2. На улочках Неос-Мармараса
Читать весь цикл статей: Четыре дня на Халкидики
Аннотация серии статей

Об одном семейном путешествии на Рождественские каникулы в Грецию, на Халкидики.

Желающим стать поэтами надо ехать к Эгейскому морю — родине мифологических и исторических героев, веками сражавшихся за свою землю. Лучше всего ехать на Рождество — оно здесь солнечное, так что некоторые даже осмеливаются нырять и купаться. Тем более, что это может послужить основанием для отпущения грехов.

Сосна над морем (Неос-Мармарас)Море — это особая статья в нашем семейном бытии, у нас к нему не просто любовь, а чуть ли не болезненное притяжение. Собственно, у нашей дочери Алинки оно в буквальном смысле болезненное, так как она с самого раннего детства страдает аллергией и ей каждое лето просто необходимо отдыхать на море, дыша его целебным йодистым воздухом. Если она не побудет летом на море, то весь год потом болеет, так как ослабленный болезнью организм оказывается не в состоянии сопротивляться даже самому ничтожному микробу, а потому я любой ценой должен везти её туда, где плещутся морские волны и воздух наполнен целительным йодом и солнцем.

Про Марину я вообще молчу, так как о её внутренней связи с морем говорит уже само её имя — Марина, что в переводе с греческого означает «морская». Ну, а что касается меня, то, прожив практически полжизни в бедноватом на природу шахтёрском Донбассе с его кукурузно-подсолнуховыми полями да темнеющими на горизонте горбами породных отвалов-терриконов, я увидел настоящее море только несколько лет назад, сначала в Евпатории, куда мы съездили с Мариной в один из отпусков, потом под Феодосией, под Анапой и, особенно, в Венеции и под небольшим итальянским селением Фиаскерино, где я увидел такую удивительную лазурь, что от восторга у меня чуть не выпрыгнуло из груди сердце. С тех пор море сделалось нашей постоянной мечтой, сладким бредом, в нетерпении подгоняющим дни московской зимы к её концу, чтобы поскорее наступили июнь или июль, и мы могли отправиться в долгожданный отпуск. Если, конечно, Господь пошлёт нам к тому времени какой-нибудь нежданный гонорар или премию, благодаря которым можно будет осуществить наше намерение, потому что накопить денег на отпуск из нынешних писательских заработков становится всё труднее и труднее…

Бухта в селении Неос-МармарасНо как же сладко выйти утром из ворот отеля и, перейдя неширокую ленту асфальтовой дороги, подойти к кромке высокого крутого берега и рвануться взглядом за могуче свисающие над узкой полоской пляжа сосны в расстилающуюся впереди умопомрачительную синеву. Море!.. Господи, вот оно, рукой подать — бирюзово-синее, необъятное и кружащее голову, как сама поэзия. Как тут не разродиться хотя бы несколькими, счастливо перекликающимися между собой при помощи рифм, поэтическими строчками?

Я вырос мужчиной. Не трус и не гей.
Я морю Эгейскому крикну: «Эге-е-ей!» —
И эхо промчится вдоль всех берегов,
Пугая уснувшие тени богов.

И, выйдя из прошлого в нынешний день,
Седого кентавра могучая тень
Прошествует гордо под сенью олив
И спустится к морю, где плещет прилив.

Смотрю я на горы, что встали вдали,
На храмы и рощи счастливой земли,
На греков улыбки (тут каждый — вам друг),
На море, слепящее синью вокруг…

О, сколько здесь солнца! И сколько любви!
Ну как не лелеять надежду в крови,
Что так же однажды, как эти края,
Наполнится счастьем Россия моя?..

К морю из нашего отеля можно было пройти двумя путями. Во-первых, как я уже сказал выше, просто выйти из ворот и, перейдя дорогу, дойти несколько шагов до берега и спуститься вниз по ступенькам бетонной лестницы с перилами, которая тремя не очень длинными маршами вела к морю. А, во-вторых, можно было прямо с территории отеля войти в начинающийся под белой башней-рестораном тоннель с отделанными кафелем стенами и уже по нему выйти на площадку нижнего марша той же самой лестницы, что спускается к морю.

Одна из улочек Неос-МармарасаНомера в корпусах были небольшие и какого-то особенного восторга у меня не вызвали, в них имелись стол, кровать, холодильник, телевизор, электрический камин для обогрева комнаты, раскладное кресло-кровать (которое я так и не смог сложить, чтобы оно подо мной самопроизвольно не разъезжалось), санузел с умывальником, и душем да ещё стол и парочка лёгких стульев на балконе — словом, обычный для заведений такого типа набор вещей и принадлежностей. Хотя нам, по правде сказать, за всё время всего нашего пребывания на Халкидики наши комнаты были нужны фактически лишь для сна да для проведения гигиенических процедур, тогда как всё остальное время мы проводили вне корпуса — у моря, на территории отеля, в прогулках по окрестностям либо в каких-нибудь экскурсионных поездках. Рождественские дни наступившего нового года выдались на Халкидики достаточно солнечными, температура во всё время нашего пребывания там держалась в районе плюс 10 градусов.

Сидеть в номере не было ни малейшего смысла. Да и как не посмотреть поближе на легендарную Грецию, впервые в своей жизни оказавшись с ней буквально лицом к лицу?.. Для тех, у кого есть международные водительские права, в отеле имеется приличный парк автомобилей напрокат, причём по очень умеренной цене, так что бери и раскатывай, где тебе больше нравится.

Здесь можно пообедатьОднако я водить машину не умею, а потому, собравшись побывать в одном ближних селений, мы для осуществления намеченной поездки воспользовались услугами гостиничного водителя. Рассмотрев карту Ситонии, мы выбрали небольшой посёлок Неос-Мармарас, лежащий на берегу залива всего в десяти километрах от нашего отеля, и решили начать знакомство с Грецией именно с него. После завтрака один из официантов, выполняющий также роль водителя, подал к воротам отеля белый микроавтобус с надписью «Athena Pallas» и пятью золотыми звёздочками на борту, и мы отправились на экскурсию.

Даже не знаю, как мне и дальше называть себя писателем, но сейчас я вдруг почувствовал, как мало в великом русском языке слов, способных передать те ощущения, которые я испытывал, глядя на мелькающие за окном автобуса белоснежные двухэтажные виллы с многочисленными балкончиками, террасами и башенками, окружённые зелёными рощами олив, аккуратными травяными лужайками и фантастически топырящими в стороны свои узловатые ветки соснами. Казалось, что это какие-то мифологические белые парусники заплыли во время гигантского прилива на возвышенную часть ситонийского берега да так после схода воды и осели там среди волшебных кущ деревьев и цветочных полян…

Великолепное впечатление произвёл на нас также и сам посёлок Неос-Мармарас, ослепительно белые, с оранжевой черепицей, дома которого живописным амфитеатром окружают лазурную морскую бухту с отдыхающей посреди неё пёстрой стаей катеров, яхт и моторных лодок. Водитель высадил нас возле церкви святого Николая, построенной на берегу моря в 1922 году группой греческих беженцев из Малой Азии. Пребывая в течение нескольких столетий под гнётом поработившей страну Турции, греки неоднократно начинали освободительные войны и восстания за обретение своей национальной самостоятельности. Так, например, всенародная война Греции за Независимость вспыхнула в 1821 году, и в ней принимало участие также и население Халкидики, возглавляемое местными лидерами Эммануилом Папасом и Хапсасом. Эта война была проиграна, и в ходе её турками было уничтожено или отправлено на работорговые рынки в Салоники свыше 10 000 греческих патриотов. Однако это не подавило в греках стремления к свободе, и в 1854 году разразилось очередное антитурецкое восстание, в 1878 году ещё одно и, наконец, 7 сентября 1912 года партизаны Халкидики вытеснили турецкие гарнизоны с полуострова, после чего было провозглашено воссоединение области с остальной частью Греции.

А в 1922 году, гонимые турецкими зверствами, из Малой Азии, восточной Фракии и Болгарии хлынули тысячи греческих беженцев, которые доплывали на лодках до берегов своей исторической родины и оседали на освобождённых от турок землях, в том числе и на полуострове Халкидики, где они основали 27 новых селений. Одним из них стал посёлок Неос-Мармарас, выросший вокруг существовавшей здесь небольшой деревни Мармарас, являвшейся собственностью монастыря Григориу Агион-Ороса. В 1922 году в честь счастливого избавления от турецкого ига беженцами была построена здесь церковь во имя святителя Николая, а на причале установлен под навесом в качестве своеобразного мемориала один из тех самых ботов, в которых бежавшие от турок греки пересекли море и добрались до родной земли.

В утро нашего приезда в Неос-Мармарас церковь была украшена изнутри огромными пальмовыми ветвями. Это было 7 января — вчера ночью Россия встречала праздник Рождества Христова, а живущая по Грегорианскому календарю Греция отметила в этот день праздник Крещения и сегодня уже наводила в храмах порядок и уборку. Вчера, как нам рассказали, здесь вовсю кипело веселье — батюшка служил на пирсе водосвятный молебен, освящал корабли, яхты и рыбацкие лодки, а после совершения обряда забрасывал крест далеко в море, и желающие понырять в холодной воде кидались его искать. По здешним традициям считается, что тому, кто его достанет, простятся все совершённые им в течение минувшего года грехи…

Мы свои грехи искупить таким способом не успели, а потому, выйдя из церкви, просто отправились бродить по улочкам и любоваться удивительно красивыми видами.

Зимой в Греции растут мандариныНеос-Мармарас — чудесный городок, на два-три квартала уходящий от моря в горы и немного вытянутый вдоль побережья. По большей части его основными строениями являются двух-трёхэтажные дома с белоснежными стенами и ярко-оранжевой или потемневшей от времени до коричневого цвета черепицей. На небольших пятачках земли рядом с домами растут солнечно пылающие мандарины и слегка ещё зеленоватые, но восторженно золотящиеся под солнцем лимоны, а также разнообразные цветы, пальмы и какие-то декоративные деревца с извивающимися, будто удавы, ветками. За одним из заборов нам попались на глаза свисающие с тонких пальмовых стеблей зелёные гроздья бананов, которые Алинка не преминула сфотографировать. То и дело встречаются миниатюрные часовенки — небольшие, похожие на какие-то оригинальные скворечники, сооружения в виде маленьких церковок, в которых видны огарки поминальных свечей, установленные на полутораметровых постаментах.

Очень много небольших отелей и сдаваемых в аренду комнат, о чём извещают вывески и объявления. Ну и, конечно же, практически всю главную улицу образуют магазины, кафе и рестораны, но всё это в середине дня закрыто, так как примерно с часу дня и до трёх-четырёх часов пополудни у греков наблюдается что-то вроде послеобеденной сиесты, и никакие заведения не работают.

Многое из того, что составляет особенности жизни в Греции, я был бы счастлив когда-нибудь увидеть и у нас в России. Особенно, это касается той доброжелательности, с какой греки откликаются на любую просьбу о помощи, стараясь удружить человеку, даже если это не сулит лично им ни малейшей выгоды. К примеру, в ответ на вопрос, как можно вызвать в городе такси, совершенно незнакомый нам пожилой грек на улице тут же вынул из кармана мобильник и сам заказал для нас машину. Такую же расположенность я видел и в поведении продавцов, официантов, гостиничных администраторов да и просто большей части всех встречавшихся нам за эти несколько дней людей, ни разу не только не нахамивших или нагрубивших нам, но даже не отвернувшихся от заданного им вопроса. Нет здесь и отравляющего сегодняшнюю российскую действительность стремления слупить с вас на каждом шагу как можно больше денег, задирая цены на любые пользующиеся спросом товары и услуги. Чаевые здесь берут только официанты (5-10 процентов от суммы заказа), проезд в такси оплачивается строго по тарифу — 1 euro за километр.

Об этом я мимоходом думал, гуляя по набережным селения Неос-Мармарас и глядя на потрясающе красивую малахитово-бирюзовую воду. Особенно красивой была эта вода в тени пришвартовавшихся к берегу судов — «Agios Nikolaos», «Apostolos Paulos» и других кораблей и яхт. В одном месте мы с Мариной долго не могли оторвать своих взглядов от некоего очаровавшего нас явления. При почти абсолютно неподвижной поверхности воды в её глубине происходило какое-то скрытое от нас волнение, и из-за этого казалось, что покрытое замшелыми валунами дно ходит ходуном, словно кипящая тёмная масса. Это было настолько поразительно, что мы несколько раз сменили точку наблюдения и осмотрели явление под различными углами зрения. Дно продолжало неистово шевелиться и «гримасничать», строя нам из-под воды всякие «рожи и ужимки» и намекая тем самым на сюжет какого-то ещё не сочинённого мною фантастического романа…

Продолжение следует

Статья просмотрена: 8417
Рейтинг статьи: -5
Bookmark and Share
Страны: Греция
Николай Переяслов
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 14 )
 Федорченко
Сначала вопрос. Очень хочется знать, как с десяти утра сегодня до половины двенадцатого (за полтора часа) данную статью успели посмотреть 16 человек? Комментарии чуть позже после вторичного более внимательного прочтения сей "потрясающей" глобалки и эпохалки.
 Федорченко
Хочется отметить "гениальную рифму: гей-эгей! Напрашивается и другая рифма : день, тень, олень, ПЛЕТЕНЬ! Уж про воспетую неоднократно рифму : кровь-любовь и говорить не хочется...
Забавно, что свои сомнения в том, является ли автор данного "творения" писателем, он высказывает не в адрес своего творческого потенциала, а в адрес русского языка, в котором, по его мнению, недостаточно богатый словарный запас! Пожалуй это первый украинско-русский писатель, которому не по нраву "бедность" русского языка. Зато текст изобилует причастными-деепричастными оборотами. Исторический экскурс, почерпнутый из путеводителя, продолжает начатое в первой статье цитирование. Большой абзац с перечнем утвари в номере гостиницы трогает до слёз. Согласна, что сидеть в столь не понравившемся номере гостиницы не имело смысла. Ведь всё-таки в Грецию приехали...Хорошо, что о чаевых автор думал мимоходом, а то пришлось бы и о них читать целый абзац... Ну, и напоследок: календарь ГрИгорианский, вообще-то.
 Chulkova
Lyudmila Chulkova 15.10.2010 в 15:39 (ссылка)
Продолжаю удивляться, как можно об этом волшебном крае писать так бесцветно и таким бедным языком. И в ответ на восклицание автора: «Даже не знаю, как мне и дальше называть себя писателем, но сейчас я вдруг почувствовал, как мало в великом русском языке слов, способных передать…» хочется посоветовать автору и не считать себя писателем. В великом русском языке очень много слов, для того чтобы передать красоту Греции, видимо, их очень мало в словаре автора, который для передачи своих впечатлений к штампам «зелёные рощи олив» и «аккуратные травяные лужайки» смог добавить только сосны, «фантастически топырящие в стороны свои узловатые ветки». Про «строить ужимки» и «наводить уборку» я уж и не говорю. Грустно…
  Беленькая
А я начала читать , но ,простите, не дочитала : очень длинно и нудно, Много ненужных и неинтересных для читателя подробностей . Предложения построены так , что пока дочитаешь до конца - забываешь начало ! Меня тоже потрясла рифма Гей- Эгей , можно еще такую свежую рифму взять на вооружение : Любовь -Морковь !
  Беленькая
Н. Переяслов
Я вырос мужчиной. Не трус и не гей.
Я морю Эгейскому крикну: «Эге-е-ей!» —
И эхо промчится вдоль всех берегов,
Пугая уснувшие тени богов.
Т. Беленькая
И, выйдя из прошлого в нынешний день,
Седого кентавра могучая тень
Устало промолвила : "Эй,эге-гей!
Ты слышишь меня ,не поэт и не гей?!
Ступай-ка отсюда и больше не пей!"
 Пушкина
Я бы сказала, что для писателя язык заметки, простите, несколько убог
 Иваненко
кто этот автор??? ну, оставлю уже в стороне то, что "ломаешься" буквально после первого абзаца. но я деушка упёртая, таки дочитала до конца. домучила, вернее:)) тут прямо "поток сознания". первый абзац весьма информативен. вот честное слово, мне лично, может, и еще кому-то , совершенно неинтересно читать о чьих-то болячках и проблемах со здоровьем. не потому, что я бесчувственная сволочь, а потому ,что, думаю, подобные вещи обсуждаются на каких-то сайтах, где люди всем этим и делятся:)) ну да и это ладно. в конце концов, человек просто поясняет, почему "Море — это особая статья в нашем семейном бытии".......боже....в "семейном бытии".........вот жеж словоблудие:((( ладно. идем дальше. пропускаем описание номера. тоже масса нужной и интересной инфы!!! супер! вот фраза "температура во всё время нашего пребывания там держалась в районе плюс 10 градусов"...ну просто из советских газет:))) почему бы не написать было "было довольно тепло, около 10 градусов", ну, я так...
"Но как же СЛАДКО (выделено мною) выйти утром из ворот отеля и, перейдя НЕШИРОКУЮ ЛЕНТУ АСФАЛЬТОВОЙ ДОРОГИ (выделено мною), подойти к кромке высокого крутого берега и рвануться взглядом за могуче свисающие над узкой полоской пляжа сосны в расстилающуюся впереди умопомрачительную синеву" мама! захотелось пойти и утопиться сразу в этой умопомрачительной синеве:(((
отдельная тема поэтическое творение:) да, вот это -
"Я вырос мужчиной. Не трус и не гей.
Я морю Эгейскому крикну: «Эге-е-ей!» "
буквально бальзамом пролилось на мою израненную душу. буквально коллизии, буквально накал страстей и чувств лирического героя..." а вот интересно, если бы автор повествовал нам о поездке в Великобританию и если бы посетил он известный Стоунхендж, какаую бы рифму он нашел бы тогда? и сколько бы времени на это затратил, и сколько калорий потерял:))) Ой, нет сил больше....вердикт: это не писатель, это словоблуд и графоман! Простите все ,если я резко очень. но думается мне, что лучше бы , наверное, писать подобное в ЖЖ:))) там прокатит!
 Иваненко
Ирине Федорченко: Ирина, дело в том, что я лично не могла не поделиться ссылкой с друзьями-филологами. Как можно-с оставить без внимания общественности сей опус! Полагаю, что количество просмотров возрастет многократно, так как друзей у меня по всему миру - тонна:)))))))))))))
 Иваненко
Литературный конкурс. В деревне. (извините, дорогие, навеяло)
Деревня – это особая статья в нашем семейном бытии, у нас к ней не просто любовь, а чуть ли не болезненное притяжение. Собственно, у всех членов нашей семьи оно в буквальном смысле болезненное, так как… (анамнезы всех членов семьи, состоящей из 5 человек, , заверенные подписью главного врача и печатью районной поликлиники будут опубликованы дополнительно). Если мы не побудем в деревне в любое время года, то не в состоянии сопротивляться городскому смогу со всеми его микробами и этими злосчастными ГМО-продуктами. Потому мы любой ценой должны ехать в деревню, туда, где плещется отравленная химическими отходами речка и воздух наполнен целительным запахом навоза.

Про себя я вообще молчу. Моё имя Ирина, и ленивый не знает, что оно означает «мир», «покой» в переводе с греческого. Прожив практически все детство в деревне, с его славной и милой фермой, вечно пьяными скотниками, пастухами и выбивающимися из сил доярками, я поняла, что деревень в стране нашей много и нельзя манкировать ни одной из них. Вспоминая удивительную лазурь серого карельского неба, я чувствую, как сердце чуть не выпрыгивает из груди моей. С тех пор, с глубокого сопливого детства, деревня сделалась нашей постоянной мечтой, сладким бредом, в нетерпении подгоняющим дни северной осени-зимы-весны-начала-середины лета к концу, чтобы поскорее наступил хотя бы конец июня или даже июль, числа до пятнадцатого, и мы могли отправиться в долгожданный отпуск. Если, конечно. Господь вкупе с пенсионным фондом и всеми организациями, на которые мы работаем фрилансерами, пошлют нам наконец какие-то прибавки к пенсии или же выплатят заработанные несколько лет назад деньги, благодаря которым можно будет осуществить наше намерение, потому что накопить денег на отпуск из нынешних переводческих, частно-иностранно-языковых уроках и евро-ремонтных заработков становится все труднее и труднее.

Но как же сладко выйти утром из ворот домика-развалюшки и, перейдя неширокую ленту грунтовой дороги, испещренной выбоинами и колдобинами, подойти к кромке высокого крутого берега, загаженного битыми бутылками ,пластиковыми емкостями всех размеров и форм, окурками и продуктами жизнедеятельности милых деревенских животных, и рвануться взглядом за могуче свисающие (по причине вырванности с корнем во время очередного погодного катаклизма и никем не убранные) над мутной водой сосны в расстилающуюся впереди умопомрачительную и буквально выносящую мозг серость. Речка!…Господи, вот она, рукой подать – серо-мутная, вполне таки поддающаяся объятию и кружащая голову от ароматов миазмов исходящих из нее, как сама поэзия. Как тут не разродиться хотя бы несколькими, убого перекликающимися между собой при помощи рифм, поэтическими строчками?

Я женщиной выросла, смелой как гей,
Я речке как крикну: гляди веселей!
И эхо услышат на скотном дворе
И тут же примчатся, набьют рожу мне.

К речке из нашего двора можно пройти двумя путями. Во-первых, как я уже сказала выше, просто выйти из ворот и, перейдя дорогу, дойти несколько шагов до берега и спуститься вниз по какбэ ступенькам, рискуя переломать все имеющиеся в наличии конечности, не упустив, естественно, головы и получив сотрясение мозга, хотя никому из членов нашей семьи это не грозит по причине отсутствия такового. А, во-вторых, можно прямо с территории в 6 соток войти в сарай-сенник, под раздолбанным дождями-снегами шифером и неотделанными ничем окромя щелей стенами и через него выйти непосредственно на берег, только непременно надо надеть какую-нибудь обувь. Если лето не очень жаркое, то вполне достаточно валенок от Юдашкина или на худой конец от какого-нибудь кутюрье.

Дом наш был небольшой и какого-то особенного восторга у меня не вызвал, в нем имелись стол без ножки, кровать с продавленной панцирной сеткой, погреб, телевизор с линзой, печка круглая (1 шт.), печь русская (1 шт.), NB: обе требуют перекладки и побелки! Раскладная раскладушка с 2/3 отсутствующих пружин (которую разложить еще можно, но спать на ней риск для жизни), туалет типа «сортир», бочка ржавая с водой, еще стол, который в сенях и парочка тяжеленных дубовых табуреток – словом, обычный для домов такого типа набор вещей и принадлежностей. Хотя нам, по правде сказать, за всё время всего нашего пребывания (господи прости…хотя НАМ, по правде сказать, за всё время НАШЕГО пребывания) в деревне наш (господи НАШ) дом была нужен
фактически лишь для сна после изрядных возлияний на свежем воздухе у костра до полного забвения, если, конечно, мы находили силы добраться до него, по пути производя разные гигиенические процедуры. Июльские дни наступившего 1 января нового года выдались в деревне достаточно солнечными, температура во все время нашего пребывания там держалась в районе плюс 15 градусов Цельсия, с влажностью 87 процентов, ветром преимущественно восточным и юго-восточным, скорость которого была 2 м/сек., с высокой облачностью и кратковременными дождями.


P.S.
Даже не знаю, как мне и дальше называть себя писательницей, но сейчас я вдруг почувствовала, как мало в великом русском языке, и в частности его отдельном пласте ненормативной лексики, слов, способных передать те ощущения, которые я испытывала, глядя на мелькающие передо мной строчки, с многочисленными причастными и деепричастными оборотами, с многочисленными тавтологиями, гиперболами, литотами, синекдохами, метафорами, метонимиями и прочими тропами, окруженные фантастически топырящими в стороны свои узловатые аллегории и перифразы. Казалось, что это какой-то сюр или пост-модернизм, заплывший на страницы ВЭП во время какого-то случайного инцидента да так и осевшего тут среди волшебных кущ поистине замечательных повествований о прекрасных и удивительных местах нашей любимой планеты.
 Богомолова
Браво, Ирина!!!
Лучшего комментария к этому опусу не придумать!!!
 Богомолова
Добрый вечер, Николай,
Посетивший дивный край,
Где зимой у моря синя
Вырастают мандарины.
Вы писатель и поэт
И сомненья в этом нет!
Как рифмуете Вы смело
По заказу фирмачей
(Гонорар – лихое дело)…
Кровь-любовь, Эгей и гей.

Великий писатель, позвольте совет:
На этой планете и места-то нет,
Где в суп не кладут, извините, морковь.
И мысль с давних пор будоражит мне кровь,
Любовь к гонорару в душе сохраня,
Есть рифма, что сделает Крёзом меня:
Напишете стих, прославляя морковь,
В Халкиду с семьёй Вы поедете вновь!
 Кузнецова
"Даже не знаю, как мне и дальше называть себя писателем, но сейчас я вдруг почувствовал, как мало в великом русском языке слов, способных передать те ощущения, которые я испытывал..."

Кажется, я только что отчетливо услышала, как под швейцарской землей отвалилась чья-то челюсть. Не Набокова ли, часом?
 Барабанов
Николай! Хорошее стихотворение. Вот только «надежда в крови», это не образ соседки Надежды Петровны, избитой пьяным мужем? Надежду, вообще-то, лелеют в душе. Хотя я вас понимаю, кровь вам нужна для оригинальной рифмы « в крови-любви». Если еще раз посетите землю Гомера, то имеете все шансы превратиться в солнце русской поэзии. Так я понял вашу заметку под номером 2. И еще одно место вызвало у меня вопрос. Вы смотрели на горы, что «встали вдали», потому что они встали, а до этого лежали? Вам повезло наблюдать природную аномалию в виде геологической эрекции? Попробуйте использовать эту метафору в дальнейшем. И еще как мужчина мужчине. Смелость, безусловно, мужское качество, но другим основным достоинством мужчины является вовсе не отсутствие склонности к гомосексуализму. Уверяю вас, основное достоинство мужчины это - ум. Поэтому, чтобы не обижать геев, а замечу, смельчаки воины- спартанцы были геями, начните о себе более точно: «Я вырос мужчиной. Не трус и умён». Ну а дальше, я думаю, справитесь. Успехов! Вы пользуетесь бешеной популярностью у дам. Читал отзывы. Обзавидовался. На меня они почти не реагируют.
 Федорченко
Вот позор-то! В условиях литературного конкурса написано, что предоставляемая вещь нигде не должна была печататься раньше, а господин Переяслов опубликовал свой великий труд ещё в мае 2009 года!
http://www.olmamedia.ru/article/434760/435654/yanvar-na-halkidiki-zapiski-o-nesluchajnosti-proishodyashego.html
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо