6. Бренды социалистического строительства
Аннотация серии статей

Весной 1991 года газета "Советский Таймыр" опубликовала "Свод памятников истории и культуры Таймырского полуострова", сопровождавшийся небольшими комментариями. Суть их сводилась к следующему: через то, что дорого разным народам, населяющим полуостров, показать основы культуры, объединяющей людей разных этнических и социальных групп. Два года спустя эта работа была взята за основу при создании видеофильма "След". След, оставленный человеком на земле Таймыра. Так уж случилось, что эта работа практически не затронула Норильск. Только сейчас, спустя почти 15 лет, появилась возможность поразмышлять над его историческим наследием.

Жили так, как было невозможно жить, строили так, как было невозможно строить – выжили и построили.

2006 год. СоцгородГород оттуда, с горы, сполз к её подножию, туда, где строили Соцгород. Сдавленный паутиной труб, наполовину развалившийся, Соцгород потихоньку "переползает" в Большой Норильск. Там ещё стоит ДИТР (дом инженерно-технических работников), признанный памятник истории и отремонтированные каменные двухэтажные дома 50–х годов – сегодня они тоже памятники истории. Но первый дом города уже там, в новом Норильске. Его фундамент ещё виден, но только им и "обустроено" это историческое место. Место, откуда город сделал первый шаг. Шаг в надежде на светлое будущее.

Но то ли с годами умерла надежда, то ли изменились представления о будущем - только сейчас это памятное место перестало иметь какое-либо значение для города. Как не вспомнить про Иванов, не знающих родства?

ДИТР (Дом инженерно-технических работников)Восстановленный дом Соцгорода1947 год. Соцгород

Бытовые условия и питание детей в Норильлаге были такие же бесчеловечные, как и у взрослых. Впервые о труде в нём несовершеннолетних упоминает приказ Матвеева от 21 июля 1936 года. Сохранились воспоминания очевидцев:

  Здание НКВД на Медвежке. 2006Наша зона размещалась на Надежде и была огорожена двумя рядами колючей проволоки. Мы, маломерки, - человек девяносто, с Украины и Белоруссии, многие совсем ещё дети – очищали от заносов железную дорогу, ездили в тундру за дровами. Работали вместе со взрослыми, а отделили нас только после бунта в 1953. Позже, когда перевели во вторую зону, узнал, что такое Каларгон - ещё несовершеннолетним, за какую-то провинность. Это каменный карьер, кувалда, лом, 12-часовой рабочий день без перекура и обогрева. Отбил, загрузил вагонетку, откатил метров 100-150, вывалил в «вертушку». Чтобы избавиться от каторжного труда, зеки замазывали себе глаза хлоркой. Был даже "специалист", который за пайку отрубал штыковой лопатой пальцы ноги, кисть руки…Кто не шёл на работу, тех заталкивали в ящик для кала и на санях, запряжённых быком Мишкой, везли в карьер. Потом ящик опрокидывали… После работы нас дважды обыскивали. У двери барака надо было раздеться до белья. Впускали по три человека, но влетали сразу по 6-8. Тогда дневальные начинали нас бить и пинать. А куда деться? Сзади напирают полторы сотни… Бараки не топились, постелей не было в помине. Вшей горстями выбрасывали... Голод... Помню, как-то в пургу вывели людей разгружать ржаную муку. Какое это было счастье! Зэки рвали кули, запихивали муку в рот, в штаны...  

Каларгон снаружиТак в 1942 году началось строительство угольной шахты на Кайеркане. ШИЗО был сначала на Амбарке (где сейчас мемориальный мост с паровозом), а когда через Амбарку пошла железная дорога, то ШИЗО оттуда убрали и в 1938 году построили его на Каларгоне. Оно просуществовало там до 1960–х годов. Потом там устроили СИЗО, который затем переехал в район рынка. Символично, что улица Ветеранов в Норильске заканчивается тюрьмой. Каларгонскую тюрьму, как сохранившийся памятник тоталитарного режима, надо превратить в мемориал. На это у комбината, под чьим крылом создаётся "Голгофа", должны найтись средства.

На том месте у тюрьмы, где валяются брошенные геологами керны, поставить бы отлитого в бронзе маломерку, а вокруг постамента в цепях расположить фигуры известных политических з/к Каларгона: Генерального секретаря ЦК комсомола Александра Мильчакова, секретаря болгарского комсомола Благоя Попова, профессора права Леонида Гинцбурга, журналиста Абрама Аграновского и иже с ними...

Карцер КаларгонаКаларгон изнутри

Есть в Норильске оригинальный памятник производственной и трудовой деятельности. Это труба. Точнее уже часть трубы. Верхняя часть её сравнительно недавно все же рухнула на крышу гаража. По счастливой случайности никто не пострадал. Иначе и быть не могло. Слишком много было вложено в неё души.

Часть трубы, построенной при низких температурах - впервые в миреВ 1940 в Дудинке начали разгружаться морские суда, это позволило в августе 1941 эвакуировать в Норильск Мончегорский комбинат "Североникель". Вместе с оборудованием прибыло и 600 специалистов, внёсших значительный вклад в становление комбината. В сентябре 1941 Государственный Комитет Обороны потребовал от норильчан выдать электролитный никель к 1 мая 1942. Начиналась полярная зима, а нужно было строить цеха, поднимать трубы. Никто, нигде, никогда не решался на кирпичную кладку в морозы. Было известно, что такая кладка весной рухнет.

Впервые в мире в Норильске ввели электропрогрев кирпичной кладки. Строили трубу Большого металлургического завода так: кольцо кирпичей – кольцо проволоки. Василий Феоктистович Ромашкин день за днём поднимался от фундамента к очередной отметке вместе с уральцами – трубокладами. Подключал ток, измерял сопротивление, следил за температурой кладки. У него была такая должность – ответственный за электрообогрев бетона. Эта труба "скостила" ему срок на 6 месяцев. В 1954-м его реабилитировали. Он так и остался жить в Норильске, где в 2000 году ему отмечали 86 лет. Ценой невероятных жертв в марте 1942 г. в Норильске был пущен первый конвертер. 29 апреля получили первый катодный никель. 1 мая из Норильска в Дудинку пришёл первый вагон с тонной катодного никеля, который лётчик Степан Александрович Веребрюсов доставил в Красноярск. Этот лётчик, погибший в Германии в 1945 году, уже после Победы, тоже заслужил право стоять на постаменте у Надежды.

Коттеджи 40-х годов для сильных мира сегоС главной площади Норильска Ленин смотрит на Соцгород, а у Соцгорода пустует постамент, на котором стояла скульптура "Первой комсомолки". За ним сохранились коттеджи, построенные тогда, как сейчас говорят, для VIP-персон. Эти коттеджи интересны не только тем, что в них останавливались высокие гости, но и ходом мыслей. Так строили и под Москвой в середине 50-х: одну котельную на 3-4 двухэтажных дома. Причём располагалась она в подвале одного из них. Если бы город строился в таком духе, то не было бы столь серьёзных последствий после случившейся зимой на рубеже веков остановки ТЭЦ.

Монумент «первая  комсомолка Норильска»Статуя В.И. Ленина

На стройке, в основном на отделке домов, в Норильске работали женщины. И те з/к двух зон, что восстали в 1953 году, и те, кто приехал сюда по комсомольской путёвке. Женщина с мастерком в руке – это вообще один из "брендов" социализма. Вот такую бы скульптуру и водрузить на этот постамент. А вокруг закрепить доски с информацией, сколько они родили детей, живя в городе, сколько отделали метров жилья, сколько дней держали оборону в зоне и т.д. и т.п.

Бренд социализма

Отдельного исследования требуют кладбища Норильска. Вход на новое кладбище претворяют памятники монументального искусства: мемориал героям Советского Союза и захоронение праха Урванцевых. Наверное, и могила Сапрыкина Григория Ивановича, почётного гражданина города, одного из создателей геологической службы комбината – тоже такой же памятник, как, впрочем, и могила поэта Бериева.

Надгробные памятники на могилах Терпогосовых (семья Главного инженера Норильского комбината) на старом кладбищеНа старом кладбище приходят в запустение могилы кавалеров сталинских премий, династий строителей комбината. Они - тоже памятники истории и их тоже надо сохранять. Понятно, что нельзя сохранять всё кладбище вечно, но и сносить всё в подряд тоже нельзя. 11 июня 1990 года в результате схода водно-снежной массы были уничтожены буровая вышка и жилой посёлок на скважине ТК–18 в районе реки Икэн в 160 километрах к северу от Норильска. Из семи человек, находившихся на буровой, четверо погибли. Погибли за будущее Норильского комбината, за будущее Норильска.

Работа в таких условиях это подвиг. Погибшим геологам должно найтись место в истории комбината.

Окончание следует

Владимир Козлов
Владимир Козлов, 16.09.2011 в 10:02
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 4 )
 Буль
Кажется, всё ужасное о нашем прошлом мы видели, слышали, знаем. Но, когда читаешь такой материал, опять становится больно и страшно. И ещё удивительно, как нгаходятся люди, ностальгирующие по сталинским временам, и открыто об этом заявляющие... Кто они? Посбники страшного режима? Циники? Или непроходимые глупцы?! Понять такое невозможно....
 Богомолова
"...Бараки не топились, постелей не было в помине. Вшей горстями выбрасывали... Голод... Помню, как-то в пургу вывели людей разгружать ржаную муку. Какое это было счастье! Зэки рвали кули, запихивали муку в рот, в штаны..." Ну что тут можно сказать? Как прокомментировать? Кончно, лучше не вспоминать, тем более это было не с нами. А если повторится?
Спасибо большое автору за то, что с болью пишет об этих событиях, и этим призывает нас к бдительности. К сожалению многие не хотят этого знать, не хотят видеть, что сегодняшний режим идёт тем же путём, когда главные функции государства, оплачиваемые нашим трудом, это государство не выполняет! Уже одно то, что в судах нет права, а только расправа с неугодными, может вернуть нас в прошлое и виноват будет не очередной диктатор, а мы с вами, позволяющие ему вершить эти расправы.
За пафос прошу прощения, но иначе откликнуться на прочитанное не получилось.
 Козлов
Приятно слышать (читать) слово СПАСИБО за искренние изложение того, что порой не даёт уснуть. Моя мама хвалит Сталина. Она вырастила двоих детей, шестерых внуков и помогает растить двух правнуков. Не для возвращения "страшного режима", а во имя человечности. Я знаю матерей ратующих за демократию и бросающих своих детей на произвол судьбы. Есть исследование, которое показывает, что в 19 веке ориентиры общества в России менялись трижды. С нашим менталитетом эта смена веры в путь к лучшему приводит к кровавым событиям. Мне представляется, что если сохранить тюрьму Каларгон как она есть, а не мемориальную табличку о том, что она здесь была, ни сталинистам ни демократам туда сесть не захочется и они очень возможно договорятся без крови.
Большинству людей чтобы понять надо увидеть. К сожалению, путешествия по нашей стране ещё дорогое и опасное занятие. Но уже есть сдвиги в лучшую сторону. Давайте будем помнить, что тот, кто родился в январе не отвечает за то, что на дворе стоял мороз.
 Федорченко
Спасибо Владимиру Козлову за удивительное путешествие во времени и серьезное нравственное поучение (не менторское) о памяти и необходимости сохранить свидетельства трагической истории нашей Родины, за боль от бездумного, преступного уничтожения: природы Отечества, традиций, памятников культуры и истории.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо