Незапланированный вояж-4: Русскинская — поселок на реке Тромъеган
Вид от церкви на Тромъеган, несущий свои воды к Оби, завораживал. Есть что-то пронзительно щемящее в этой неброской, но полной такого величия и притягательности северной красоте, от которой невозможно оторвать взор. Похожее чувство мне довелось испытать прошлым летом на Соловках… Как ни жаль было покидать умиротворяющую картину природного величия, впереди меня ждало знакомство с этнографическим центром, благодаря которому и славится сия местность...

Этнографический заповедник под открытым небомВ общем, день удался на славу. Переполненный впечатлениями, едва добравшись до гостиницы, я практически сразу же заснул. Ну а с Ксенией… мы договорились встретиться по ее приезду в Москву (до сих пор пытаемся встретиться! Вот она, московская суета-круговерть в действии!). Следующий день оказался на редкость сумрачным и дождливым — первую половину дождь шел стеной, а потом почти до вечера - моросил. Шматченко был занят и Мусу за мной прислать не мог. Мы договорились о встрече на следующий день, а пока я занялся разборкой впечатлений и эмоций вкупе с подготовкой к встрече с манящей неведомой мне этнографической деревней Русскинской. Ранним утром следующего дня Муса уже поджидал меня у гостиницы. Заехали в поселок Федоровский, примерно на полпути до места. Там у Сергея Николаевича была штаб-квартира и производственная база по подготовке к осеннему проектно-изыскательскому походу на Ямал.

Дорога от Федоровского до Русскинской была весьма живописной — озера с болотами перемежались сухими, возвышенными местами, поросшими сосняком с нагромождением между хвойниками валунов всех форм и размеров. Шматченко объяснил, что они называются гривами, а все вместе представляет собой наглядную картину действия ледника в незапамятном прошлом. От трассы отходили местные дороги, ведшие к местам добычи и первичной переработки углеводородов. Проносившиеся за стеклом автомобиля качалки вкупе с огненными факелами на фоне водно-лесного края создавали феерическое впечатление. Еще более загадочно и фантастически та же картина, как я потом сам воочию увидел, выглядит в темное время суток.

Храм только строитсяРусскинская обернулась современным поселком. Подъехав к зданию местной администрации, мы вошли внутрь. Встречал нас сам глава сего поселения — Анатолий Владимирович Прасолов. Он оказался радушным хозяином и сам вызвался, несмотря на занятость, показать местные красоты и достижения. Первым в списке стала строящаяся на берегу реки Тромъеган школа-интернат на 270 детей. В рамках небольшого поселка это масштабный и значимый проект. Начатое в январе 2008, строительство планирует завершиться в следующем году. И судя по темпам и размаху, у этого проекта есть все шансы стать новым украшением поселка. Невдалеке от будущего здания школы-интерната, там где Тромъеган делает крутой поворот, в необычайно живописном месте, на высоком правом берегу, строится православный храм. Уже сияют на солнце его купола, возведено и само здание храма. Правда, предстоит еще значительный объем работ по внутренней и внешней отделки церкви — но главное уже сделано.

И сделано благодаря энтузиазму и стараниям нынешнего и бывшего (Андрея Николаевича Соболева) главы администрации, а также значимой и существенной помощи главы «Геостроя» Сергея Николаевича Шматченко. Вид от церкви на Тромъеган, несущий свои воды к Оби, завораживал. Есть что-то пронзительно щемящее в этой неброской, но полной такого величия и притягательности северной красоте, от которой невозможно оторвать взор. Похожее чувство мне довелось испытать прошлым летом на Соловках… Как ни жаль было покидать умиротворяющую картину природного величия, впереди меня ждало знакомство с этнографическим центром, благодаря которому и славится сия местность.  Проехав по поселковым улицам, Прасолов остановился перед зданием, именуемым «Музей природы и человека».

Музей природы и человекаМузей был открыт почти двадцать лет назад на основе коллекции местного подвижника-энтузиаста Александра Павловича Ядрошникова, обитающего неподалеку от сотворенного им чуда. Чуда — не только потому, что музей, представляющий в своих залах богатый и разнообразный мир фауны Среднего Приобья и предметы культуры и быта тромъенганских хантов был создан фактически руками одного Ядрошникова. У самого Александра Павловича, чей портрет украшает основанный им музей, нет фаланг пальцев на обеих руках. И при этом он активно трудится в полную силу, занимается хозяйством, рыбачит.

Как раз в день нашего посещения музея главного героя застать не удалось — он уехал на моторке рыбачить! Рядом со зданием музея под открытым небом расположилась коллекция привезенных из разных мест образцов жилищ и хозяйственных построек местных жителей: здесь и поднятые высоко над землей охотничьи лабазы, и наоборот, уходящие в грунт землянки, осенне-зимние избушки, остовы чумов, лодки-долбленки, нарты, а также образцы коралей — загонов для животных.

Центр национальной культуры. Всё о хантахЧуть поодаль расположился Центр национальной культуры, в котором я познакомился, а Прасолов и Шматченко полюбовались вновь с богатым миром духовной и материальной культуры местных хантов. Здесь широко представлены предметы быта (специально для нас работница музея быстро облачилась в национальную одежду, которая, ей, кстати, очень шла), разнообразные музыкальные инструменты. Звучание ряда из них было нам любезно продемонстрировано. Стараниями местных энтузиастов был создан ансамбль национальной музыки "Вонтнэ", занимающий призовые места на всевозможных районных и региональных смотрах и конкурсах. Ознакомившись с местными достопримечательностями, мы должны были продолжить культурную программу и вылететь на одно из хантыйских стойбищ. И хотя визуально погода вроде как благоприятствовала, но вылет нам в этот день не разрешили, отложив его до улучшения ситуации в небе. Жаль, конечно, было очень — но я и так был переполнен впечатлениями и эмоциями от увиденного.

И тут Прасолов, созвонившись с вертолетчиками, сообщил, что завтра ожидается улучшение летных условий, и возможен вылет в район. Да к тому же именно завтра, 16 августа в Русскинской будет интересный праздник с соревнованиями местных жителей, на котором обязательно мне надо присутствовать.И все бы ничего, если бы не одно но — увеличение времени моего пребывания на югорской земле требовало замены даты вылета в Москву. В итоге мы с Мусой отправились в обратную дорогу в Сургут. Билет, к счастью, удалось довольно быстро обменять. Уже затемно я был у себя в гостиничном номере и стал собирать вещи для полета от Русскинской в неведомом для меня направлении. Рано утром за мной должен был вернуться Муса. Хотя вещи — это сильно сказано, конечно.

Шматченко (слева) и ПрасоловКроме пары-тройки теплых, шерстяных носков, свитера и противомоскитных мазей-спреев взятых про запас, на всякий случай, — других предметов для обитания в непривычной для городского жителя среде у меня не было. А потому выданные мне Сергеем Николаевичем Шматченко высокие болотные сапоги и защитный походный костюм из штанов и куртки-ветровки с капюшоном цвета хаки оказали впоследствии неоценимую службу. Выехали из Сургута мы с Мусой на рассвете и по уже знакомой для меня дороге довольно быстро добрались до Федоровского. Здесь на базе мы стали перекладывать в Соболь к Мусе собранные с вечера на базе у Шматченко вещи в наш поход-полет: надувную лодку (естественно, без воздуха), весла к ней, тяжеленный лодочный мотор, бензин для него, провизию, лекарства на непредвиденный случай, удочки-снасти, палатки, спальники, коврики и прочую мелочевку. И итоге так по мелочи весь багажный отсек Соболя почти и заполнился.

Загрузившись, мы с Мусой поехали смотреть праздничное представление на местном озере в Русскинской, а Шматченко должен был присоединиться к нам днем. Местные устроили показательное шоу: на традиционных лодках, разбившись парами, в каждой из которых определялся победитель, быстрее соперника выписывавший хитроумную озерную петлю. За каждого из участников активно болели, подбадривая на берегу, его друзья-товарищи.

Озёра...Берега озера во многих местах буйно поросли травой и кустарником, и болельщики, а в их числе и мы, активно вытягивали шеи и вставали на мыски, дабы проследить весь ход замысловатой траектории соперничества сверкающих в лучах солнца на озерной глади лодок. Вдоволь насладившись зрелищем, мы с Мусой подъехали к зданию администрации. Чуть подождав Шматченко, мы все вместе поехали к дому Прасолова. Хотя поехали — слишком сильно сказано. Расстояния в поселке — не то что в городе; проехав уже знакомым маршрутом мимо будущего здания школы-интерната и сверкающего на солнце куполами будущего храма в излучине Тромъегана, завернули на соседнюю улицу и остановились перед добротным домом, ничем особым впрочем не выделяющимся из окружающих его на улице соседских домов. Это и был дом главы Русскинской Анатолия Владимировича Прасолова. Хозяина провожала в путь-дорогу семья и любимая собака. По пути к вертолетной площадке мы заехали к Ядрошникову. Повезло, он оказался дома. Легенда сих мест сразу как-то расположил к себе своей открытостью, а на прощанье дал кажому из нас по копченой плотвичке. Пойманная им рыбка была горячей и ладонь приятно обжигал капающий жир. А на вкус рыбка так и вовсе оказалась необыкновенной, просто таяла во рту.

Продолжение следует

Статья просмотрена: 3823
Рейтинг статьи: 0
Bookmark and Share
Страны: Россия
Дмитрий Зелов
Дмитрий Зелов, 25.01.2009 в 10:04
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо