О Стасе Покровском и нашем времени
Уже почти два года прошло с момента смерти Стаса Покровского - одной из ключевых фигур Энциклопедии. Мы уже публиковали сборник воспомнианий о Стасе, написанный его друзьями. На страницах Энциклопедии идет великолепный цикл рассказов друга Стаса - Владимира Лапского ("Путешествия со Стасом Покровским"). Но недавно planetguide.ru получил еще один интересный материал и о Стасе, и о далеком времени его молодости, присланный школьным товарищем Стаса - Борисом Романовым. Итак, включаем машину времени...

Стас Покровский. Фото Дмитрия ПотаповаСтас Покровский - мой школьный товарищ. Я учился с ним в 9-м и 10-м классе московской школы № 698, которую мы окончили в 1957. Я хотел бы вспомнить о Стасе и о безвозвратно ушедшем, добром и веселом времени нашей молодости. Воспоминания хотел бы начать с того, чтобы обрисовать общую обстановку и условия жизни детей и подростков в 50-е годы 20-го века в Москве и более конкретно - вокруг дома, где жил Стас. Он жил в подъезде №3 или №4 (я - в девятом) дома 17, корпус "Б", по Беговой улице (сейчас дом 2/6 по 2-му Боткинскому проезду).

Этот дом был одним из трех, построенных еще до Великой Отечественной войны, для работников находившегося рядом авиационного самолетостроительного завода № 30. Правда, до войны ещё не была закончена внутренняя отделка и жители этих домов начали вселяться туда лишь в 1943 г.

1949. Москва. Покровский Станислав. 2-й ряд, 2-й справаДом находился в окружении спортивных центров: рядом - Стадион Юных Пионеров (СЮП), немного далее - стадион "Динамо", который до 1956 г. был самым большим в Москве. Еще чуть дальше к центру Москвы, на Ленинградском проспекте, на пересечении с улицей Правды, находился спортивный клуб "Крылья Советов", где находились известные на всю Москву спортивные школы бокса и борьбы. Этот клуб был частью большой структуры спортивных комплексов Министерства авиационной промышленности СССР, к которому принадлежал и упомянутый авиационный завод № 30.

Между станциями метро "Динамо" и "Аэропорт" находился комплекс Центрального Спортивного Клуба Армии: бассейн, теннисные корты. Впоследствии там был построен ледовый дворец. При ипподроме на Беговой улице имелась конно-спортивная секция клуба "Спартак" (все эти спортивные сооружения и клубы были абсолютно бесплатны и доступны для ВСЕХ желающих - прим. Энциклопедии). Следует также отметить, что на СЮПе была впервые в Москве построена ледовая площадка с искусственным льдом, действовавшая круглый год, где тренировались легендарные хоккейные команды того времени: ЦСКА и Динамо. Помню, мы мальчишками ходили смотреть их тренировки. На этой ледовой площадке не было трибун - рядом со льдом находились только скамейки для игроков. И вот мы, мальчишки, с восхищением смотрели на наших хоккейных кумиров: Всеволода Боброва, Гурышева, Хлыстова, Пантюхова. Последний, кстати, жил в соседнем доме с нашим - № 17 по Беговой, корпус "А". Помню, как в 1956 г. когда наша хоккейная сборная выиграла зимние Олимпийские игры, наголову разгромив хвалёных канадских профессионалов, и все игроки сборной получили новенькие автомобили "Победа" салатового цвета. Автомобили вообще были в Москве очень большой редкостью, в основном черного цвета, а тут ещё и вызывающего салатового! Кроме спортивных сооружений, в нашем районе (Фрунзенский) имелось немалое количество детских культурных учреждений. На Ленинградском проспекте, напротив клуба "Крылья Советов", находился районный Дом Пионеров, где действовали различные кружки - технические (радиотехнические, конструкторские и др.), гуманитарные (танцевальные, музыкальные, театральные и т.п.). Эти кружки имелись также и в клубах (например клуб им. Зуева находился на Лесной улице, также сравнительно не далеко от нашего дома).

1957. Крылья Советов (Москва). Атакует Стас Покровский, серебрянный призер чемпионата СССР 1957Окружение нашего дома спортивными и культурными объектами способствовало тому, что очень многие ребята в доме были вовлечены в кружки и занимались спортом с ранних лет (повторимся - все кружки были доступны ВСЕМ желающим и АБСОЛЮТНО бесплатными, - дети занимались авиамоделированием, танцами. О наркотиках, детской преступности и детском алкоголизме, как и о педофилии - никто и в кошмарном сне не мог себе ничего представить. На занятия и обратно, в том числе и в позднее время, ребята ходили самостоятельно.

Считалось неприличным "сопровождение" бабушкой, а о доставке на персональных "членовозах" и речи быть не могло, - засмеяли бы сразу - прим. Энциклопедии). Но, однако, не будем идеализвровать то время - как и всегда, и везде, имелись и лентяи, и хулиганы, просто их количество было несоизмеримо меньше. Поэтому всех подростков можно было разделить на три группы: активно занимавшихся спортом - "спортсменов" , занятых техническим и гуманитарным творчеством - "ботаников" и, безусловно, имевшихся в каждой школе "хулиганов". Оговорюсь - процентное соотношение бездельников, лодырей, хулиганов и творческих и спортивных ребят было настолько разительным к сегодняшним реалиям, что об этом просто лучше умолчать. До 1955 г. мальчики учились отдельно от девочек. В 1955 г. произошло слияние мужских и женских школ. В связи с этим большинство учащихся перешли из одной школы в другую. До 1955 г. я учился в школе № 146, находившей на улице, впоследствии названной в честь выдающегося советского авиаконструктора Поликарпова.

1960-е. Москва. Стас Покровский (справа), Владимир СизёновВ этой связи следует отметить, что наш район славился огромной концентрацией авиационных предприятий, конструкторских бюро (КБ) и заводов: КБ Сухого (которое заняло территорию ранее там располагавшегося КБ Поликарпова), КБ Ильюшина, КБ Яковлева, КБ Микояна и Гуревича, Военно-воздушная инженерная академия им. профессора Н.Е. Жуковского и Центральный аэродром им. М.В. Фрунзе, по периметру которого и размещались все эти организации. Из моего класса в школе № 146 вышли выдающиеся, прославившие СССР, спортсмены.

Это и Олимпийский чемпион Виктор Косичкин, и капитан хоккейной команды "Химик" В. Васильев. В нашем доме №17 корпус "Б" по Беговой жил член сборной команды СССР по хоккею Э. Иванов. Имея перед глазами подобные примеры, подростки района активно занимались спортом и уже к старшим классам школы достигали неплохих высот. Таким, развитым не по годам, атлетически сложенным, был и Стас Покровский, и таким я увидел его в 9-м "В" классе школы № 698, когда он остался на второй год и перешел в наш класс. Совершенно очевидно, что "спортсмены" учились, мягко говоря, не очень хорошо. Их можно было разделить на тех, кто действительно не имел слишком больших способностей к учёбе, и тех, кто всё же имел способности, (в большей степени к гуманитарным предметам), но не имел желания напрягаться.

1960-е. Атакует Стас Покровский, Крылья СоветовК последним относился и Стас. В 9-м классе он уже имел 1-й разряд по боксу, занимаясь в потрясающей школе бокса клуба "Крылья Советов", откуда вышел и однокашник Стаса - неоднократный чемпион Олимпийских игр, чемпион мира и Европы, многократный чемпион СССР, легенда отечественного бокса Борис Лагутин (оставивший о Стасе свои воспоминания). Успеваемостью же в школе № 698 Стас похвастаться явно не мог. Складывалось впечатление, что в школу он приходил в основном для общения и получения удовольствия от внимания к собственной персоне со стороны соучеников.

А впечатление он действительно производил. В школе он считался самым неотразимым юношей. Прежде всего, он действительно был по мужски красив, строен, атлетически сложен. Стас был одним из лучших спортсменов школы, был свободен в общении как с мальчиками, так и с девочками, что было немаловажным фактором, если учесть, что мальчиков и девочек объединили тогда всего лишь год назад. В школе № 698 в параллельном классе 10 "Б" училась тогда самая красивая девушка школы - Ирина Багашева. И, вполне естественно, Стас, учась ещё в 9-м классе, обратил на неё внимание. В дальнейшем он активно за ней ухаживал, нередко сидел с ней на уроках в классе.

1956. Школа. Стас Покровский - третий справа. В шахматном платье - будущая жена Стаса Ирина БагашеваПосле окончания школы они поженились. У них родился сын Александр, говорят, внешне очень похожий на Стаса. К сожалению, в дальнейшем Стас с Ириной развёлся. Как-то я встретил его на остановке трамвая, и он мне сказал об этом, правда, ничего не упомянув о причинах. "Нет жены, но вот купил собаку", - сказал он. Это чем-то напомнило стихи одного из поэтов-символистов Серебряного века, писавшего о скуке жизни - "хорошо бы собаку купить". Безусловно, Стас был весьма начитан, так как жил в интеллигентной, творческой семье.

Это позволило ему рано сформироваться, как личности, уметь беседовать на различные темы и с различными собеседниками. Учась в школе, он совершенно не заботился о том, как в дальнейшем будет складываться его карьера. Он был абсолютно уверен, что с его способностями, личностными качествами, обязательно займет достойное место в жизни независимо от того, как он будет учиться. Так оно в дальнейшем и оказалось. На занятиях в классе он не старался учиться, а большей частью привлекал к себе внимание. И это ему всегда удавалось. Так, он давал необидные прозвища мальчикам, что вообще было распространено в подростковой мальчишеской среде. Как-то в наш класс перешел юноша по фамилии Софроненок. Стас тут же дал ему прозвище - Софёнок. Как-то раз этот парнишка вошел в класс, когда урок уже начался. Стас тут же воскликнул: "А вот и наш Софёнок!" Учительница спросила: "А почему Софёнок?" Стас отвечает: "Это сокращение от фамилии Софроненок, чтобы легче было произносить". Класс хохочет.

1958. Стас Покровский (крайний слева) с участниками археологической экспедицииВ нашем классе физику вел аспирант из зашкаливавшего тогда по популярности Бауманского института. Однажды, в начале урока, Стас заявил ему:"Поздравляю вас с законным браком!" У аспиранта глаза на лоб полезли: откуда ты об этом узнал? Оказалось, что у Стас окна выходили на ЗАГС. Для учеников школы, даже старших классов, дистанция по отношению к учителям была в то время значительна, и панибратское обращение Стаса к преподавателю было неожиданным, поэтому класс весьма заинтересованно следил за разговором, а Стас снова стал героем дня.

Как я уже упоминал, в нашем, и в окружающих домах, была группа школьников, которых можно было назвать "хулиганами". Они составляли ядро "боевой дружины", когда надо было дать отпор ребятам из других домов района. Такие столкновения были нередки в то время. Однако боевые действия - драки "двор на двор", или между собой во дворе, велись по строгим, хотя и неписаным правилам, - лежачего не бить, не бить ногами, прекращать драку с появлением первой крови. Драки подростков между собой в нашем дворе, как и во всех московских дворах того времени, возникали нередко. Они носили характер столкновений, как между отдельными подростками, так и между группой "хулиганов" и с одним, или несколькими подростками из других групп с целью проучить последних за что-нибудь. "Хулиганам" особенно не нравились самостоятельные, резко выделяющиеся среди остальных, часто спортивные ребята, не искавшие у них поддержки. Таким человеком для одной из групп "хулиганов" в нашей школе стал Стас. Однажды несколько таких "хулиганов" напали на него в туалете школы и наставили синяков. Позже они похвалялись мне: "Видишь, как мы побили Стасика -  можем поставить на место любого". Надо сказать, что каждый из них был значительно слабее Стаса, но в драке они воспользовались численным перевесом. Я спросил Стаса, как было дело. Он ответил, что особо существенного урона они ему не нанесли - он ушел в глухую боксёрскую защиту, нападавшие высвободили свою энергию, на том и успокоились. После этого я спросил Стаса, что он собирается делать дальше - дать им отпор поодиночке, собрать для противоборства группу своих товарищей? Он ответил, что "хулиганы" не являются для него достойными противниками, не стоят его внимания и он вообще не собирается ничего предпринимать. Этот эпизод показывает, что Стас был смелым человеком, реально оценивал обстановку, но, самое главное, обладал большим великодушием.

1961. Подмосковье. Стас Покровский (справа), Владимир Сизёнов (слева)1Осенью 1956 г., когда мы перешли в 10-й класс, выяснилось, что в классе только Стас и я не являются комсомольцами. Чтобы не портить репутацию класса, Стас и я подали заявления о вступлении в комсомол. Поскольку все остальные школьники уже были членами ВЛКСМ, нам сказали, что нас будут принимать аж в Центральном Комитете комсомола, находившимся рядом с Политехническим музеем (довольно близко от здания КГБ). В назначенное время мы приехали к Политехническому и увидели там, около издательства "Спорт", столы.

На них были разложены продававшиеся книги о лагерях периода репрессий. О репрессиях детально и всесторонне написано в книге "Архипелаг ГУЛАГ" А.И. Солженицына. Дело в том, что весной 1956 г. состоялся ХХ съезд КПСС, на котором выступил глава СССР Н.С. Хрущев с разоблачением "культа личности" И.В. Сталина и открыто поведал советскому народу о массовых репрессиях. Я взял одну из книг и стал ее просматривать. В это время к нам обратился пожилой человек, стоявший рядом:

- Я смотрю, вы, молодежь, интересуетесь, как это было.
- Да, - ответили мы, - ведь это было и с нашими близкими.
- Читайте, узнавайте всю правду об этих событиях. Я вот отсидел 20 лет в сталинских лагерях, сейчас полностью реабилитирован. Многих в этом здании, - он показал на здание КГБ, - уже расстреляли. Я еще с ними поквитаюсь.

После мы со Стасом обменялись мнениями об этих событиях, - репрессиях. В то время обстановка была еще почти такой, как при Сталине - ведь он умер всего лишь три года назад. Люди боялись высказывать свое мнение о репрессированных - ведь их называли "врагами народа". Однако в словах Стаса о том периоде явно свозило то, что какие-то его родственники или знакомые также оказались в орбите процессов над "врагами народа" (дедушка Стаса со стороны матери был признан "врагом народа" и расстрелян. Однако для "чистоты эксперимента" надо отметить, что мать Стаса всегда говорила: так называемые репрессии были исторической необходимостью, без них невозможно было в тот исторический период удержать государство от развала и гибели - прим. Энциклопедии).

2010. Карьково (Костромская обл.). Стас Покровский. Фото Дмитрия Потапова (5)После окончания школы я встречался со Стасом лишь несколько раз. Так я узнал, что он окончил Институт физкультуры (ГЦОЛИФК им. Сталина - прим. Энциклопедии), но пошел работать по другой специальности - журналистике, сначала на радио, потом на телевидении. На телевидении он начал свою творческую карьеру в молодежной редакции (Главная редакция программ для молодёжи ЦТ - прим. Энциклопедии). Помню, в 1969 г. я смотрел по ТВ его весьма длительную (около часа) передачу о Корпусе мира - Общественной организации США, которая на поверку оказалась организацией, продвигающей идеологию США и насыщенную штатными сотрудниками ЦРУ для сбора разведывательных данных. Это говорит о том, что Стас уже тогда зарекомендовал себя весьма профессионально подготовленным журналистом, хотя журналистского образования не имел.

И, действительно, по моим впечатлениям, журналистика была именно тем видом деятельности, который наиболее подходил Стасу, как личности, соответствовал его способностям: умению общаться, широкому кругозору, аналитичности мышления. Поэтому не случайно, что в дальнейшем он стал правой рукой известного журналиста Ю. Сенкевича, вместе с ним проводил различные экспедиции и красочно, глубоко и аргументированно, с большим художественным вкусом, рассказывал о путешествиях. Так же ярко раскрылся его индивидуальный дар и при создании на ТВ собственной программы - "Пилигрим".

Борис Романов

  Частное мнение старшего сына Стаса Покровского,
Александра Федорченко:

1991. Центральный Памир. Отставные разведчики - Станислав Покровский (КГБ), слева - Александр Федорченко (ГРУ), на фоне пика НКВД. Кстати, у этой вершины последовательно было несколько названий: пик Ягоды, Ежова, БерииС огромным интересом я начал читать потрясающую по своим «тактико-техническим», историческим, топонимическим, точечно-географическим и дворово-криминалистическим данным статью Бориса Романова. Вообще считаю этот материал образцом рассказа о своей малой Родине и буквально упивался всеми подробностями, поданными настолько кинематографично и вкусно, что по ним прямо сейчас можно снимать новые «Покровские ворота», где вместо Костика будет Стасик, с набриолиненным коком а-ля Элвис и в брюках-дудочках, а центральным моментом станет пляска на флэте отчаливших черепов под аккомпанемент рока «на костях». Однако, перейдя ко второй части повествования, изрядно политизированной, я погрустнел. Конечно, в статье мы имеем дело с частным мнением автора, и указывать ему, на что обращать внимание, а на что – нет, и в какой мере, - это совершенно «не наш метод».

Однако на правах человека, знавшего Стаса лучше, чем его друзья по школе, я все-таки дам «ответ Чемберлену». Безусловно, общая эрудиция Стаса и его способности были намного выше, чем у многих коллег по Центральному, а потом и другим «телевидениям», где мы вместе с ним проработали не один десяток лет (правда, в разных редакциях). Однако способности эти Стас не развивал, всю жизнь ехал, что называется, по инерции, на старом багаже, который, отдадим должное, был весьма велик и позволял многое, - здесь Борис Романов попал, что называется, в десятку.

1985. 25 лет Клубу путешественников. В студии Клуба - Юрий Сенкевич, Стас ПокровскийНо никогда Стас не был «правой рукой» Сенкевича. Он был всего лишь одним из редакторов, иногда – режиссеров и авторов, творческой команды «Клуба путешественников» (в которой было много бригад - аж четыре!). Отношения с Сенкевичем у Стаса были хорошие, но Юрий Александрович был человек не телевизионный, на съемки приезжал на пару часов и со всеми поддерживал довольно ровные отношения, хотя в «Клубе» особенной любовью, вообще-то, совершенно не пользовался. Кроме того, надо откровенно сказать, что никогда Сенкевич не был журналистом.

Обладая феноменальной памятью и врожденным даром отличного собеседника, он мгновенно запоминал канву сочиненных для него сценариев (телесуфлеров в начале появления Сенкевича на ТВ еще не было) и отлично вел подготовленные для него творческой бригадой передачи. При этом он обыкновенно брюзжал, что у него мало времени. Основная работа Сенкевича была в Институте медико-биологических проблем Минздрава СССР. Телевидение же и путешествия были, скажем так, хобби, этого ставшего благодаря своему увлечению, великим, человека.

На съемках Клуба путешественников. Слева направо Стас Покровский, Юрий СенкевичПотом началась перестройка и Стаса под шумок, силами молодых волчат «Клуба» (противно называть фамилии) выжили из программы. Сенкевичу было подано так: рейтинг «Клуба» падает из-за «старичков» - а мы-то вам сейчас настоящую программу сделаем! Чем это закончилось, мы сейчас прекрасно знаем, - лишившись опытных сотрудников, «Клуб» немедленно пошел на дно. Качество программы начало стремительно падать и руководитель канала, Константин Эрнст, мириться с этим не захотел. Он вызвал к себе мэтра, произошел нелецеприятный разговор.

Эрнсту заслуги Сенкевича были известны, но время изменилось. И былое, и думы уже не интересовали никого. Прибыв после беседы с Эрнстом в свой кабинет, уже через час ведущий некогда самой популярной и старейшей программы ЦТ отправился в путешествие туда, откуда уже не возвращаются. А молодежь, - как сейчас говорят, «эффективные менеджеры», - разбрелась губить другие "бизнес-проекты". Стасу же предложили принять участие в «Пилигриме» - аналоге «Клуба», шедшем в параллель Сенкевичу на только что созданном ВГТРК, жаждавшем иметь всё то же самое, что и на ЦТ. Никто особо не заморачивался с покупкой или переуступкой прав. Новое, демократическое государство этическими, идеологическими и правовыми догмами не интересовалось вообще. На  ВГТРК (где в то время царствовал Анатолий Лысенко) просто "тырили" творческие идеи, чем новое отечественное телевидение особо и прославилось. Крали, не стесняясь, все и всё, и не только на ВГТРК. И не только передачи и идеи друг у друга, но и... подтяжки. Идею подтяжек у мирового гения интервью Ларри Кинга стырил "гений новой тележурналистики России" Влад Листьев, - наиглавнейший вор российского телемира, ныне лежащий на Ваганьково рядом с могилой Высоцкого - реального кумира страны.

2008. Библиоглобус (Москва). Стас Покровский приветствует Команду Кусто,  вступающую в Энциклопедию Путешествий"Пилигрим" не был никакой «авторской» программой Стаса, ее тоже делал коллектив авторов. И ухитрившийся бездарнейшим образом этот, что называется, бизнес-проект, тоже развалить. Став на ВГТРК «самостоятельными», авторы и режиссеры, - вне жесткого администрирования, которое было в Главной редакции кинопрограмм ЦТ, где все ещё тогда продолжал выходить «Клуб», - оказались не в состоянии составить конкуренцию двигавшемуся по инерции, но еще мощно, «Клубу». Однако вернемся к статье Бориса Романова. Я не понял и его пассажа про «кровавую гэбню».

Как мы теперь все знаем (архивы давно открыты), Солженицин, о котором с таким пиететом пишет Борис Романов, никакой совестью нации никогда не был, а был очень вовремя сориентировавшимся литературным приспособленцем. Многие писатели-современники и обычные люди, в том числе со-лагерники, откровенно называли его осведомителем. И 90% ужасов в описываемых им ситуациях о «кровавых чекистских людоедах Гулага» - не более, чем выгодное в то время мифотворчество. Частные случаи – да, а вот общая картина «десятков миллионов» замученных и уничтоженных людей в свете данных открытой ныне статистики той непростой эпохи – просто блеф, которым умело в период холодной войны воспользовались американцы. Особенно умилил меня факт, что еще при жизни Солженицын, будучи в зените своей временной славы, договорился с Патриархом о месте своего будущего захоронения, - на кладбище Донского монастыря, внутри ограды могилы великого русского историка и писателя Ключевского. Видать, хоть так пытался сохранить свою псевдозначимость "в веках". Но это, как мы видим из примера места захоронения Листьева - тенденция. Фальшивка, лежащая рядом с настоящей купюрой, видимо, в определенных кругах считается способной к приобретению реальной покупательной способности.

1967. Стас Покровский - офицер КГБВернусь, однако, к рассказу Бориса, к моменту, когда после беседы с «жертвой кровавых чекистов» ребята задумались (по мнению Бориса Романова), а нужно ли вступать в комсомол? Может, Борис Романов и задумался. А вот Стас Покровский сразу же после окончания ВУЗа немедленно вступил в ряды сотрудников госбезопасности. Оттуда, его, правда, вскоре за разгильдяйство уволили, и он нашел себя на телевидении, где сделал замечательную творческую карьеру, которой сегодня можно только позавидовать. Вступив вскоре из практических соображений и в ряды КПСС, у себя дома, во время наших кухонных посиделок, Стас постоянно ругал коммунистов. А когда понял, кто пришел им на смену, начал проклинать демократов, вспоминая и коммунистов, и Сталина, как панацею для России. Но в целом это был необычайно интересный, незаурядный, творческий человек, хотя никогда ничего общего с реальностью он не имел.

Стас начал работать в "Клубе" задолго до появления там Сенкевича. Он трудился аж с самим создателем легендарной программы - Владимиром Шнейдеровым, - великим режиссером, путешественником, исследователем, снявшим потрясающий документальный фильм о первой советско-германской Памирской экспедиции 1927 года ("Подножие смерти"). В этой экспедиции принимал участие... отец Стаса! В "Клубе" Стас снял и более тысячи авторских программ. Всего Стас Покровский проработал в "Клубе" более 25 лет и по моей просьбе незадолго до смерти написал интереснейший цикл статей про историю самой популярной и самой "долгоиграющей" передачи советского телевидения: История «Клуба кинопутешествий» глазами одного из его создателей.

Именно благодаря таким творческим людям, как Стас, советская пропаганда и достигла заоблачных высот, воспитав поколения грамотных, творческих, разносторонне образованных и ищущих людей. Жаль, удержаться на этих высотах не смогла, но гибель этой великой машины – заслуга политиков. А к чему привела смерть «Клуба», «Пилигрима» и всего советского ЦТ, мы сегодня прекрасно видим. Каждый день. К сожалению, сравнить и понять эти "два мира - два Шапиро" могут с каждым днём всё меньшее количество людей.

Справка Всемирной Энциклопедии Путешествий

Всё о Стасе Покровском, спецкорреспонденте "Клуба путешественников", Председателе Академии Всемирной Энциклопедии Путешествий, - здесь.

Отдел Информации
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 6 )
 Федорченко
Спасибо, Боря! Читала, вспоминала наш 10"А", школу, учителей... Боткинский проезд, где жили многие ученики 698-й...С момента объединения школ мальчиков и девочек прошло 60 (шестьдесят) лет - об этом мы говорили в этом году на встрече одноклассников выпуска 57 го да... Да, столько здесь (в ВЭП) воспоминаний написано о Стасике, о нашем времени... Увы, многие уже никогда их не напишут, но это история нашего поколения, с его материальной бедностью, нищетой, коммуналками, в которых тогда жило большинство, в том числе и семья Стасика, отсутствием многого необходимого для нормальной жизни и в то же время, необыкновенного духовного развития, начитанности, талантов, общения и чувства ДРУЖБЫ... А ещё ты не написал, какие были секции в самой школе, как мы вечерами приходили туда играть в пинг-понг... Спасибо тебе... Та самая Ира Багашева, о которой ты тут упомянул.
 Федорченко
Что касается Солженицина, то хочу поделиться одним эпизодом из своей жизни. Только что вышел "Один день Ивана Денисовича". Все вокруг в эйфории, только об этом и говорят. Гуляю с коляской, в которой спит Саша, по любимой аллейке на Ленинградке. Увы - аллейки уже, практически, нет. Там теперь ... стоянка для машин. Вместе со мной гуляет моя приятельница. Тоже молодая мамочка с коляской. Она (мамочка) на несколько лет старше меня. Я с восторгом рассказываю ей о прочитанном "Дне", и вдруг она начинает плакать. Я не могу понять в чём дело и слышу: "Ириша, я - дочь врага народа. Сидела с мамой в одном лагере с этим подонком. Эта продажная шкура закладывал всех, кого мог и не мог. С ним рядом на нарах никто не хотел находиться." Я была в шоке, услышав это... Став старше, попробовала перечитать и не смогла. Как литератор - он был никчемный. Просто он поднялся на гребне волны... Вот, такая история. Мне не показалось, что Борис как-то возвеличивает Солженицина. Он как раз правдиво пишет о настроениях, которые тогда царили в стране, рассказывая о ТОГДАШНИХ ощущениях 17-летних парней.
 Иванова
Спасибо! Соложеницына я увидела несколько с иной стороны(
 Федорченко
Вот, что пишет Дина Илютович (Хазен), которая давно уже живёт в Нью Джерси, но раз в год , влекомая ностальгией, приезжает в Москву. "Привет! Прочитала с интересом. Я не помню Борю Романова. Фотографию с какого-то карнавала помню и даже почти всех узнала. От Стаса виден маленький кусочек кока. Хорошо помню Беговую улицу и дом 32, в котором мы жили. Помню,как я каталась по улице на велосипеде, т.к. движения по ней практически не было, как мы ходили на Стадион Юных Пионеров заниматься теннисом!? Помню толпы людей, которые возвращались после матчей по Ленинградскому шоссе Помнишь, как мы ходили на вечера и в кино в клуб им Чкалова, Звездочку, клуб Правды? А как мы гуляли по нашей замечательной аллейке!? В мой последний приезд в Москву была в районе Беговой. Нет стадиона Юных Пионеров, Нет стадиона Динамо, нет нашей аллейки. К сожалению, нет и очень многих наших школьных друзей. Спасибо тебе за встречу с одноклассниками, которую ты устроила и ребятам за то, что они пришли. Еще я вспоминаю, что не боялась ходить по улицам в любое время дня и ночи, чего не могу сказать о сегодняшнем дне.Ты большой молодец, что поддерживаешь отношения с одноклассниками и только благодаря тебе состоятся эти встречи. Мне не понравилась современная Беговая, хотя,наверное, это красиво и современно. Я хочу на нашу аллейку! Интересно, кому она мешала.?! И вообще: как хорошо быть молодыми!!!!!!!!! "
 Печенегов
Горжусь тем, что мне посчастливилось вместе с моими друзьями по команде "Арктика" тесно общаться со Стасом в процессе подготовки к лыжным экспедициям к Северному полюсу. Удивительный разносторонне талантливый человек, внесший неоценимый вклад в развитие тележурналистики, популяризации и организации уникальных экспедиций. Он был всегда наполнен интереснейшими идеями, проектами в области путешествий и делал всё возможное для их практической реализации. Да и сам был отчаянным, отважным путешественником. Нередко с большой теплотой вспоминаю годы нашего общения со Стасом. Жаль вот только, что ему, как и Юрию Сенкевичу, пока не нашлось достойной замены в сфере "Путешествия и путешественники".
 Федорченко
Ольга Романова: " Воспоминания, Бориса о Стасике Покровском, очень понравились, сразу перенеслась в 50е годы- годы нашего детства и юности. Атмосфера тех лет воссоздана правильно."
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо