Борис Калягин: Конфликт с Форин оффис
Читать весь цикл статей: Записки телекорреспондента
Аннотация серии статей

Воспоминания Политобозревателя Центрального телевидения СССР Бориса Калягина

Мы снимали дом, и, естественно, автоматчики попадали в объектив камеры. Уже через полминуты к нам подбежал один из военных и спросил, кто мы такие. Я протянул ему документы, надеясь в глубине души, что, может быть, он не разберется. Но он сразу разобрался. - Совьет телевижн – сказал он полувопросительно. - Йес,- грустно ответил я. Ну, думаю, сейчас будет пленку требовать. Однако военный неожиданно отдал мне честь и произнес по-русски «До свиданья, товарищ». И побежал продолжать проверку документов у местных граждан.

Борис Калягин. Фото perm.hse.ruНачну с рассказа о том, как в результате неудачного стечения обстоятельств я едва не оказался «персоной нон грата» в Великобритании. Люди молодого возраста, возможно, не знают, что в годы "холодной войны" во многих странах Запада, в частности, в США и Великобритании, действовали правила, серьёзно ограничивающие деятельность наших журналистов. Это порой приводило к конфликтным ситуациям. Об этом я и хочу рассказать в первом своем материале на planetguide.ru. Наши журналисты, которым довелось работать в годы «холодной войны» в США или Великобритании, не имели права выехать за пределы столицы государства, где они были аккредитованы, более, чем на 25 миль, без разрешения Государственного департамента США, либо британского Форин оффис. А для получения такого разрешения необходимо было заполнить и направить в эти учреждения не позднее, чем за двое суток до предполагаемой поездки, специальную анкету.

Анкета (в трех экземплярах), содержала массу вопросов: какова цель поездки, каков ее маршрут, какие виды транспорта собираетесь использовать. Если летите самолетом, укажите время вылета и номер рейса. Если собираетесь передвигаться автомобилем, назовите номер машины и перечислите все дороги, по которым поедете. Нужно было также называть все пункты, где собирались останавливаться, гостиницы с точным указанием дат проживания. Короче, необходимо было указывать все, что относилось к поездке, за исключением фамилий людей, с которыми собирались общаться.

Конечно, эти меры были установлены на основе "взаимности", - в СССР действовали такие же правила для западных журналистов, находящихся в Советском Союзе. Кстати сказать, после демократических преобразований в нашей стране, когда иностранным корреспондентам разрешили свободно передвигаться по России, ограничения на поездки для наших журналистов были сняты и на Западе. Но произошло это не сразу, а, если мне не изменяет память, году в 1992-ом. До этого карта Соединенных Штатов была усеяна отметками мест, закрытых для советских корреспондентов, аккредитованных в стране.

Дело доходило до анекдотических ситуаций. Например, Лос-Анджелес для посещения был открыт, а аэропорт Лос-Анджелеса - закрыт.

Мы с телеоператором Сергеем Черкасовым были приглашены известным американским промышленником и общественным деятелем Армандом Хаммером на открытие его музея в этом городе и должны были сопровождать представителей нашего Министерства культуры. Г-ин Хаммер даже прислал в Вашингтон свой личный самолет, чтобы всех нас вовремя доставить к месту назначения. Для прилетевших из Москвы сотрудников министерства все было нормально, а мы приземляться в аэропорту не имели права. Спрашиваем в Госдепартаменте, как же нам добираться? Ведь Лос-Анджелес на другом побережье Америки. Туда езды несколько дней. Чиновник нам с улыбкой отвечает, что мы можем долететь до Сан-Франциско, а там сесть на поезд. И лишь после личной просьбы г-на Хаммера нам в порядке исключения разрешили прямой перелет на его самолете до Лос-Анджелеса, где мы и подготовили репортаж об открытии музея.

Леонид Брежнев, Арманд Хаммер. Фото secret.proadv.netАрманд Хаммер. Фото vasi.net

Но это, как говорят французы, a propos - кстати. А более подробно я хочу рассказать о своей командировке из Лондона, где я был аккредитован заведующим бюро советского телевидения и радио, в Северную Ирландию. Положение в этой британской провинции было тогда весьма напряжённым. Происходили столкновения между протестантским населением Ольстера и представителями католического меньшинства.

Мы с телеоператором Сергеем Шишкиным оформили, как положено, анкеты. Направили их в установленный срок в Форин оффис – Министерство иностранных дел Великобритании. Указали номер рейса самолета, которым собирались лететь до Белфаста, время вылета, расписание нашего пребывания в Ольстере. Ответа не получили, но решили, что молчание в данном случае можно расценивать как знак согласия.

В назначенный час приехали в аэропорт Хитроу и там, к нашему отчаянию узнали, что забастовали работники британской авиакомпании, самолетом которой мы собирались лететь, и все ее рейсы отменены. Однако, увидев наши потерянные лица, сотрудник аэропорта подсказал, что мы можем добраться до Белфаста самолетом ирландской авиакомпании, который вылетает из аэропорта Гатвиг, более удаленного от Лондона. Дело было в воскресенье, Форин оффис, естественно, не работал. Позвонить было некому. Мы решили лететь, а в Белфасте сообщить британским властям о нашем непредумышленном нарушении.

Так и сделали. Домчались до аэропорта Гатвиг, оставили там машину на стоянке. К счастью, свободные места в самолете были, и мы благополучно добрались до Белфаста. Сняли там машину в аэропорту, прибыли в гостиницу «Европа», указанную в нашей анкете, и первым делом, как законопослушные граждане, отправились с визитом к руководителю британской администрации. Мы объяснили ему создавшуюся ситуацию и услышали любезный ответ, что все в порядке, мы можем работать. Но чиновник предупредил, что полицейских и полицейские участки снимать нельзя, английских солдат снимать нельзя, сцены обысков и проверки документов снимать нельзя. Нам оставалось размышлять над тем, что же в этом случае снимать можно. Мы же приехали в Ольстер не для подготовки очерка для «Клуба кинопутешествий».

На следующий день с утра мы в раздумьях отправились на первую съемку. Дело в том, что чаще всего в Белфасте в то время приходилось сталкиваться именно с обыском. Это в принципе было вполне понятно. Не проходило и дня, чтобы где-то не взрывалась бомба. Чаще всего эти акты совершали боевики из террористической католической организации Ирландская республиканская армия (ИРА). Им противостояли боевики из протестантских террористических групп. Чтобы сдержать насилие, в провинцию были введены части английской армии. Правительство и парламент провинции (Стормонт) были распущены, введено прямое правление Лондона. И, хотя протестантские и католические партии продолжали существовать, власть находилась в руках английских властей и английской армии, которая пыталась навести порядок.

Северная Ирландия. Конфликт католиков и протестантов. Фото irishtimes.comСеверная Ирландия. Конфликт католиков и протестантов. Фото ru.warriors.wikia.com

Обыскивали в Белфасте всюду – при входе в гостиницу, в банк, в любое учреждение и даже в пивную – паб. Центр города был огорожен колючей проволокой. Пройти туда было можно только через КПП, где, естественно, также обыскивали. Мы покорно перенесли эту процедуру и, пройдя к центру, увидели клубы черного дыма, подымавшиеся над одним из зданий. Судя по всему, здесь ночью или рано утром произошел очередной взрыв.

- Давай хоть это снимем, - предложил я Сергею Шишкину.

Пока он снимал, на улицу, где находился пострадавший дом, примчался джип. Из него выскочили четверо военных с автоматами. Они стали останавливать прохожих, проверять их документы и обыскивать. Было понятно, что началась облава, которую мы, по идее, снимать не имели права. Но я сказал Сергею, что это не мы сюда прибежали, а они. Мы стояли, снимали дом, и, естественно, автоматчики попадали в объектив камеры.

Уже через полминуты к нам подбежал один из военных и спросил, кто мы такие. Я, ни слова не говоря, протянул ему документы, надеясь в глубине души, что, может быть, он не разберется. Но он сразу разобрался.

- Совьет телевижн – сказал он полувопросительно.
- Йес,- грустно ответил я. Ну, думаю, сейчас будет пленку требовать. Однако военный
неожиданно отдал мне честь и произнес по-русски «До свиданья, товарищ».

Северная Ирландия. Конфликт католиков и протестантов. Фото northleedslifegroup.comИ побежал продолжать проверку документов у местных граждан. Сергей уже совершенно открыто продолжал все это снимать, А наш новый знакомый не только не возражал, но даже изредка приветливо помахивал нам рукой. Мы с Сергеем были поражены. Неужели, в самом деле, в ряды армии попал какой-то английский товарищ. Вечером стали расспрашивать о том, что бы это все значило, знакомого ирландского журналиста, корреспондента газеты «Санди уорлд», издающейся в Дублине, - Джима Кэмбелла. Тот сразу спросил: какая форма была у этого автоматчика?

- Камуфляж,- ответил я. - И берет на голове.
- Так это же десантники, спецчасти – тут же разъяснил Джим. – Им преподают русский язык, видимо, на случай войны. И, наверное, вашему неожиданному знакомому впервые выпала возможность попрактиковаться.

Я много раз убеждался, что, работая корреспондентом в чужой стране, очень важно иметь знакомых среди своих коллег – журналистов, которые могут тебе многое пояснить, сообщить вовремя нужную информацию, помочь советом. Джиму Кэмбеллу мы многим были обязаны. Именно благодаря ему нам удалось снять в Ольстере самые запоминающиеся кадры. Но об этом расскажу в следующем материале.

А пока - еще один любопытный эпизод нашей командировки. Я уже упоминал, что остановились мы в гостинице «Европа». При заселении нам с гордостью сообщили, что до нашего появления ее уже взрывали 30 раз. Поэтому и порядки в ней были соответствующими. Нас, как и других постояльцев, каждый раз обыскивали при входе. Я решил, что эту деталь тоже нужно использовать для репортажа и сделать «стэнд ап» в момент обыска. Помимо большого магнитофона «Награ», у меня была еще «мини-награ» - великолепное изделие инженера Кудельского. Она была величиной с небольшую коробку, а микрофон был совсем миниатюрный. Звук при этом «мини-награ» писала не хуже большого магнитофона. Я повесил ее на плечо под пиджаком, микрофон замаскировал в галстуке. Но нужно было, поскольку мы снимали кинокамерой, перед началом синхрона стукнуть по руке, так чтобы это было видно в кадре, и монтажер мог бы по звуку хлопка точно синхронизировать текст и изображение. Когда охранник стал меня обыскивать, я так и сделал, а затем начать говорить. Охранник с явным удивлением смотрел на придурковатого иностранца, но потом заметил стоявшего невдалеке Сергея с камерой, все понял и разозлился. Тем не менее, дело было сделано. Мы сняли в Северной Ирландии большой материал. Побывали в Лондондерри и Арма, где положение также было очень напряженным. Брали интервью у лидеров и протестантских и католических организаций, у жертв политических репрессий. Так что отснятого материала хватило не только для нескольких репортажей в программу «Время», но и для полнометражного документального фильма.

Здание Форин-офиса со стороны Сент-Джеймсского паркаНо вернёмся к истории с нашей аккредитацией. Недели через две после возвращения из Северной Ирландии в Лондон, меня пригласил к себе советник-посланник нашего посольства и торжественно сообщил, что на нас с Сергеем пришла «телега», и не откуда-нибудь, а из британского Форин оффиса. В этом официальном документе говорилось, что мы нарушили установленные для советских корреспондентов правила поведения. В частности, в анкетах, переданных в Министерство иностранных дел, указали, что летим в Северную Ирландию самолетом, а сами тайно отправились на пароме.

И в течение всего времени нахождения в провинции нарушали приведенный в анкетах график пребывания. Дипломат заметил, что это серьезные обвинения. Я объяснил реальную ситуацию, подчеркнув, что по прибытии в Белфаст мы сразу связались с британской администрацией и поставили ее в известность о произошедших изменениях, но, видимо, и у англичан имеются свои ведомственные барьеры, и информация эта не дошла до Форин оффиса.

- Вот и напишите обо всем этом в своей объяснительной записке в министерство, - заключил наш посланник.

Так я и сделал. Ответа, правда, снова не получил и расценил это, как согласие британской стороны с тем, что инцидент исчерпан.

Это был мой единственный конфликт с Форин оффис. Правда, был еще один инцидент, но уже с британской контрразведкой. Но об этом также расскажем в следующей заметке.

Справка Всемирной Энциклопедии Путешествий: конфликт в Ольстере
Большинство жителей Северной Ирландии, или Ольстера, около миллиона человек, – потомки английских и шотландских колонистов, поселившихся здесь в начале XVII в., после завоевания Ирландии Кромвелем. Они - протестанты и голосуют за партии юнионистов, то есть сторонников сохранения «унии», союза с Великобританией. Многие из них называют себя также лоялистами, подчёркивая свою лояльность по отношению к британской короне. Меньшая часть населения, примерно полмиллиона – коренные ирландцы, католики. Они называют себя республиканцами, поскольку выступают за воссоединение с Ирландской республикой. То есть речь идёт о розни не только о религиозной, но и политической. Католики считали, что протестантские лоялисты пытались подавить движение католического меньшинства за гражданские права. И те, и другие имели отряды боевиков. У католиков они называются Ирландская республиканская армия – ИРА. С ней была связана политическая организация, формально легальная, - «Временная Шинн Фейн». В 1970-е гг. здесь были и военные столкновения, и постоянные террористические атаки. Для обеспечения безопасности в Ольстер была введена британская армия, местные правительство и парламент (стормонт) были распущены. Со временем противостояние удалось преодолеть. Сегодня в Северной Ирландии положение нормальное. Правда, после референдума о выходе Британии из Евросоюза снова стали раздаваться голоса об отделении Северной Ирландии от Великобритании и присоединении ее к Ирландии.

Всемирная Энциклопедия Путешествий предлагает посмотреть "старый телевизор". Итак, "Международная панорама" образца 1976 года,
ведущий - Борис Калягин


Продолжение следует

Дополнительная информация к циклу статей

Справка Всемирной Энциклопедии Путешествий: Борис Калягин
Борис Александрович Калягин (р. 10.09.1938 г.) — журналист-международник, Политический обозреватель Гостелерадио СССР. В 1962 г. окончил Институт восточных языков при МГУ по специальности «язык хинди и литература Индии». Учился в Делийском университете. В 1966 г. защитил кандидатскую диссертацию по истории Индии. Работал корреспондентом ЦТ в Индии, Великобритании и США. Был ведущим передач «Международная панорама» и «Сегодня в мире». Действительный член Евразийской академии телевидения и радио. В настоящее время - профессор факультета медиакоммуникаций Высшей школы экономики. С 2016 г. - Политобозреватель Всемирной Энциклопедии Путешествий.

Белый дом, Овальный кабинет. Рональд Рейган, Борис Калягин. Фото vk.com

Маргарет Тэтчер, Борис Калягин (слева, ведущий). Фото gorbymedia.com

 

Уважаемые читатели
Всемирной Энциклопедии Путешествий!

Я рад, что мне представилась возможность поделиться с Вами некоторыми своими воспоминаниями, наблюдениями. В течение тридцати лет я работал на радио и телевидении. Выполнял обязанности редактора, комментатора, руководителя международного отдела, политического обозревателя Центрального телевидения. Но более всего мне было по душе действовать в качестве корреспондента, видеть новые места, куда не просто добраться в обычной жизни, встречаться с интересными людьми, быть свидетелем важных событий, о которых нужно рассказать многим тысячам слушателей, зрителей у себя на Родине. В разные годы я работал в Индии, Великобритании, Соединённых Штатах, ездил в краткосрочные командировки во многие другие страны. Меня часто спрашивают, где было интересней всего. На этот вопрос трудно ответить. Каждая страна интересна и увлекательна по-своему.

Индия с её древней великой культурой и обычаями, Великобритания с её верностью традициям и несгибаемым характером, Соединённые Штаты с их кипучей энергией и мощью. Мне довелось беседовать, брать интервью у крупных государственных и политических деятелей. В их числе были президенты США Рональд Рейган, Ричард Никсон, Билл Клинтон, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, премьер-министры Индии Индира Ганди и Раджив Ганди.

Беседовал с Иосифом Бродским, Василием Аксёновым, Мстиславом Ростроповичем, когда они жили и работали в США. Присутствовал при исторических событиях, таких, как рождение нового крупного государства - Бангладеш. Накопилось немало воспоминаний, и драматических, и юмористических, которые, думаю, будут интересны читателю.

Начну с рассказа о том, как в результате неудачного стечения обстоятельств я едва не оказался «персоной нон грата» в Великобритании. Люди молодого возраста, возможно, не знают, что в годы «холодной войны в некоторых ведущих странах Запада, в частности, в США и Великобритании, действовали правила, серьёзно ограничивающие деятельность наших журналистов. Это порой приводило к конфликтным ситуациям. Об этом я и хочу рассказать в первом своем материале на planetguide.ru.

Борис Калягин

Слово - коллеге Бориса Калягина, веретану программы "ВРЕМЯ" Сергею Иезуитову:


Сергей Иезуитов
  Главная редакция информации Гостелерадио (программа «Время») стала моим домом и школой в 1979 году. В международном отделе, которым руководила Нина Иванова, к новичкам относились осторожно и с некоторой долей опасения. Как и все «салаги», я сразу же был отправлен проходить курс молодого бойца «в шахту», - в так называемую «дежурную смену», где трое редакторов готовили материалы зарубежных корреспондентов и сообщения ТАСС на все выпуски «Новостей» текущего дня, включая и саму программу «Время».

Старший смены, Станислав Мормитко, протянул мне видавшую виды картонную папку и сказал: «посмотри, как работать с корреспондентами, а потом посидишь на ТАССе».

Материалы зарубежных собкоров представляли собой листы А4, где в левом верхнем углу стояли загадочные обозначения «узк., цв., с/х». Ниже: автор, оператор. И еще: «хр. 2’25”». Одни листочки изобиловали правками и вычеркнутыми абзацами текста, другие, наоборот, были чистенькими и очень хорошо выстроенными по содержанию. Автором одного такого «чистенького» был Б. Калягин. «Борю не трогать, - грозно сказал Мормитко, - запомни, есть корреспонденты, которых может сокращать только Главный редактор, а с такими, как Зубков, даже он старается не связываться!» Честно говоря, Бориса Калягина я и не собирался «улучшать» правками. Для меня он принадлежал к сонму «небожителей» международной журналистики, куда входили: Александр Бовин, Анатолий Потапов, Геннадий Герасимов, Валентин Зорин. Тогда даже представить было невозможно, что через 10 лет я сменю в Париже в качестве Зав. Бюро Потапова, буду работать на освещении официальных визитов вместе с Борисом Александровичем, и не раз вспомню слова, сказанные о нем: «Калягин – замечательный человек и классный профессионал. К тому же очень порядочный!»

Сергей Иезуитов  Сергей Иезуитов

В нашу комнату легендарный журналист Центрального телевидения заходил всегда запросто и ненавязчиво спрашивал, с кем можно записать комментарий. Комментарий на злободневные международные темы для Политобозревателей был рутинной «обязаловкой» в эфире, когда на человека в кадре больше смотрели, чем слушали. Мы шли в студию. Борис отдавал текст, интересный, выверенный и без ненужного пафоса, которым грешили многие наши «мэтры».

Видно было, что Боре нравилась работа корреспондента за рубежом. Его материалы практически всегда получались ярко и нестандартно. Он нравился телезрителям, а уж нам, редакторам, работать с ним было всегда в удовольствие. С Калягиным у нас сразу возникла взаимная симпатия. Держался он совершенно на равных, хотя дистанция (как карьерная, служебная, так и «зарплатная») между редактором и Политобозревателем была огромная.

Борис Калягин. Фото gitr.ruБорис Калягин. Фото fenixclub.com

Периодически наши пути пересекались. Борис постоянно находился в зарубежных командировках, но, когда бывал в “Останкино”, всегда заходил в дежурную смену.

Мне запомнился один эпизод, связанный с Калягиным. В марте 1987 года в Москве побывала с визитом Маргарет Тэтчер. Традиционная встреча с Горбачевым и с другими официальными лицами перестройки. А по итогам руководство решило организовать интервью с гостьей: поговорить, поспорить о западных ценностях, коснуться темы ядерного разоружения и вот здесь-то немного ее “поставить на место”. Почетное право задавать вопросы получили известные журналисты-международники: Владимир Симонов (АПН), Томас Колесниченко («Правда») и наш Борис Калягин.

Интервью состоялось, но после расшифровки (распечатки устного текста в машбюро – прим. ) руководство Гостелерадио задумалось – в каком виде и как вообще его показывать на экране? Взять верх в дискуссии и справиться со строптивой англичанкой-премьером нашим журналистам не удалось. Тем не менее, в эфир материал прошел. На фоне блестящего полемиста Маргарет Тэтчер советские журналисты выглядели бледновато, чего уж там скрывать…

Маргарет Тэтчер, Борис Калягин (слева, ведущий). Фото gorbymedia.com

  Годы спустя в одной из командировок Калягин рассказывал, что «говорить с Тэтчер было очень интересно, но переубедить в чем-то было делом заранее обреченным на провал: Тэтчер имела прекрасный опыт парламентских дебатов, четко и быстро реагировала на вопросы, всегда находила нужные слова. Для нас такая форма была непривычной и новой, - не было обыкновения дискутировать с главами западных стран. А Тэтчер отстаивала свою позицию, отстаивала в жесткой форме и было ясно, что она ее не изменит. И от своих решений не откажется».

Напомню, что одной из тем интервью было ядерное разоружение: Советский Союз настаивал, чтобы к переговорам, начатым Горбачевым и Рейганом, подключилась и Великобритания. Но англичане отстаивали свою твердую позицию: ядерного оружия у нас мало, сокращать его мы не можем, потому что рискуем безопасностью и, как следствие, гарантией того, что мы останемся в клубе великих держав.

Потом жизнь разбросала нас в географическом пространстве, но Бориса Александровича всегда вспоминаю с теплотой и добром.

И вот что хотелось бы передать моему легендарному коллеге:

  Боря, прости, что почти все написано в прошедшем времени! Все эти истории прочно заняли свое место в той нашей телевизионной, настоящей жизни – эфиры, репортажи, комментарии, командировки, удачи и неприятности, о которых никто сегодня не помнит. Я у тебя многому научился. Спасибо! Здоровья тебе и удачи!  

Сергей Иезуитов, Рим, Италия

Статья просмотрена: 2683
Рейтинг статьи: 2
Bookmark and Share
Борис Калягин
Борис Калягин, 17.09.2016 в 05:09
Источник изображений: Из открытых источников, ничьи права не нарушены
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 1 )
 Федорченко
Оё-ёй как интересно! Как мне понравилось, как Вы рассказали!
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо