Новый год на краю России. Часть 2
Рассказ о походе на крайний юг Приморского края членов спортивно-туристского клуба «Полюс» Школы Педагогики Дальневосточного федерального университета.

Скальный город. Дерево вишни сахалинскойУтро 4 января выдалось слегка туманным, но не холодным. Поднимаемся, затапливаем как следует печку. На завтрак яичница на сале и кофе с печеньем. Помимо этого заливаем полный термос горячего чая и кладём в мой рюкзак, туда же отправляется морской сухпай Радыгина. Брикеты, отдалённо напоминающие жирное печенье и шербет одновременно. Перекусим этим в дороге. Бивак решаем не собирать. Кто тут в него может залезть… Турунтаев достаёт из багажника внушительных размеров рюкзак, в котором хранится его хобби, его страсть – параплан. Парашют не для прыжка из самолёта, а для полётов с вершин сопок и утёсов. Наша цель на сегодня: сходить на Голубиный Утёс, откуда Турунтаев попробует слететь на параплане, затем пройти по берегу моря и выйти на Островок Фальшивый, скалы которого неясно просматривались вдали. Сначала наш путь пролегал прямо по замёрзшему заливу. Идти было легко. Как по паркету.

Гора медленно приближалась, показывая всё более подробно детали своего рельефа, скалы, холмы и седловины между ними. Но вот лёгкая часть пути закончилась. Впереди показался берег залива и жёлтая стена травы. Семена её давно облетели с венчиков, осталась одна торчащая солома высотой в рост человека. На какое-то время гора скрылась за этим лесом из виду, и мы шли без ориентира. Уже у подошвы горы заросли внезапно опали, перейдя в мелкую траву, и Голубиный Утёс возник прямо перед нами. Цепь скалистых холмов, поросших разнотравьем вперемешку с рощами дуба зубчатого. Последний несколько отличается от привычного в Приморье монгольского дуба тем, что имеет крупные листья, а его молодые побеги и жёлуди покрыты словно бы коричневым пухом. Его родина находится несколько южнее, в Азии. В России этот дуб встречается только по Южному Приморью и на Южных Курилах.

Дуб зубчатыйВнедорожник в море травы

Начинаем подъём на седловину, по ней выйдем на главную вершину. Опавшая листва шуршит под ногами, прошлогодний сухостой шелестит от каждого прикосновения. Входим в рощицу. Дубы здесь приняли весьма необычный вид. Один изогнулся подобно змее, другой частично лежит на земле, третий принял форму какого-то неведомого китайского или японского иероглифа. Ни одного прямо стоящего дерева, на каждом отпечаток сурового морского климата с его ветрами и бедности местной почвы. Многие деревья держатся чуть ли ни за голую скалу, глубоко пустив корни в каждую доступную трещину. На камнях попадаются скопления необычных растений, напоминающих плотно подогнанные друг к другу серые клубочки диаметром примерно в сантиметр. Эти – настоящие аскеты, довольствуются только дождевой или туманной влагой, оседающей на камнях. Ближе к вершине стали попадаться кусты рододендрона. Его звёздный час настанет только в апреле, хотя набухшие почки на ветках показывают готовность немедленно раскрыться, только бы пришло устойчивое тепло.

Скала БутаковаКочки морской травы

Идти жарко. Жарко в одежде, жарко в шапке, жарко в перчатках. Мы оделись по домашней погоде, а здесь и в январе днём нередка положительная температура. На сегодня в Хасане обещали +2 градуса, значит тут будет ещё теплее. Но вот мы и наверху. 180 метров над уровнем моря. Последняя русская вершина, последняя высота, с которой можно осмотреться. На восток – открытое синее море, на запад – лента Голубиного залива, теряющийся в дымке посёлок Хасан и место стыка трёх государств. На север – коса белого песка, ведущая к Фальшивому и территория ДВГМЗ (Дальневосточный государственный морской заповедник). Далеко на юг уходит песчаный берег до невидимого отсюда устья пограничной реки Туманной (Туманган), за которой начинается территория КНДР, самого закрытого в мире государства.

Мир камней и дубовРусская Азия

Возле импровизированного, сделанного из камней и кусков арматуры тригопункта делаем коллективное фото (настоящий сдуло с обрыва ветром и он валяется весь погнутый десятком метров ниже). Турунтаев определяет ветер, карманным прибором замеряет его скорость и приходит к выводу, что с этой вершины он не слетит, надо попробовать с соседней. Поскольку мы поставили целью пройти всю цепь холмов, то никто не возражает против этого перехода. Идя через рощу, обнаруживаем следы пребывания здесь косуль и пару раз находим норы, возможно, барсучьи. Земля местами напоминает пепел, она пылит при ходьбе и сыплется из-под сапог при подъёме на кручу. Вторая вершина всего около ста метров в высоту, но наш товарищ принимает решение воспарить отсюда, приземлившись в траву у западного склона. Поначалу взлёт не задался. Один раз чуть не коснулся ногами земли, но потом ветер всё-таки подхватил его и потянул вверх. Управляя стропами, он стал медленно отдаляться от нас, двигаясь на запад. «В Корею сейчас улетит»,- пошутил Радыгин. Но в Корею, тем более, Северную, Турунтаев не собирался. Спустя несколько минут полёта он начал постепенно снижаться и, наконец, мастерски приземлился в море качающейся травы.

Обозревая окрестностиПесчаные дюны под горой

Нам с Радыгиным оставалось теперь тоже спуститься вниз, траверсируя склон, где внизу наше трио должно было вновь воссоединиться. На спуске нам открылась великолепная панорама с видом на море, Островок Фальшивый, Голубиный залив и дубовую рощу. Несмотря на удалённость этих мест, сотовая связь здесь работает достаточно хорошо, что дало нам возможность перезваниваться. Но вот что странно. Когда Радыгин задавал Турунтаеву вопрос, я слышал его ответ вживую, словно тот совсем рядом, и лишь потом звук шёл из телефона. Позже, когда мы встретились, он сказал нам, что, стоя внизу, слышал наши голоса на сопке очень отчётливо, хотя мы были весьма далеко. Вот такие здесь необычные звуковые эффекты.

Походные будниДикий пляж

Берег моря представлял собой широкую песчаную полосу, выровненную ветрами до такого состояния гладкости, что асфальт покажется тёркой. Волны с грохотом обрушивались на берег, непрерывно смывая песок в одном месте и нанося в другом. Вдоль моря тянулись, теряясь вдали, бесконечные песчаные холмики с торчащими из них клочьями сухой морской травы. Казалось, нет такой силы, которая разберёт эти нагромождения, однако зимние шторма тут имеют просто сокрушительную мощь. Об этом красноречиво говорили старые «отпечатки» волн, перехлёстывавших местами косу на всю её ширину. Вот почему скалистая сопка впереди называется Островок Фальшивый. В сильный шторм она становится самым настоящим островом.

Незамерзающее море и вид на Островок ФальшивыйЗимующая скальная флора

К нам стремительно приближались два внедорожника, легко несясь по плотному песку. Машины проехали мимо, удаляясь в сторону Фальшивого. Работники заповедника. Мы же подошли туда много позже. Вышел сторож, сообщив, что дальше нам нельзя, что тут заповедник. Но он не выглядел суровым. В общем, и времени на дальнейшие прогулки у нас не было, поэтому мы с Турунтаевым пошли посмотреть скалу Бутакова, оставив старшего товарища общаться со сторожем. Скала высотой с пятиэтажный дом имела столбчатую структуру, её верх украшали эффектные каменные башни. По сути, она являлась утёсом Фальшивого. Интересным было море. Мне доводилось видеть незамёрзшее Японское море в январе в районе кекуров Два Брата, что в Дальнегорском районе. Там оно было тёмно-синим, северным. Здесь же, на юге, море даже зимой сохраняло зеленовато-голубой цвет воды.

Отойдя подальше, мы расположились прямо на примятой траве, где и подкрепились взятым с собой провиантом.

На бивак вернулись в сумерках, пройдя за день порядка 17 километров, хотя усталости особой не ощущали. Всё оказалось на месте. Одна неприятность. Взятые из Уссурийска пельмени в здешнем климате раскисли за день, хотя и лежали в багажнике, где нет солнца. Пришлось провести операцию по их расщеплению. Воды в канистре было совсем мало. Но нет худа без добра. Вода была вокруг нас, в тех самых снежных барах на берегу залива, не пустивших нас вчера дальше. Загудела печка, снег, коим доверху набили котелок, медленно начал оседать, давая жидкую воду. Добавили ещё полную чашку. Талая вода оказалась отнюдь не прозрачной, а какой-то мутной. Конечно, ведь снег собирает пыль. Вкус тоже был своеобразный – никакой. Однако для варки пельменей вполне сойдёт! Спустя пять минут первая порция «снежных» пельменей была готова. Я вытащил бутылку шампанского. Её мне подарил мой товарищ и такой же любитель путешествий Андрей Ткачёв, когда в новогоднюю ночь пришёл со всей своей семьёй ко мне в гости. Не по бокалам хрустальным разливаем, а по походным жестяным кружкам. Так, под сваренные на топлёном снегу пельмени и шампанское от друга, в небольшой палатке на берегу залива мы встретили свой Новый год, Новый год на краю России. За разговорами про туристскую романтику и за воспоминаниями о прошлом завершаем этот интересный день.

Туристы на привалеСкалистые вершины Голубиного Утёса

Утро 5 января. Пора возвращаться в Хасан, а оттуда – домой. Пьём кофе, собираем наш бивак. Но путешествие не будет полным, если мы не проедем по самой южной автодороге в азиатской части России, дороге Хасан-погранзастава.

Высшая точка Голубиного Утёса (180 м.). Слева направо - А. Турунтаев, Б. Радыгин, Е. КовешниковЗамечаем стенд, запрещающий появляться здесь без документов. Пропуска у нас есть, можем не опасаться. Замечаем наблюдательную вышку пограничников. Никто нас не останавливает, хотя, вероятно, информацию о том, что кто-то едет, уже передали дальше, на заставу. Там, за валом справа от дороги, течёт Туманган, от нас до Северной Кореи порядка 800 метров по прямой. Меньше километра, а уже не Россия! Трудно осознать сразу. Едем по самому краю страны. Но на заставу нам не надо. Хотим выехать к морю, поэтому Турунтаев сворачивает на полевую дорогу.

Дорога петляет среди зарослей, выходит к берегу одной из проток и выводит нас к морю. На плотном песке машину сразу перестаёт качать, создаётся ощущение езды по асфальту. Решаем доехать до Голубиного Утёса, только уже с другой стороны, со стороны моря. Как день отличается от ночи, так и западные склоны Голубиного Утёса отличаются от восточных. Если западные склоны пологие, покрыты лесом, то восточные – это отвесные скалы. Внизу под скалами протянулась цепь песчаных дюн, поросших травой, кустарником и отдельными деревьями. Всё это опять говорит в пользу того, что раньше море было ближе, а гора могла быть островом. Рядом с горой стоит широкая и высокая одинокая скала, которую словно отрезали, откололи от основного массива. Тут что-то вроде скального города. Под скалой стоит высокое толстое дерево сахалинской вишни, имевшее в мае необыкновенно красивый вид, когда оно цвело. С ней соседствует лиана краснокнижного девичьего винограда триострённого. Она крепится к камню своеобразными присосками, оплетая скальные выступы, взбирается по вертикальной стене к солнцу. Посмотрев на утёсы и обойдя скалу, возвращаемся к машине. Времени уже много, надо поторопиться. Дорога снова возвращает нас в зимний заснеженный Уссурийск.

Примитивные растенияВид на морское побережье с горыДерево на скале

…Уголок, где есть только три времени года, где растут тропические растения и живут необычные животные, где море травы выходит к берегам солёного синего моря, где сходятся вместе три государства, где последний русский посёлок и железнодорожная станция. Там, где оканчивается материковая Россия. Непременно хочется вернуться сюда вновь.

 Февраль 2015 г.

Статья просмотрена: 2342
Рейтинг статьи: 4
Bookmark and Share
Страны: Россия
Евгений Ковешников
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо