9. Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадки
Читать весь цикл статей: Америка глазами натуралиста
Аннотация серии статей

Цикл статей является частью рукописи книги о природе Америки, в которой представлен калейдоскоп интересных мест США от Флориды до Тихого океана: суровая красота пляжей Калифорнии, величественные водопады Йосемити, окаменевший лес, каньоны и потухшие вулканы. Читатели вместе с автором идут по следам динозавров, спускаются в подземные галереи Карлсбадских пещер, отправляются на поиски зубов доисторического монстра - акулы мегалодона, раскрывают тайны наскальных рисунков. Автор знакомит читателя со старейшими жителями планеты – гигантскими секвойями, учит делать ловушку для снов и рассказывает, как выжить в дикой природе. Основная задача автора - показать, что США не только страна иммигрантов и супермаркетов, но и собрание удивительных памятников живой природы, тщательно сохраняемых и оберегаемых.

Одна из таких стоянок расположена в месте, где в реку впадает ручей Медвежий (Bear creek), пересыхающий в летнее время. Там я познакомился с Мэтью, парнем баскетбольного масштаба, и его дочкой. Девочка сидела на раскладном стуле, по-видимому, охраняя устройство со ступенчатым дном, покрытым ворсистым материалом. Вода горной речки быстро бежала по этим ступенькам. Мэтью копался саперной лопаткой под одним из валунов, лежавших в русле пересохшего ручья, и периодически приносил к реке ведра, наполненные галькой, перемешанной с грязью. Он не без гордости показал мне пробирочку с мелкими самородками, его добычей.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиО Калифорнии порою говорят, что это «золотой штат». Причина появления такого эпитета не в том, что в марте придорожные полосы усеяны мириадами желтых и оранжевых цветов. И не в том, что уже в мае из-за отсутствия дождей трава выгорает, и зеленый ковер, покрывавший калифорнийские холмы в конце зимы, приобретает цвет соломы. Все гораздо проще и менее поэтично: рождение нынешней Калифорнии связано с содержимым ее недр, в которых до сих пор находят тот самый проклятый металл, служащий эквивалентом богатства. Тусклый блеск самородков слишком многих заставил бросить семью, пуститься в путь через пустыни и перевалы, а то и обогнуть Южную Америку по морю. Все невзгоды - лишь для того, чтобы влиться в армию охотников за удачей, принесших в некогда дикую Калифорнию все прелести и пороки цивилизации. Имя этому движению человеческих масс, этому бурлящему коктейлю из тысяч надежд и разочарований - Золотая Лихорадка.

Первопроходцы-золотоискатели не имели доступа к современным технологиям. Поэтому многие места, где можно найти золото, либо не были хорошо разведаны, либо не разрабатывались как те, что не могли принести коммерческую прибыль. Поэтому в наше время наблюдается рождение второй волны золотой лихорадки, когда оснащенные металлоискателями любители проводят выходные в поисках самородков. Очутившись в Калифорнии, я получил шанс не только увидеть разнообразные и действительно впечатляющие пейзажи, но и полюбопытствовать, какие богатства таят в себе ее холмы. А заодно побольше узнать об истории освоения края. Оказалось, что для путешествий во времена калифорнийского золотого десятилетия прекрасно подходит поездка в Коламбию. Жители городка с таким названием решили сохранить центральную улицу такой, какой она была 150 лет назад - с почтой, отелем, банком, магазинчиками и прочими атрибутами тогдашней городской жизни.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиКаждую вторую субботу месяца по мостовой прохаживаются переодетые в джентльменов и чопорных дам актеры из местных жителей. Каждый час отходит дилижанс, на который тут же неподалеку продаются билеты. Музыканты с гармошками и гитарами поют песни в стиле кантри, а милые тетушки в чепчиках показывают детворе полузабытые игры - как делать гигантские мыльные пузыри с помощью тряпичных лент, как запускать деревянный обруч двумя палочками. Но самое главное - здесь можно попытать счастья и ненадолго стать золотоискателем.

Когда я добрался до Коламбии, то первым делом нашел покосившуюся избушку, с соответствующим объявлением: «pan for gold here (мой золото здесь)». В ней мне выдали напрокат черную пластиковую миску и, отметив, что я могу заниматься поисками золота хоть целый день, указали путь во двор, где стояли два ряда корыт, оббитых деревом и наполненных водой.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиАмерика глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадки

Возле них собралась разноликая публика. Приезжие внимательно слушали одетого по моде позапрошлого века мужчину, который обучал молодежь школьного возраста технике промывки золотоносной породы. Техника на первый взгляд проста и выражается в двух словах: «Shake and deep (тряси и окунай)». Тяжелое золото во время встряски оседает на дно, а трехкратное окунание смывает верхний слой песка, где при условии правильного встряхивания, золота быть не должно. Волнистая поверхность на одном из боков вашей миски должна способствовать задержке драгоценных крупинок при окунании. Мужчина ловко орудовал миской и через минуту-другую показывал восхищенным новичкам желтые точечки, четко выделявшиеся на черном фоне. Промокнув пальцы об одежду или соседнюю деревяшку, счастливые девчонки и мальчишки осторожно дотрагивались до песчинок и переносили их в пластиковые пробирочки с водой. Песчинки сразу же оседали на дно пробирок.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиТрудно сказать, в шутку или всерьез, но наставник также учил правильным словам, которые нужно говорить, когда замечаешь золото в своей тарелке. При этом необходимо воскликнуть: «Эврика!», что значит - «я нашел!». Между прочим, «Эврика» - официальный девиз штата Калифорния. Если золото обнаружил сосед, то нужно говорить: «Везунчик». Самородок величиной в несколько сантиметров, болтавшийся на цепочке у специалиста, настраивал на оптимистический лад и я начал работу. Честно старался, упорно промывая песок, так что даже почувствовал пот на лбу. Легкость пластиковой тарелки пришлась кстати. А ведь в позапрошлом веке использовались металлические миски! Однако результатом получасовой промывки стали три микроскопические крупинки, которые нашли мои спутники. Мне же досталось понимание того, откуда произошло слово «старатели», да в придачу - горстка мелких полудрагоценных камешков (гранат, аметист, бирюза, тигровый глаз), специально подсыпанных в песок.

Вернув тарелку, я побродил по Коламбии. Посетил действующий фотосалон с гардеробом, полным старинных костюмов. Там до сих пор делают фотоснимки дедовским способом, с помощью пластинок. Посмотрел на ужасы стоматологии XIX века. Из-за почасовой оплаты стоматологи частенько «растягивали удовольствие», так что обычное удаление зуба было похоже на пытку. Заглянул я и в бар, точнее в салун, где когда-то собиралось «высшее» общество, чтобы перекинуться в картишки. Потом изучил экспозицию в здании масонской ложи. Вопреки привычному мнению о секретности этой организации места масонских сборов легко узнать по символике. Зачастую тут же висит и расписание собраний. Американские масоны известны своей заботой об образовании подрастающего поколения.

В середине XIX века прибывавшие в Калифорнию со всех концов света искатели удачи привозили с собой различные способы добычи золота. Но кое-что придумали и в самой Калифорнии. Например, способ вымывать золотоносную породу с помощью брандспойтов. Воду подавали с большой высоты. Сила потока была такой, что попавший под него человек мог получить тяжелые увечья. Водяными пулеметами в Коламбии рядом с центральной улицей вымыли огромный овраг метров десять, а то и пятнадцать глубиной. До наших дней там повсюду лежат похожие на куски швейцарского сыра валуны, сглаженные мощными струями. Вода в тех местах стала драгоценным ресурсом, ведь без нее добыча желтого металла была невозможна.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиИнженерная компания провела нечто вроде виадука и брала по шесть долларов в день с человека за его использование. При том, что одному старателю удавалось намывать в среднем долларов на восемь. А ведь еще нужно было оплачивать еду и ночлег. Очень немногие из тех, кого надежда на удачу заманила в далекую Калифорнию, действительно разбогатели. Среди неудачников оказался известный писатель Марк Твен, начавший писать заметки для газет в Сан-Франциско исключительно потому, что был не слишком удачлив как золотоискатель. Время старателей-одиночек очень быстро прошло. Запах наживы привлек джентльменов во фраках, которые расстегнули свои толстые кошельки и превратили добычу драгметаллов из приключения в индустрию. Породу стали извлекать из шахт, крошить на огромных дробилках, обрабатывать ртутью. Ртути было столько, что даже спустя полторы сотни лет ее находят в рыбе и крабах, выловленных у берегов Сан-Франциско.

Хотя раз-другой попробовать - здоровью вряд ли повредит, регулярное употребление морских деликатесов из этих мест не рекомендуется. Индустрия того времени неизбежно вела к жестокой эксплуатации человека человеком. Наемных рабочих не хватало. Да и все меньше становилось свободных участков. Тогда ввели закон, согласно которому неграждане должны были платить 20 долларов в день за право вести добычу золота самостоятельно. В результате тысячи эмигрантов из Южной Америки и Китая из старателей превратились в землекопов и горнорабочих. Некоторые китайцы упорно продолжали платить налог и работать на себя. Тогда их начали отстреливать.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиИндейцев, которые делали черную работу для белых хозяев, людьми не считали, не то, что гражданами. Романтику Дикого Запада получили бледнолицые пришельцы, а коренному населению Калифорнии достались кровь, нищета и унижение. Их обманывали, им платили гроши, а потом стали насиловать и превращать в рабов. Увы, далеко не все золотоискатели зарабатывали свои капиталы, горбатясь у горных ручьев с миской в руках. Беспредел по отношению к исконным жителям Калифорнии был узаконен в главе 133 устава Калифорнии, лицемерно названном «Акт об управлении и защите индейцев».

Немалую роль сыграли принесенные из чужих краев болезни, к которым у коренных жителей не было иммунитета. Печальным итогом золотой лихорадки стало вымирание 90 процентов индейского населения. В отличие от аборигенов Южной и Центральной Америки, индейцев, обитавших в Калифорнии, золото не привлекало. Они ценили вулканическое стекло (обсидиан), из которого делали острые каменные ножи. В качестве денежного эквивалента им служили трубчатые ракушки моллюска Dentalium pretiosum. Похожие на миниатюрные бивни ракушки нанизывали на нити как бусы и хранили в кошельках, сделанных из оленьего рога, или же нашивали на праздничную одежду.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиНо давайте вернемся к моим поискам следов тех неспокойных лет. Примерно в пяти милях от Коламбии находится заброшенный карьер. Когда-то самородки размером с дынное семечко считались в этом месте обычными. Там же был найден один из самых тяжелых калифорнийских самородков, весом в почти 97 килограммов! Названный Калаверским, этот кусок золота при нынешних ценах мог бы стоить более двух миллионов. Однако камешек, который одному человеку поднять было практически невозможно, бесследно исчез во время выставки в Париже в далеком 1856 году.

Карьер находится на берегах искусственного озера Нью-Мелонес, образовавшегося после постройки плотины. На склонах одного из оврагов виднеются следы разработок - груды камней. В отдельных булыжниках - дырки от буров, с помощью которых, очевидно, закладывали взрывчатку. О наличии золота говорит сочетание сланцев и кварца. Причем кварц содержит примеси, придающие белому камню разные оттенки. Среди золотоискателей наиболее перспективными считаются жилы с кварцем сероватых и голубоватых тонов, говорящих о наличии мелкозернистых сульфидов. Золотые самородки нередко находят в кусках кварца, который можно вытравить с помощью плавиковой (фтористоводородной) кислоты и получить прекрасный экземпляр кристаллического золота в виде пластинок и хлопьев, примостившихся на камне молочного цвета. Мне же удалось найти лишь ржавое кайло старинного дизайна, и ни кусочка драгоценного металла.

Не желая мириться с очередной неудачей, я решил подойти к делу более серьезно и стал изучать опыт золотоискателей. В городке Марипоса, чье название на испанском означает «бабочка», я разговорился со старушкой, которая продавала минеральные образцы и фоссилии в своей мелкой лавочке. Она почти шепотом поведала, что в свободное время ходит к ручью на своем заднем дворе, чтобы мыть золото. Результаты ее многолетних усилий, уместившиеся в крошечную бутылочку с мизинец величиной, меня не впечатлили, но дали какой-то намек, где искать. Ну а промывать породу я уже вроде бы научился.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиВ Марипосе есть два музея, каковые я с интересом посетил, пытаясь выяснить реальное положение вещей. Первый из них, исторический, владеет замечательной коллекцией индейских артефактов (каменных орудий труда и плетеных изделий). Там я узнал забавный способ добычи золота с помощью картофеля. Амальгаму (ртуть с растворенным в ней золотом) помещали в разрезанную пополам картофелину, которую пекли на костре. Овощ поглощал ртуть, оставляя золото в серединке. Ртуть можно было потом выделить из картошки и использовать повторно. В геологическом музее, расположенном в Марипосе, собраны минералы преимущественно из Калифорнии, но есть и фантастически редкие образцы из других стран: кубики пирита величиной почти с кулак, листы самородной меди и флуоресцирующие кристаллы. Самым главным экспонатом, конечно, является огромный самородок на двести унций. Более пяти с половиной килограммов золота, по форме больше всего напоминающих цветок розы, покоятся в сейфе с окошком.

На соседних витринах выставлены экземпляры поскромнее. Там же я увидел необычные ювелирные украшения, изготовленные с помощью ручейников. Ручейники - мелкие насекомые, которые собирают из песчинок домики-трубочки, позволяющие им заякориться, и, таким образом, бороться против быстрого течения. Кто-то придумал подсовывать ручейникам золотые крупинки в качестве строительного материала. Клей, которым пользуются эти существа, очень прочный, так что получаются золотые трубочки, идущие на сережки богатым модницам.

Примерно за сто лет (с середины XIX до середины XX века) в окрестностях Марипосы добыли около 60 тонн золота. Несмотря на эту солидную цифру, я все же решил попытать счастья неподалеку, на речке Мерсед, несущей свои воды из соседнего нацпарка Йосемити. Что ж, пора и мне за дело приниматься, благо воды и грязного гравия вокруг было предостаточно. Поначалу я пытался делать круговые движения пластиковой миской, но руки быстро устали. Да и вода оказалась холодной. Поэтому я просто взял миску за один край и стал трясти ее вперед-назад, стараясь, чтобы легкие частицы постепенно вымылись из миски. Этот метод мне показал другой местный житель, прогуливавшийся неподалеку с металлоискателем. Похоже, что здесь, в горной Калифорнии каждый в свое время был заражен вирусом золотой лихорадки.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиАмерика глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадки

Итак, золотоносную землю помещают в миску, окунают в воду и выбирают крупную гальку. При этом важно разбивать кусочки глины, которые называют «ворами золота» - в них может запросто спрятаться какой-нибудь мелкий самородок. Затем начинают избавляться от песка, пока не останется лишь щепотка. Легким круговым движением песок смывают водой. Под ним обнаруживаются черные кристаллики магнетита и прочих тяжелых минералов (шлих). Среди них, если повезет, будут радостно блестеть под лучами калифорнийского солнышка несколько золотых песчинок. Чтобы сохранить время, смесь золота и магнетита рекомендуют забирать с собой, чтобы выбрать драгметалл в домашней обстановке. Кстати, магнетит действительно притягивается магнитом, что дает возможность не только развлекать детей, но и отделить золото от черного песка. Для этого миску со смесью слегка наклоняют, берут магнит и делают им круговые движения. Черный песок притягивается, а золото соскальзывает вниз.

Большинство, правда, давно вылечились, и не против поделиться опытом даже со случайным прохожим.Стоянок на местных извилистых шоссе немного, лишь те, что рассчитаны на любителей рафтинга, обожающих сплавляться на надувных лодках, оседлав горные реки. Одна из таких стоянок расположена в месте, где в реку впадает ручей Медвежий (Bear creek), пересыхающий в летнее время. Там я познакомился с Мэтью, парнем баскетбольного масштаба, и его дочкой. Девочка сидела на раскладном стуле, по-видимому, охраняя устройство со ступенчатым дном, покрытым ворсистым материалом. Вода горной речки быстро бежала по этим ступенькам. Мэтью копался саперной лопаткой под одним из валунов, лежавших в русле пересохшего ручья, и периодически приносил к реке ведра, наполненные галькой, перемешанной с грязью. Он не без гордости показал мне пробирочку с мелкими самородками, его добычей.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиАмерика глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиАмерика глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадки

В местах, где вода недоступна, чаще всего на запад от горного массива Сьерра-Невада, практикуют так называемую «сухую промывку». В Австралии этот способ называют «сухой продувкой». При этом вибрация и потоки воздуха заменяют действие воды, но пыль, разумеется, стоит столбом. Кроме того, существуют десятки разнообразных конструкций мисок для промывания золота. Даже официально в одних только США выдано около 40 патентов. Я уж не говорю о разнообразии мисок из различных регионов планеты. Дулонги, очень похожие на азиатские конусовидные шляпы, используют в Лаосе. В Южной Америке и Африке популярны аналогичные устройства. Они не такие плоские, как дулонги и называются батиа. В России предпочитают деревянные лотки. Одним из самых оригинальных, на мой взгляд, является резиновый конус. В него набирают породу, а затем вращают руками, чтобы тяжелые частицы оказались в узком конце. Это не требует особых навыков по сравнению с другими устройствами. Хотя те, кто пробовал, не видят особого преимущества и все же предпочитают использовать миски.

Америка глазами натуралиста: Рецедивы золотой лихорадкиВ последнее время стали популярны металлоискатели, специально настроенные на поиск золота. С их помощью находят не только ржавые гвозди и пробки от бутылок, но и порою немалые самородки. Кроме того, наличие мелких самородков может также подсказать, насколько продуктивно то или иное место, чтобы решить, стоит ли тратить время на промывку грунта. Не так давно в районе Марипосы именно таким образом был найден самородок размером с ладонь и весом в пять унций. При нынешних мировых ценах на золото (почти $800 за унцию) самородок был оценен в 10 тысяч. Золото в самородках ценится дороже. Итогом моих поездок стало несколько драгоценных крупинок и понимание того, что, если вы не имеете отношения к горнодобывающей промышленности, то поиски золота в настоящее время вам лучше всего воспринимать как вид туризма. Возможность глотнуть свежего воздуха на природе, посетить исторические места, почувствовать себя на месте первооткрывателей.

Главное - не потерять последние крохи скептицизма и не заразиться. Ведь даже сейчас остаются актуальными мудрые слова одного индейского вождя о том, что желтый металл принадлежит демону и этот демон поглощает всех, кто рыщет в поисках золота.

Продолжение следует

Статья просмотрена: 3921
Рейтинг статьи: 3
Bookmark and Share
Дмитрий Корнеев
Дмитрий Корнеев, 14.04.2012 в 10:03
Источник изображений: Фотографии: Андрейчук Лариса Алексеевна
Данная версия специально переработана автором для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо