходят только законченные фанаты горного туризма, высушенные не хуже мумий. С собой несут только скатанное через плечо одеяло. Питаются снегом. Мы поднялись еще метров на сто по гребню кратера, и я почувствовал, что - хватит. Высотомер показывал 5152. Точно, хватит. Можно подняться еще метров на двести, но придется карабкаться по скалам с веревками и страховкой. Море усилий, а вид оттуда - ничем не лучше. Чего надрываться, вместо того, чтобы сесть на камень, подставить лицо солнцу, расслабиться и получить удовольствие?

Легкий участокМарсианские хроники

Все время похода меня не оставляло ощущение, что нахожусь на острове. Наверху понял, почему. Вулкан - на самом деле с трех сторон окружен Саларом, с четвертой стороны вид закрыт высокой стеной кратера, но автоматически кажется, что и за ней - «вода». Да и берег Салара у подножия вулкана, к которому причаливаешь на джипе, закругляется в обе стороны, как у острова.

Передохнув, начали спуск. Чтобы дойти до поселка, понадобилось три часа, и коленочки мои под конец слегка вибрировали. Но в целом какой-то особенной усталости не ощущалось. Пообедали курицей в сухариках, жареной в масле с гарниром из киноа, и тронулись назад в Уюни. По дороге сделали крюк и посетили другую местную достопримечательность, островок, заросший столетними столбовыми кактусами. Вулкан в их обрамлении выглядел очень фотогенично, но солнце оказалось не там, где нужно. Вернулись в Уюни засветло, и я успел пофланировать по «проспекту». Уюни - один из немногих городов Боливии, который питается интуристами. Поэтому отношение к иностранцам здесь вполне терпимое, и даже теплое. В дождливый сезон много южнокорейцев и японцев, им нравится Салар, покрытый водой, который выглядит, как зеркало неба площадью в 14 тысяч квадратных километров. Говорят, зрелище огромной гипнотической силы, и обмороки тут случаются в порядке вещей.

Трасса по СаларуКлассика

На ужин разнообразил слегка приевшуюся курицу жареной на гриле говяжьей отбивной на косточке, которая оказалась жестковатой. Большой плюс от прогулок выше 5000 метров - в том, что по возвращении в Ла-Пас (где всего-то 3700) они дарят неделю отличного самочувствия. Ноги парят над асфальтом. После восхождения на Тунупу организм работал, как машина после сервиса. Незаметно.

Боливийский музобоз

В путешествие по Боливии надо бросаться, как в омут. Безоглядно и безрассудно. Тогда все получится. Чтобы помочь вам нырнуть в Боливию с головой, в каждой статье мы будем знакомить вас с боливийской музыкой "для тех, кто в пути". Итак:

Эстер Марисоль (род. в 1976 г.) родом из департамента Тариха на юго-востоке Боливии. Считается одной из наиболее значимых певиц фольклорной музыки, работающих с традиционными боливийско-аргентинскими мелодиями (чакарера, куэка, такирари).

Продолжение следует

Дополнительная информация к циклу статей

Алексей Кувшинников  

В статьях Алексея Кувшинникова, знатока Латинской Америки, часто встречаются слова и понятия, мало знакомые российскому читателю. Мы объединили их в один "словарик". Словарик подготовлен на базе материалов Википедии и разъяснений Алексея Кувшинникова.

Боливийско-Латино-американский словарик

  • Аймара - воинственный и предприимчивый индейский народ, проживающий на Андском плоскогорье на протяжении около трех тысяч лет и являющийся главным действующим лицом истории данного региона. В настоящее время его численность в Боливии составляет два с четвертью миллиона человек.
  • Альпакá (лат. Vicugna pacos) — домашнее парнокопытное животное, произошедшее от викуньи (вигони). Разводят в высокогорном поясе Южной Америки (Анды). Выращивают альпак для стрижки шерсти, из которой делают теплые и мягкие одеяла, пледы и высококачественные предметы шерстяной одежды.
  • Альтиплано - центральное Андское плато (плоскогорье) расположенное на высоте 3700-4000 метров, которое входит в состав Аргентины, Боливии, Перу, Чили. На нем расположена примерно треть территории Боливии и проживает около 40% её населения (4 миллиона человек).
  • Гринго (gringo) - разговорное "чужестранец" со смысловым ударением на "чужом".
  • Ки́ноа (лат. Chenopōdium quīnoa) - псевдозерновая культура, однолетнее растение, вид рода Марь (Chenopodium) семейства Амарантовые (Amaranthaceae), произрастающее на склонах Анд в Южной Америке. Киноа имеет древнее происхождение и была одним из важнейших видов пищи индейцев. В цивилизации инков киноа была одним из трёх основных видов пищи наравне с кукурузой и картофелем. Киноа содержит больше белка, чем любые злаки (в некоторых сортах более 20). Аминокислотный состав белков киноа очень сбалансирован и близок к составу белков молока, количество аминокислот до 20 типов. Киноа, кроме того, богата фосфором (в три раза больше, чем рис самого высшего качества и не уступает многим видам рыбы), железом (вдвое превосходит пшеницу), кальцием, цинком.
  • Кокалеро (Cocalero) - крестьяне, выращивающие кустарник коки.
  • Компаньеро – товарищ, приятель.
  • Пампасы - В переводе с языка кечуа "пампа" означает не только равнина, но и "поле". В Чукисаке так называют лежащие между хребтами долины.
  • Пасянин, пасяне, т.д. (Paceño – пасеньо) - имеющий отношение к Ла-Пасу (город, правительственный центр Боливии). Отсюда – «пасянин», - в смысле, житель Ла-Паса или «пасянский», в смысле "ла-пасский".

Алексей Кувшинников
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 6 )
 Кирпищиков
Изумительные фантастические неземные пейзажи! Ничего подобного видеть не приходилось. Необычные растения и животные, которых нет в Евразии, менталитет жителей, традиции, нравы... Загадочная страна - Боливия. Читая в юности про походы Симона Боливара, эту страну не так я представлял. Любая статья данного цикла чем-то удивляет, после чего интерес к публикациям Алексея Кувшинникова возрастает.
Ловлю себя на мысли, что жду новых статей автора, которые невозможно читать без удовольствия.
 Кувшинников
Будут ещё статьи, Степан, будет, чему удивиться. Позади у нас уже полпути, но впереди ещё (почти) полдороги.
 Константинова
Очень красивые пейзажи! Невероятно интересные фотографии! И страна необыкновенная! Жду продолжения, Алексей! Жду с нетерпением...Не забудьте написать мне, Алексей, когда выйдет следующая часть.
 Кувшинников
Спасибо, Валентина, комплимент по поводу фото мне очень приятен. До сих пор мои заметки выходили в ночь на воскресенье примерно в середине месяца. Поэтому следующую можно ожидать 10 или 17 апреля, и так до середины августа.
 Барабанов
Алексей, что-то я не понял, вы за один световой день поднялись с базового лагеря на 5150 и потом спустились до поселка? Из текста неясно, что способствовало такой скорострельности. Была тропа? А какой перепад высот получился при подъеме и спуске? Уж больно высота серьезная? Поскольку вы индентифицируете себя репортерам, значит это все реально.
 Кувшинников
Виктор, Вы наблюдательны, спасибо. Но подвоха нет, базовый лагерь на 4600, поселок на 3800. Пришлось, конечно, попыхтеть, но ничего сверхъестественного. К тому же это был горный поход, а не альпинизм. Где-то подобие тропы имелось, где-то нет.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо