32. Первые бури сезона
Читать весь цикл статей: Вначале была Африка
Аннотация серии статей

Автор этой книги - один из молодых переводчиков «первой волны» - начала 1960-х годов. Этих людей не манила валюта и длинные рубли. Они понятия не имели о «сертификатах», «бонах», «чеках Внешпосылторга»… Им устраивали сцены встревоженные родители, прекрасно помнившие сталинские времена, терзали партийные «выездные комиссии». Но страна потихоньку избавлялась от клаустрофобии, и они просто хотели увидеть мир. Из скромных квартир, общаг и убогих коммуналок разлетелись по свету мальчишки и девчонки, которым едва перевалило за 20. Они попали туда, где на зубах скрипел песок, где воздух обжигал, как горячий пар, где неведомые болезни трясли и ломали даже здоровенных мужиков, где сильны были предубеждения, лицемерие и глупость… Они просто хотели увидеть мир. Мир оказался таким, и они приняли его без нытья и условий. Их хладнокровие гасило истерики, их улыбки примиряли противников, их уловки и хитрости помогали находить выход из безнадёжных тупиков. Странная профессия – переводчик. У каждого переводчика есть Родина, интересы которой он помогает отстаивать, где его помнят и ждут. Но нет у него чужого неба. Его небо – это небо планеты Земля, и работает он для того, чтобы так было для всех. Итак, Валерий Максюта отправляется домой. В Африку.

Как выглядит начало бури. Спрессованный воздух становится видимым. Внутри ударного фронта. Умытая Африка после бури. Ванька доволен. В реке поднимается вода. Наперегонки с молниями.

Вдали от грозыМы уже привыкли к сезону харматтана, к сухому воздуху, скрипящему на зубах и пропитанному микроскопическими пылинками, к пожухлой листве на опаленных пожарами деревцах, к обмелевшим рекам и ручьям. Научились бороться с сухостью кожи и воспалением глаз. В общем, жили, кто как умел: скучно и весело, с болью и радостью, вспоминая прошлое и мечтая о будущем или живя настоящим днем, как будто он – последний. И лучше жилось тем, кто признал это странное серо-желтое небо своим, кто не загерметизировался, не ждал, когда все это кончится, а просто жил, потому что это была его жизнь и жить ее надо было полнокровно и достойно.

По ночам вокруг нас по всему горизонту начали полыхать зарницы. Ясно, что где-то шли грозы, но нас они почему-то обходили стороной, и мы уже как-то слабо верили, что погода может измениться. По крайней мере, в скором времени. Однажды в жаркий послеполуденный час мы стояли в офисе у окна, выходившего на север. Вдали виднелось ущелье Буи, будто прорубленное в ровной гряде холмов одним ударом гигантского топора. Вдруг я как-то осознал то, что мои глаза видели уже несколько минут: сквозь ущелье в нашу сторону продирается дымное облако. Ширины ущелья ему не хватило, и оно начало перетекать через гребни прилегающих холмов. С каждой минутой и даже секундой оно оформлялось в какое-то воздушное тело с плоским брюхом и бурлящими верхом и краями. Было ясно, что оно летит на нас с очень большой скоростью, но по-настоящему оценить ее было трудно именно из-за того, что оно летело прямо на нас. Его плоское брюхо находилось гораздо ниже гребней холмов, на высоте каких-нибудь полутора сотен метров. Казалось, что оно студенисто колеблется. Воздух, придавленный к земле этим брюхом, частично потерял прозрачность, стал белесым и видимым. И эта беловатая стена неслась на нас со скоростью, пожалуй, метров двадцать в секунду. У самой земли, на уровне наших домиков, она толкала перед собой вал из смеси пыли, листьев, сломанных веток, насекомых, комьев земли… Мелькали принесенные откуда-то предметы нижнего белья, пластмассовые тарелки, бумажки… А выше этого вала летела на нас стена видимого глазом спрессованного воздуха. Стремительно нарастал шум, похожий одновременно на грохот водопада и на рев колонны тяжелых грузовиков.

ПодползаетМы в оцепенении следили, как стена поглощает один домик за другим. Потом услышали сотни ударов о стенку нашего бунгало: это докатил и до нас грязный вал перед стеной. Засвистел в офисе воздух, закружились бумаги, все бросились их ловить, а я не мог оторвать взгляда от стены, ожидая столкновения с ней. И вот, через несколько мгновений, мир как бы оглох, потому что все ранее раздельные звуки утонули в общем реве и вое, который сам превратился в оглушительную, непроницаемую тишину. Я быстро закрыл стеклянные жалюзи, и в ту же секунду снаружи по ним ударили струи воды, как из шлангов, но совершенно бесшумно.

Домик напряженно дрожал. Бесшумно бились о него неопознанные летящие объекты. Я видел сквозь потоки воды на стекле, как встает дыбом и с размаху без единого звука ляпает по крыше соседнего домика полуоторванный лист гофрированного алюминия. Всё поглотила ревущая тишина, и уши заложило, как при посадке самолета. Но минут через пятнадцать вся эта свистопляска резко оборвалась, как будто кто-то ее выключил. И мир снова заполнился звуками. Звенели, срываясь с крыш, струи воды, щёлкали отдельные капли, где-то ошалело лаяли собаки, стали слышны междометия, которыми обменивались мои товарищи… Мы вышли на крылечко, и по глазам буквально ударили яркие, чистые, вызывающие краски Африки, от которых мы успели отвыкнуть за сезон харматтана. Вся земля была в не успевшей впитаться или стечь в канавы воде. Вода, вся в пене, неслась по канавам, затопляя их почти доверху. Появились, шлепая по лужам, мамми из «негритянского квартала». Звонко перекликаясь, они искали трусы и бюстгальтеры, унесенные ветром. Было как-то ново и весело.

После грозыУ одного из домиков я заметил Ваньку с папой. Они внимательно рассматривали стенку, обращенную в сторону, откуда налетел шквал. Подумав, что у них могли быть какие-то повреждения, я пошел предложить помощь, но тут же понял, в чем дело. Стена представляла собою огромный лист с коллекцией насекомых и даже мелких ящериц. Их со всего маха шлёпнул о стену шквал, и они так на ней и остались - по крайней мере те, кого не смыл дождь. Ванька хватал их и поедал с огромным аппетитом, выплевывая только твердые хитиновые крылья и кончики лапок. Утолив первый голод, он продолжал действовать быстро, но избирательно.

Четким, безошибочным движением он снимал насекомое со стены, быстро освобождал его от бесполезных деталей, как черноморский пацан – креветку, и отправлял в рот. Со смачным чавканьем разжевывал и глотал, уже выискивая глазами очередную порцию деликатеса. Виктор подсаживал его, если Ванька изъявлял намерение снять со стены насекомое, до которого сам не мог дотянуться. Особенно ему нравились громадные, сантиметров по пятнадцать, богомолы, которых я в буше никогда не видел. Я постоял тихонько, не отвлекая их от дела, и пошел домой. В доме все было залито водой, все, что можно, опрокинуто. Даже некоторые запчасти машины слетели с полок и стола на пол. К счастью, кровать располагалась так, что вода на нее почти не попала. С тех пор дожди и грозы нашли к нам дорогу. Все они были очень интенсивными, но короткими. Бурно тронулись в рост листья на деревьях. Залихорадило уровень воды в Черной Вольте: гидрологам прибавилось работы. Пришлось срочно убирать с реки понтоны с буровыми установками: их могло сорвать и унести на пороги. Средний уровень воды значительно повысился. Теперь я уже не рискнул бы сунуться на лодке в левый нижний проток, который вел к водопаду.

Реки разлилисьПроток-аллея, где мы встречались с Кэтлин, заполнился водой. Сильно изменился характер клева: совершенно опустели привычные места рыбалки, но то и дело обнаруживалось, что и там и здесь, в казалось бы, безнадежных местах, появлялся бурный клев. Я решил подойти к делу системно: составить поперечный профиль реки примерно на половине пути от створа до порогов и «обловить» его через равные интервалы на разных глубинах. Сама работа показалась мне даже более интересной, чем возможный улов. Я взял все необходимое и однажды, в свободное время, вышел на дело. Начал с противоположного берега.

Принял интервал между точками-стоянками метров 15 «на глаз» и ловил на каждой по полчаса. Результаты – глубину и улов – заносил в тетрадку. Вдруг я обнаружил, что через ущелье в мою сторону ползет темная туча. За своим занятием я даже не увидел, а услышал ее приближение: она стреляла молниями, одновременно с которыми грохотал гром. Как только туча вползла в ущелье, грохот резко усилился из-за эха, и я только тут отреагировал на нее. Было очень досадно прерывать увлекательное занятие. И еще меня возмутило, что молнии били прямо в реку. Почему? Вокруг на берегах было полно высоких деревьев. Да и крутые скальные стены ущелья тоже, мне кажется, были ближе к местам концентрации электричества в недрах тучи… Но пришлось срочно вытаскивать якорь и нестись на веслах к берегу. Так я не работал веслами со времени, когда нас тянуло течением к водопаду полгода тому назад. В гонке с тучей я выиграл. Кое-как закрепил лодку у берега и побежал к сторожке, куда уже спряталось несколько человек.

МолнияПочти не промок, но имел удовольствие видеть, как молнии равнодушно лупили в то место, где еще несколько минут назад я был вдумчиво занят важным делом. Вечером того же дня выяснилось, что я напрасно обижался на эту тучу за нефизическое поведение. Она стрельнула и в склон ущелья, точнее в вышку буровой установки на скальном выступе метрах в ста выше уровня реки. Из-за начавшегося ливня люди отошли от установки метров на десять и спрятались под тент. Тут-то в вышку и ударила молния, оглушив всех и перепугав до мокрых штанов (у кого они были!).

Я пытался расспросить очевидцев, как все это выглядело, но негры только возбужденно размахивали руками, изображая что-то вроде взрыва, кричали «Свет! Огонь!». Васильев, руководивший бригадой, утверждал, что видел толстый ослепительный шнур, который обвил буровую штангу и ушел в землю. Хотел бы я увидеть это поближе! С безопасного расстояния, конечно. Был период, когда грозы со шквалами налетали по несколько раз в день. Мы и к этому приспособились и почти перестали их замечать.

Продолжение следует

Статья просмотрена: 2364
Рейтинг статьи: 2
Bookmark and Share
Страны: Гана
Валерий Максюта
Валерий Максюта, 21.03.2010 в 11:03
Источник изображений: Из открытых источников, ничьи права не нарушены
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо