О рыжиках, удаче и резкоконтинетальном климате-2
Последний week-end сентября. Время в Абзаково мало перспективное в связи с грядущей слякотью и промозглостью. Но на смену уже, казалось ушедшему бабьему лету, пришла его вторая волна. Теплая и грустная, пахнущая прелыми листьями и едва доносящая ледяную свежесть, громоздящихся еще далеко на севере, за перевалами хребта Урал-Тау, снеговых туч.

О рыжиках, удаче и резкоконтинетальном климатеПриехав на дачу, Вектор Иваныч (да, да, именно так у него в паспорте) с супругою имеют обыкновение, не разгружая машину (или пока водитель выгружает припасы, если едут с водителем), прогуливаться по участку, отмечая изменения в хозяйстве, произошедшие за время их отсутствия. Вот и в этот раз, хозяин, не жалея дорогие городские туфли, бродил по запущенному саду, где старые одичавшие яблони росли вперемежку с соснами, лиственницами и рябинами, постепенно переводя городские мысли на загородные, дачные. Не то, чтобы эти направления его мыслей сильно рознились.

Все они носили отпечаток разворачивающегося кризиса. К примеру, среди городских мыслей его терзала пренеприятная альтернатива: уволить ли по сокращению штатов молоденькую крутозадую секретаршу, одновременно — экспресс-любовницу, либо 20 лет проработавшую у него на фирме «замшу» по кадрам и социальным вопросам — давно уже бывшую любовницу? Среди дачно-каникулярных мыслей висела необходимость срочно построить теплый вольер для зимовки опрометчиво купленных им по случаю пары бойцовых петухов. Нужно было решать с поездкой семьи за границу, где они в тепле и холе ежегодно дожидались прихода устойчивых отрицательных температур, и, когда на горнолыжных склонах  (хорошо видимых из окон дачи) уложат искусственный снег и можно будет открыть сезон, демонстрируя загар, как визитную карточку круглогодичного фаната снежных трасс.

О рыжиках, удаче и резкоконтинетальном климатеВсе проблемы, занимающие мысли Вектора Иваныча, были разрешимыми. Он с радостью оставил бы на работе всех своих сотрудниц, построил бы курятник в форме японской пагоды, повёз бы жену и младшего, еще живущего с ними, сына, не в Андалузские таймшеровские апартаменты, приобретенные им в период удач первых финансовых пирамид, а на Мадейру. В хороший отель, в котором нет ни шведского стола, ни пенсионеров немцев, ни, упаси господи, соотечественников. Все бы это с великой душой сделал В.И., но приходилось выбирать, т.к. денег не хватало. Да дело было даже и не в деньгах.

Дело было в удаче. Вектора Иваныча, большого любителя женщин, внезапно и без объяснения причин, оставила его самая любимая, разумеется, после жены, женщина по имени Удача. Её благосклонностью В.И. пользовался широко и временами даже злоупотреблял. Но отказа не знал, к ласкам Удачи привык и воспринимал как король Лир любовь Корделии. Но Удача — не Корделия… Когда удача уходит — это легко почувствовать. Потому что удача, на самом деле, не столько женщина, сколько волшебница, умеющая создавать для возлюбленного благоприятные стечения обстоятельств. Если, скажем, не идет бизнес, — это еще не неудача. Может у конкурентов не идет еще больше. Если, играя в преферанс по крупной, цепляешь паровоз на неловленном мизере, то, возможно, крупный выигрыш старого партнера пойдет на оплату образования дочери, которая на самом деле дочь не выигравшего, а проигравшего, только оба игрока об этом не знают… Да мало ли какие кульбиты выкидывает парочка взбалмошных женщин — Жизнь и Удача. Но когда последняя уходит, в жизни человека наступает полоса взаимосвязанных неблагоприятных жизненных обстоятельств. В эту полосу, похожую на минно-заградительную, — только со снятыми табличками предупреждений и утерянными планами минирования, — и вступил Вектор Иваныч.

Налаженный бизнес терял клиентов и прибыльность, а все профессионально выверенные попытки поправить дело разбивались о случайности, вероятность которых была ничтожна, но они происходили с пугающей систематичностью. Так, американский партнер В.И., уже согласившийся предоставить средства для модернизации бизнеса, будучи фанатичным сторонником здорового образа жизни и не старым совсем человеком, вдруг скоропостижно скончался от какого-то неведомого вирусного заболевания, которое подцепил, оцарапав ногу в сутолоке массового марафонского забега в Нигерии, проводимого под эгидой ООН «Мир зависит от нас».

Успех дня!Красавица-дочь В.И., обучающаяся в Бостоне, и в которую по уши влюблен Джордж, - сын и единственный наследник покойного марафонца, сообщила отцу: "Джордж предложил мне руку и сердце, но он такой зануда. В общем, я ему оказала. Но самое главное, — я выхожу замуж! Фафана — он из Нигерии, учится на нашем факультете. У него папа — царь" Перспектива стать зятем негра, причем не из США, типа Обамы, а настоящего африканца, — с синим отливом, — у которого папка живет уже не в хижине на дереве, а в «Лэнд ровере», купленном на гуманитарную помощь все тех же американцев, вызывает у В.И приступы неуправляемого гнева.

А в иные минуты, живо представив у себя на колене внучка-баклажанчика, которого, возможно, назовут в его честь Вектором Фафановичем, заходился беззвучным, удушающим хохотом. И это было далеко не всё. Недавно на открытии боровой охоты, он умудрился со стопроцентного расстояния двумя выстрелами суперубойных бельгийских патронов не добыть красавца-тетерева. И неудобно было стоять под недоуменным взглядом драгхара* Сэма, который впервые видел хозяина в роли лоха**. Так неудобно, что Вектор Иваныч, как в известном рассказе, принялся с показным удивлением осматривать ружье, как будто выискивая в нем причину покинувшей его удачи. Вектор Иваныч от природы человек сообразительный, понимает, что этим дело не кончится. Когда молодка-секретарша узнает о своем сокращении, молчать не станет. Так что сокращать ее нельзя. Если же сократить «замшу», грозят те же вилы.

- Да. Куда ни кинь — всюду клин, — бормочет В.И., обходя большой валун японского садика, сооруженного из камней, оставшихся со времен строительства.
— М-да. Тенденцию необходимо переломить. Нужна удача. Очевидная… И немедленно…

ГрибВдруг он замирает, на секунду оставив на весу поднятую для неторопкого шага ногу, и в этой стойке становится похожим на Сэма, почуявшего дичь. Недалеко от забора, между двумя молодыми соснами, В.И. увидел рыжик. Мало того, что рыжиков в Абзаково не было уже несколько лет даже в грибных местах. А тут, рядом с трассой Магнитогорск — Инзер — Уфа, в одичавшем яблоневом саду, где если и вырастали иногда, то свинушки, да поганки, смотрел на него желтоватый, как будто замаскировавшийся под непрестижную волнушку, боровой рыжик. Но главное в этой находке то, что она кажется Вектору Иванычу знаком.

Знаком удачи. Еще в машине, по дороге на дачу, Вектор Иваныч сетовал жене и водителю, что год опять не грибной, грибы появились поздно, лишь в сентябре, причем опята. И хотя пошли, вроде, и грузди, о чем свидетельствовали немногочисленные башкирки с ведрами грибов вдоль трассы, но вот любимыми рыжиками ему явно не полакомиться… В.И. выходит из оцепенения. Наклоняется и трогает гриб пальцем, словно проверяя, — не чудится ли ему. Грибок небольшой, твердый, почти наверняка не червив. В.И., начинает блажить:

Гриб!- Сюда, сюда! Идите все сюда!

И к нему спешат: с тревогой на лице — супруга, со снисходительной озабоченностью — водитель, с показным равнодушием, не успевший врубить в своей комнате тяжелый рок, сын. Все дивятся необычной находке. А сын, с присущей русскому маниньо (барчуку) хамовитостью, спрашивает:

- Пап, ну вырос гриб. А что ты разорался-то? Он что, убежать может?

В.И. пропускает дерзость мимо ушей, и голосом человека, привыкшего, что его всегда выслушивают до конца, начинает рассказ, который жена слышит, по крайней мере, раз в грибной сезон, водитель — индеферентно, т.к. грибов не ест, а сын вообще не слушает, потому что все, что адресует ему отец, имеет одну цель — ограничить сыновью свободу:

- Для меня аромат и вкус свежего рыжика превосходит любой другой, даже боровика. Тем более что белый гриб нуждается в термообработке, а рыжик особенно вкусен сырым. Кроме того, любой другой гриб в единичном экземпляре едой, тем более лакомством, не считается. А один рыжик, даже размером с сушку, уже закуска. И закуска великолепная. В.И. просит принести ему нож. Наклоняется, освобождает рыжик от травинок и листвы.

Потом продолжает:

- Принято считать, что свежими едят только шампиньоны, да и то в России это до сих пор не очень-то распространено. Я лично впервые попробовал сырой шампиньон со сливками (у американцев густая сметана называется «cream») в виде «снеков» в городке Pensville штата New Jersey, где гостил у одного джентльмена в конце восьмидесятых. И этот опыт, привезенный в Москву, а потом на Урал (к тому времени у нас появились в продаже культурные шампиньоны), сделал меня кулинарным оригиналом, поскольку гости мои, по преимуществу народ, продовольственным разнообразием не избалованный, сильно дивились предложению намазывать деревенскую сметану на сырой гриб с солью. Но под водочку закуска шла неплохо, хотя особого ажиотажа не вызывала. А вот свежий рыжик под водочку — это нечто…

В.И. срезает гриб. Рыжик чист и на срезе ослепительно оранжев. Ощущение удачи снова вызывает легкое томление в груди. Он идет на кухню. Ополаскивает добычу под краном, кладет на блюдце и слегка подсаливает тыльную сторону грибка, потом осторожно втирает кристаллики соли в нежную пластинчатую мякоть. Достает из морозильника сразу запотевшую стопку, наливает в нее водки, потом кладет рыжик на рюмку и намазывает на него половину чайной ложки густой сметаны. Ставит конструкцию на барную стойку и, отойдя, словно художник от мольберта на несколько метров, любуется на дело рук своих.

- Что же не пьешь? Сейчас ужинать будем. — говорит жена
— Жалко рушить красоту, дорогая. Это не выпивка, а прелюд Шопена.

Тем не менее, В.И. берет в одну руку рыжик, в другую рюмку, откусывает малюсенький кусочек, тщательно разжёвывает его передними зубами, размазывает языком по нёбу, наслаждаясь пряным грибным вкусом, потом залпом выпивает водку и отправляет гриб со сметаной в рот. Долго жуёт с закрытыми глазами и произносит свою стандартную в таких случаях присказку: "Что ж, жизнь приобретает некоторый смысл…"

О рыжиках, удаче и резкоконтинетальном климатеПосле ужина они с женой идут гулять. На этот раз В.И., хотя уже надвигаются сумерки, предлагает пойти посмотреть грибы. Для грибов специально ничего не берут, за исключением перочинного ножечка и полиэтиленового пакета. Ближайшие окрестности Абзаково со времен появления горнолыжного центра сильно застроились, превратились в типично дачную местность — коттеджи вперемежку с деревенскими срубами и оставшимися с советских времен халупами. Самые укромные и грибные места стали огороженными территориями со строениями для непростых людей.

Так что по-серьезному за грибами уже нужно ехать на машине или уходить пешком далеко. Но среди грибников существует поверье: «Если грибы пошли, то они есть везде». Правда, ассортимент и количество разное… И, действительно, грибы попадались, но так, всякий «шурум-бурум»… Начинало темнеть, надо было возвращаться, но тут — был найден первый рыжик. Потом еще один, а потом и поляна груздей, за ней ещё одна. Причем, червивых и переростков почти не было. Пакет быстро заполнялся, но так же быстро темнело. И, как всегда бывает в таких случаях, грузди не кончались. Стемнело по-настоящему. В свете звезд и не слишком яркой луны неясно брезжили стволы берез, а под ногами также неясно белели шляпки груздей… Вот так вернулась к Вектору Ивановичу Удача.

В субботу он проснулся поздно от запаха готовящихся грибов. И это напомнило ему, что Удача снова с ним. Действительно, — когда Вектор Иваныч пил кофе, ему позвонил Джордж и сказал, что все договоренности с его покойным отцом остаются в силе, — инвестиции будут. Потом трубку взяла дочь, сообщив, что Фафана «полный козёл», а Джордж хоть и зануда, но «душка». Потом на дворе раздался шум, лай, крики сына и скоро выяснилось, что Сэм передавил выбравшихся из плохо прикрытого сарая малайских петухов.

- Что ж, — философски заметил В.И., пребывавший в до чрезвычайности благостном настроении после телефонного разговора с Америкой, — проблема зимнего вольера решена.

Он еще не знал, что в понедельник секретарша подаст заявление «по собственному желанию», т.к. согласилась выйти замуж за турка, с которым познакомилась, отдыхая в Анталье. Куда и собиралась отбыть. Сейчас октябрь. Непогода. В.И. с семьей пережидают ее на Крите. Мадейру он все же не потянул. Кризис. Но это, в конце концов, мелочи. Главное — праздник состоялся, который, он надеется, останется с ним надолго. Ведь праздника, который всегда с тобой, наверное, все же, не бывает. Иначе, утверждающие обратное, использовали бы дробовики исключительно для охоты.

Автор, друг-приятель героя рассказа, позвонил В.И. на Крит и попросил дать дополнительный рецепт блюд из рыжиков специально для Всемирного Кулинарного Путешествия. Вот, что продиктовал ему по телефону Вектор Иваныч:

Сырые рыжики


Гриб

Необходимые продукты

  1. Рыжики.
  2. Лук-репка.
  3. Морская соль.
  4. Сметана.

Способ приготовления

  1. Сырые рыжики порезать на кубики размером 1–1, 5 см.
  2. Лук репку, примерно 1/3 от объема грибов, нашинковать тонкими полукольцами (соотношение грибов и лука может колебаться и, в конечном итоге, пропорция вырабатывается эмпирически, по вкусу).
  3. Посолить, желательно морской солью, ее йодистый привкус очень гармоничен для рыжика.
  4. Заправить (лучше нежирной) сметаной.
  5. Осторожно перемешать.
  6. Дать немного постоять, чтобы ушла, для кого-то возможно излишняя, жгучесть.

Всё. Это очень вкусно! Такое блюдо могло бы стать специалитетом любого мишленовского ресторана. Но рыжик капризен и своенравен, а использовать в салат и вообще в сыром виде следует только что сорванный гриб. Он быстро покрывается пятнами, чернеет и утрачивает свою эстетическую, а потом и гастрономическую утонченность. Зато он дарит редкую возможность простому человеку полакомиться тем, чего богатый не всегда сможет получить и за большие деньги. Приятного аппетита!
Вектор Иваныч.

 

Статья просмотрена: 2606
Рейтинг статьи: -1
Bookmark and Share
Страны: Россия
Виктор Барабанов
Виктор Барабанов, 10.01.2010 в 13:01
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо