Незапланированный вояж-1. Как язык меня до Сургута довел…
Бывают спонтанные незапланированные встречи. А бывают такие поездки-путешествия. Неисповедимы пути Господни. Хотя, казалось бы, в наше суперрациональное время, когда заранее все просчитывается... Эта поездка возникла внезапно. Я о ней никогда не думал и даже не предполагал когда-нибудь оказаться в тех краях. Однако калейдоскоп событий, встреч, знакомств и впечатлений с такой силой закружил меня, что я до сих пор распутываю в голове те удивительные нити судьбы, которые забросили меня за тысячи верст от Москвы в мир югорской земли. Впрочем, постараюсь все изложить по порядку.

Дмитрий Зелов - автор незапланированного визитаКогда лето в столице перевалило через экватор, в один из будних рабочих дней я по долгу службы оказался в офисе у гендиректора «Геостроя» Сергея Шматченко. Разговор постепенно стал неформальным, Шматченко поведал мне о своем освоении просторов Югры и Ямала, изыскательской деятельности в составе Когалымской экспедиции, делу, которому он отдал два десятка лет. На стене офиса манила неведомыми мне названиями большая карта Югры с Ямалом, Шматченко показывал и рассказывал, как он с коллегами творил историю освоения нефтегазового Севера.

Слушая его удивительные были о том времени и тех краях, я живо представил себе бескрайние леса и уходящие за горизонт просторы тундры, промысловые дороги, светящиеся во тьме огненные языки факелов в местах добычи углеводородов, море черники, брусники и клюквы по берегам многочисленных, зачастую безымянных болот, озер и рек, великое множество кровососущих насекомых, в безжалостную борьбу с которыми вынуждены вступать суровые и сильные люди, чьим трудом и усилиями этой край за какие-то пару десятков последних лет получил поистине мировую известность, а страна — основные дивиденты своего пребывания в мировых лидерах. Слушать истории из богатого жизненного опыта хозяина офиса было чрезвычайно интересно, и я предложил записать их на диктофон, дабы в будущем была возможность их публикации и представления на суд любознательной публики. Шматченко на минуту задумался, а потом разом сказал:

— А я предлагаю Вам самому, своими глазами увидеть современную жизнь людей в Сургуте и его окрестностях, познакомиться с далеким и недавним прошлым края, собранном в коллекции музея деревни Русскинской местным энтузиастом Ядрошниковым.

Что тут сказать... предложение было более чем заманчивым! Когда еще представится такой шанс: побывать в Западной Сибири и воочию самому увидеть все то, о чем только что услышал. Я мысленно стал уже продумывать детали предстоящего вояжа, когда мой внутренний монолог прервал решительный голос Сергея Николаевича:

— Значит договорились, — сказал он. В первой декаде августа вылетаете в Сургут, а я к тому времени уже буду там, и покажу-представлю все лучшем виде. Да, — добавил он, — все расходы беру на себя....

Чудо-юдо Сургута: с одной стороны - Университет, с другой - ...театрВремя до вылета в самый населенный город Югры пролетело как-то очень быстро — первая декада августа выдалась для меня насыщенной на поездки и встречи. За день до вылета я получил в офисе «Геостроя» билеты в Сургут и стал собираться в дорогу. Однако как ни старался выложить все лишнее и ненужное — все равно получилась доверху набитая сумка. Не очень большая, средних размеров — но, как я и загадывал сам себе, около половины содержимого в итоге так и не пригодилось. А все потому, что страшно повезло с погодой. И не только с ней.

Летел в Сургут уже знакомой мне по прошлому году во время моего первого визита в Югорский край авиакомпанией «Ю-Тэйр». Расположившись в кресле, стал представлять себе Мусу, который должен будет встречать меня по прилету в Сургуте. По крайней мере, так мне поведала во время моего прохождения через всевозможные рамки досмотра секретарь «Геостроя» Анастасия. Телефон запел в сумке как раз в тот момент, когда она (в смысле сумка, конечно) собиралась заехать в черное логово просвечивающего ее насквозь чуда-устройства. Услышав позывные трели, я успел схватить сумку перед самым ее погружением в чрево аппарата, чем вызвал сначала недоумение, а затем улыбку и смех проверяющей содержимое багажа пассажиров девушки. «День начинается удачно, — подумал я. — с утра веселю народ». В тот момент я и не подозревал, что в подобном ключе мне предстоит провести весь полет.

СургутВылет был ранним и я на автомате действовал по принципу «наш пострел везде поспел»: загодя прибыл не только в аэропорт (все-таки добираться пришлось аккурат через весь город), но и в самолете оказался в числе вечно спешащих куда-то спринтеров. Салон потихоньку заполнялся, а место у окошка рядом со мной оставалось вакантным. «Мой рюкзак будет ехать по-царски» — почему-то пронеcлось в голове. Крамольное направление мысли прервал девичий голос: «Как бы мне...» - не дожидаясь ответа, девушка ловко перешагнула через меня и уселась в кресло.

В этом не было бы ничего странного или необычного, если она не проделала это с весьма увесистой сумкой примерно такого же объема, как и моя, которая уплыла за стойкой регистрации по неведомым рекам транспортерной ленты. Я лелеял совсем неробкую надежду, что в нужном для меня направлении. Располагать такой баул под сиденьем было явно не с руки, и я предложил затолкнуть его наверх в отсек для ручной клади. И все бы ничего, если она бы (сумка, а не девушка!) не была заполнена, как, впрочем, и собственная, под завязку. Мои потуги протолкнуть упершуюся бортами поклажу в багажный отсек прервал толчок в спину проходившего в хвост самолета пассажира, пытавшегося с вещами наперевес поскорее расположиться на своем законном месте. Потеряв на мгновенье равновесие, я интуитивно качнулся вниз и, чтобы не упасть, схватился руками за спинку впереди стоящего кресла. Мое-то падение вниз таким нехитрым способом было остановлено, но вот сумка, cледуя всем законам физики, упала мне на плечи, а я, словно заправский клоун, даже сумел каким-то непостижимым мне самому образом (наверное, сработал эффект неожиданности) не уронить ее. Хотя неизвестно, чтобы сделал бы клоун на моем месте. Усевшись, наконец, после всех этих сальто-мортале в свое кресло у прохода, я торжественно вручил во избежание порчи неведомого мною содержимого реквизита ее хозяйке.

Тушка бойко взмыла в небесную высь, и мое путешествие началось. За общими фразами неожиданно завязался разговор, который продолжался все время полета, а оно прошло на удивление быстро и незаметно. Хотя, нет, удивительного в этом как раз и не было: время — субстанция очень странная и переменчивая, когда тянется с черепашьей скоростью, изматывая нервы, а когда бежит таким галопом, что не остановишь и при всем желании. Ксюша возвращалась к себе домой через Москву из Англии, где пробыла, совершенствуясь в инглише методом погружения в местные реалии, без малого месяц. Правда, и в пенатах ей оставалось пребывать недолго, потому как впереди манила позывными огнями жизнь студентки-первокурсницы одного из столичных вузов. С собой в Сургут из Туманного Альбиона она везла прикольную черную каску констебля. Со слов Ксюши (и здесь мне оставалось только поверить ей) местный полицейский при этом не пострадал, а сувенирная лавка обогатилась на несколько фунтов стерлингов. Попытка нахлобучить каску на мою голову не увенчалась успехом. Коротка кольчужка! Не тот размер. Барышне же она пришлась в самый раз и весьма шла для забавной фотографии...

Дмитрий ЗеловВ Англии я никогда не был, и потому посмотреть фотки британских замков, дорог и пейзажей вкупе с классикой Стоунхенджа на цифровике было интересно. В отместку я показал свои — на карте памяти остались фотки с майской поездки на Землю Обетованную, оставившей неизгладимый след в душе и питерские с выставки товарищества молодых художников «Зеленая собака», на которой были представлены два моих портрета кисти Виктории Ярославовой. Уже и не припомню, что такого особенного я рассказывал Ксюше, но смеялась она задорно и подолгу.

При этом желания как-то специально завоевать внимание девушки и поразить ее собственными и чужими необыкновенными историями, вытащенными из бездонных глубин матрицы своей и коллективной памяти, не было. Все получалось как-то непринужденно и само собой. При подлете к Сургуту, когда самолет постепенно сбавлял свой бег в пространстве и времени, моя спутница стала показывать знакомые ей пейзажи. «Вот они, мои любимые родные болота» — шутила она. Болот вместе с озерами действительно было море — одни тут же сменяли другие со скоростью перемещения нашего воздушного судна. Я поймал себя на мысли, что с высоты картина была притягательной и даже завораживающей: уж насколько при упоминании слова «болота» всплывает совсем другой ассоциативный ряд, но с воздуха, да еще освещенные солнцем, они и в самом деле выглядели заманчиво.

Продолжение следует

Статья просмотрена: 2555
Рейтинг статьи: 2
Bookmark and Share
Страны: Россия
Дмитрий Зелов
Дмитрий Зелов, 30.12.2009 в 09:04
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо