...И только немного завидуешь тем, - другим, у которых вершины ещё впереди
Читать весь цикл статей: Горы далёкие...
Аннотация серии статей

Почти все мужчины должны были идти в спасательную экспедицию, а женщины, взяв всё снаряжение, спускаться обратно на базу. Погибли люди - это самое страшное. До сих пор с содроганием вспоминаю вес этого рюкзака, с которым нам пришлось идти вниз. Я весила тогда чуть больше 50 кг. Вес рюкзака перевалил за 30 кг. С большим трудом мы добрались до базы, а на следующий день смена заканчивалась, и это неудавшееся восхождение оказалось последним для меня.

Мы ходили с ним к Рекому, - древнему святилищу, очень почитаемому местными жителями, в горное селение, расположенное неподалёку и вспоминали, вспоминали студенческие годы, общих знакомых. Через несколько дней был мой день рождения. Наверное, это был самый счастливый день рождения в моей жизни! Друзья устроили в мою честь застолье, пели для меня и дарили необыкновенные подарки, некоторые я храню до сих пор.

Горные лыжиНевозможно передать словами этот запах гор, это невероятное чувство единения, желание всех любить и всем помогать. Запоминающимися были наши тренировки, поездки на карельские скалы, где природа сказочной красоты, зимой - лыжные тренировки в Токсово под Питером. На скалы в п. Хиитола приезжали замечательные альпинисты: лучший скалолаз того времени Владимир Маркелов, Володя Балыбердин, первый из нашей экспедиции покоривший Эверест, отдав кислородный баллон товарищу, Володя Шопин (его друзья называли Шопен) и многие, многие другие. Тогда они ещё не были знамениты своим невероятной трудности восхождением на Эверест.

К сожалению, Володя Балыбердин, оставшись живым в горах, трагически погиб в 90-е годы в автокатастрофе, а Лёня Трощиненко - начальник ледника Кхумбу (ледник, расположенный на высоте около 6000 метров, через который проходил маршрут восхождения на Эверест во время нашей первой гималайской экспедиции) - погиб в горах во время одного из последующих восхождений.

Гена НосикПервым трагическим событием в моей альпинистской жизни была гибель в зимнем походе в феврале 1970 года члена нашей секции Гены Носика. В тот год на Кавказе было очень много снега и лавины шли, как у Высоцкого, - одна за одной. Наших ребят накрыло. Первое сообщение, которое мы получили, было: «погода плохая, транспортировку продолжать пока не можем…». На самом деле это сообщение было вторым, первое получить не удалось из-за плохой связи, в нём сообщалось, что попали в лавину и Гена погиб. На разборе Лёва Абрамов рассказывал, что лавина сошла ночью, но никто не спал из-за того, что всё снаряжение почти у всех было мокрое, уснуть смог только Гена.

Альпинисты знают, что когда сходит лавина, надо пытаться делать плавательные движения, как в воде, т.к. в первые несколько минут снег рыхлый, а потом затвердевает и самостоятельно уже выбраться почти невозможно. Лёва первый смог выбраться и стал по еле заметным признакам откапывать остальных, но Гена не подавал никаких признаков жизни, его долго искали, а когда нашли, то, несмотря на невероятные и длительные усилия, спасти не удалось. Не могу описать свои чувства после получения этого трагического известия. Неделю или больше всё было как в тумане, думать не могла ни о чём, дома находиться не было сил, ходила потерянная по городу и думала только об одном, о непоправимости случившегося. Ребята вернулись растерянные, молчаливые и какие-то немного напуганные. Мы собирались после занятий в «Розовом зале» института и подолгу просто молчали. Гене тогда только исполнилось 20 лет.

На покорённой вершине (не наИз восхождений запомнилось ещё одно неудавшееся восхождение на гору с названием «Кирпич», за которое я получила бы второй разряд по альпинизму, но этому, к сожалению, не суждено было случиться. За день до нашего выхода из лагеря на восхождение 4-й или даже 5-й категории сложности вышла группа альпинистов. Мы вышли в промежуточный лагерь как всегда в 5 или 6 утра. К полудню, несмотря на набор высоты, стало очень жарко, а рюкзак почему-то именно в этот раз казался невероятно тяжёлым, хотя самое тяжёлое снаряжение несли мужчины. Как говорил когда-то, кажется Володя Шатаев, мужчины должны таким образом расплачиваться за удовольствие видеть женщин в горах.

Ещё даже не дойдя до промежуточного лагеря, мы получаем трагическое известие: На «Кирпиче» погибла связка альпинистов. Необходимо было организовать спасательный отряд. Восхождение срочно отменили. Почти все мужчины должны были идти в спасательную экспедицию, а женщины, взяв всё снаряжение, спускаться обратно на базу. Настроение было, прямо скажем, ниже среднего. Погибли люди - это самое страшное, кроме того, срок нашей смены истекал, так что получить разряд в этом сезоне не удастся. До сих пор с содроганием вспоминаю вес этого рюкзака, с которым нам пришлось идти вниз. Я весила тогда чуть больше 50 кг, а вес рюкзака перевалил за 30 кг. С большим трудом мы добрались до базы, на следующий день смена заканчивалась, и это неудавшееся восхождение оказалось последним восхождением в моей жизни, хотя тогда я этого ещё не знала. Невозможно передать словами этот запах гор, это невероятное чувство единения, желание всех любить и всем помогать! Когда возвращаешься в город, всё это куда-то уходит, к сожалению.

Горное селениеНа следующий год, зимой, заработав донорские отгулы и, с огромным трудом достав путёвку в лагерь «Цей», который в это время года становился горнолыжной базой, опять мчусь на встречу со своими любимыми горами, но теперь просто отдохнуть и покататься на лыжах. Надо сказать, что путёвки в то время не покупали, а именно доставали. В Ленинграде, во дворце профсоюзов существовал отдел федерации альпинизма СССР. Очень важным человеком в этом отделе был Семён Михайлович Керш. Это был замечательный, добрейший человек, но у него было столько «племянников» и «племянниц», что при всём желании всех путёвками он обеспечить не мог, но старался изо всех сил.

Надо было приложить немало усилий, чтобы попасть к нему в «племянники». Мне это почему-то удалось, даже не представляю, с чем это связано, ну а уж когда он узнал, что я ходила в связке с самим Шатаевым, мы с ним даже подружились, но я старалась как можно меньше пользоваться его благоволением.Какой прекрасной и в то же время немного трагичной оказалась эта поездка! Несмотря на то, что в те времена в Цее подъёмник был только бугельный, идти до него было довольно далеко, а лыжи, так называемые «Металлы», были довольно тяжёлые, катание всё компенсировало и доставляло массу положительных эмоций!

К тому же подобрался замечательный коллектив. Вечером все собирались в небольшом и очень уютном клубе, садились полукругом у панно с камином, созданного там только за возможность проживания двумя художниками, супругами Ивановыми, и пели, пели бардовские песни! Случайно в один из дней, на склоне, я встретила знакомого по институту, с которым были несколько раз в одной компании и здоровались в коридоре института даже далеко не всегда, но здесь мы встретились, как родные, и Женя Богомолов, который жил в нижнем лагере «Торпедо», теперь часто навещал меня вечерами в «Цее».

РекомМы ходили с ним к Рекому,  - древнему святилищу, очень почитаемому местными жителями, в горное селение, расположенное неподалёку и вспоминали, вспоминали студенческие годы, общих знакомых. Через несколько дней был мой день рождения. Наверное, это был самый счастливый день рождения в моей жизни! Друзья устроили в мою честь застолье, пели для меня и дарили необыкновенные подарки, некоторые я храню до сих пор. Наградили меня медалью, выпиленной из дерева с выжженным на ней горнолыжником. А через три дня кататься на «Зелёном холме», где был подъёмник, запретили из-за схода лавин, но желание встать на лыжи было у всех очень велико.

Нам разрешили покататься внизу, где снег уже почти сошёл и видны были камни. Помню, мы отрабатывали прыжки с небольшого самодельного трамплина. Это было восхитительно! Полёт, падение и…. почему-то скуксившаяся нога и невозможность встать. Боли я не чувствовала и вообще не поняла, что же произошло. Только когда меня уложили на акью (специальные санки для спуска раненых по снежному склону) и стали спускать, поняла, что с ногой что-то не в порядке. Меня положили на стол в столовой, наложили шину, а через минут двадцать с переломом двух ног привезли Наташу Голованову, с ней мы потом вместе лежали в Алагирской больнице (г. Алагир – районный центр в Северной Осетии) почти полтора месяца. Друзья вызвали из нижнего лагеря Женю, который недолго думая, заявил: «Ну что ж, придётся тебе выходить за меня замуж». Я ответила, что если он не против взять в жёны несчастную калеку, то так и быть, согласна.

Алагирская больницаЗатем бала алагирская больница, в которой мы лежали в одной палате с Наташей Головановой и ещё четырьмя кавказскими женщинами. Лечащим врачом был замечательный хирург Дзантиев Дзамбулат Георгиевич, к которому, к счастью, мы с Наташей попали. Он не стал делать нам операцию, а применил консервативный метод – вытяжение. Конечно, мы испытывали, прямо скажем, некоторые неудобства, будучи прикованными на месяц к кровати, но в условиях той районной больницы и царящей там антисанитарии, это было лучшим вариантом лечения. Недели через две приехала мама, и жить стало легче нам с Наташкой, но не мамочке.

Специфика кавказского менталитета и образа жизни, их отношение к женщинам её очень угнетали и не давали расслабиться ни на минуту. Маме тогда было 49 лет, а выглядела она намного моложе, особенно по сравнению с забитыми кавказскими женщинами. Жить ей пришлось в грязной алагирской гостинице без каких бы то ни было удобств. Через несколько дней Дзамбулат познакомил её со своей женой и пригласил жить у них в доме. Мама согласилась, но переночевав один раз, почему-то вернулась обратно в гостиницу. Мне она о причине такого бегства ничего не стала рассказывать.

Ещё через три недели меня сняли с вытяжения, заковали ногу в гипс и, о счастье, я встала на ногу и костыли и мы с мамой, распрощавшись с уже ставшей родной Наташкой и достав при помощи Дзантиевых билет в мягкий вагон, поехали домой через Москву, где нас должен был встретить Женя. На середине пути поезд остановился и мы стояли, наверное, часов 10, если не больше. Проводники ничего не говорили, видимо, чтобы не было паники. Только через пару недель была большая статья в газете «Известия» о случившемся очень сильном пожаре в составе с горючим, ехавшем впереди нас. Тогда при тушении этого пожара погибло много людей, в основном местных жителей, пытавшихся справиться с огнём.

Свадьба на костыляхВ Ленинград мы вернулись в конце апреля, а уже 11 мая состоялась наша с Женей свадьба на костылях.

Затем жизнь закрутилась:рождение детей, работа, очереди, детские болезни, перестройка, выживание и голодный 1992-й год, в общем, почти как у всех.

В горах я больше не была ни разу, но самые яркие впечатления жизни связанны именно с горами.

Статья просмотрена: 7313
Рейтинг статьи: 9
Bookmark and Share
Страны: СССР
Тамара Богомолова
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 19 )
 Федорченко
Я счастлива, что мой восторженный комментарий будет первым! Тамарочка! Такие воспоминания - это счастье великое и спасибо, что ты ими делишься с нами. И спасибо, что ты - ЕСТЬ!!! Такая храбрая, смелая, мужественная, принципиальная, готовая придти на помощь в трудную минуту! Я испытала это на себе и пишу со знанием дела! СПАСИБО! Да здравствует главная альпинистка группы ВЭП Тамара Богомолова! И Евгению спасибо за то, что он сделал тебе предложение в столь романтической обстановке!
 Кузьмина
Романтика гор, романтика отношений, романтика.... романтика....Но сколько трагедий :((( Простите, не кидайте в меня тапками, но никогда не пойму этой страсти к горам, когда каждый сезон погибает столько людей, причем не худшей части...
 Антонова
Один из моих знакомых в юности, Игорь Аронов (завзятый турист, который и нас заразил этой страстью познания мира), говорил, что на самом-то деле люди в горах погибают не чаще, чем в автокатастрофах. Но для меня нет сомнения, что это лучшие люди. Просто для некоторых это даже не романтика, не увлечение - это необходимый для жизни воздух. И те, кто хотя бы соприкоснулся в жизни с преодолением различных трудностей в походных условиях, чуть по-другому смотрят на жизнь. Наверно, и не надо всем быть такими, но так здорово, что эти люди есть!! И среди них - Тамара Богомолова!
 Печенегов
«Кто здесь не бывал, кто не рисковал -
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звезды хватал с небес.
Внизу не встретишь, как не тянись,
За всю свою счастливую жизнь
Десятой доли таких красот и чудес.

И пусть говорят - да, пусть говорят!
Но нет - никто не гибнет зря,
Так - лучше, чем от водки и от простуд.
Другие придут, сменив уют
На риск и непомерный труд,-
Пройдут тобой не пройденный маршрут».

Этими словами Владимира Высоцкого я хочу ответить на комментарий Ольги Кузьминой.
Мне очень близки и понятны мотивы и логика событий, описанных Тамарой. Очерк посвящен памяти близких ей по духу и времени людей, которые достойны воспевания не только в песнях, но и в гимнах! Честь и слава им! Хвала и автору строк. Она достойно выдержала выпавшие на её долю испытания и сохранила в своей памяти и время и лица. Это дорогого стоит.
Написан очерк языком профессионального журналиста. Желаю Тамаре новых творческих успехов!
 Сергиенко
Сергей читаю ваш комментарий и вижу слова, которые недавно писала одному человеку сама.Это дорогого стоит. Я поддерживаю Ваше мнение.Есть вещи и поступки которые человек сам себе не может пояснить, но если их не совершать, то ты не ты.А люди живы пока жива память о них.Спасибо Тамара, что и мы о них узнали.
 Пуганова
Альпинисы - особая каста, особое братство со своими жесткими законами и невероятной дружбой, ценой которой может быть сама жизнь.
И эту часть своей жизни они не забудут никогда.
Я могу только восхищаться ими!
  Беленькая
Если людей тянет в горы, не смотря на смертельный риск и даже гибель ,то знчит в этом что-то есть и это кому-то нужно. Думаю , что Тамару в горы влекла Судьба : ведь там она встретила своего мужа ! Если бы не горы, быть может, они так и продолжали бы учиться в институте и проходить мимо друг друга . А вот встретились в горах и больше Судьба Тамару горами не испытывала !
 Воронин
Написано так, как будто это самая главная статья в жизни автора и о самом главном. К сожалению, Тамара в силу сложившихся обстоятельств сошла с альпинистской дистанции, но на таких литературных материалах, как этот, проходит формирование и становление великих альпинистов.
Тамара, большое спасибо, получил истинное удовольствие от прочитанного.
 Chulkova
Lyudmila Chulkova 11.12.2010 в 21:56 (ссылка)
Я думаю, что и сойдя с "альпинистской дистанции" Тамара осталась альпинисткой на всю жизнь. В каждой строчке её воспоминаний чувствуешь, что частица её сердца осталась в горах, а "желание всех любить и всем помогать", рожденное там, сохранилось и в этой не столь экстремальной и романтической жизни.
 Буль
Чудесная статья о прекрасной молодости! Романтика, спорт, горы, голубой лёд и слепящий снег... И, главное, отличные друзья! Это сказка! И, как в каждой сказке, счастливая встреча... Конечно, такая молодость дала прекрасный старт счастливой жизни!
 Богомолова
Спасибо всем моим дорогим читателям за столь лестные комментарии. Наверное, горы были лучшей частью моей жизни. Возможно, это был побег от невостребованности в профессии и в личной жизни, и я инстинктивно искала среду и компанию людей, близких по духу и встречала их в горах постоянно. Скорее всего, самое лучшее во мне воспитано именно этими людьми, суровыми горными условиями, в которых без взаимопомощи не выжить, и, конечно же, необычайной, сказочной красотой гор. Иногда мне казалось, что это потому, что если есть бог или высший разум, то в горах он всё-таки немного ближе.
Ну а если вшутку, то альпинисты на вопрос:»зачем идти в горы?», обычно отвечают, что там никто не задаёт подобных вопросов
 Туманова
С огромным интересом прочитала статью Тамары. Воспоминания - это часть нашей жизни и я рада, что у Тамары Богомоловой они такие яркие. Особенно понравилось, что многочисленные друзья Тамары поддержали ее творческий дебют замечательными комментариями. Спасибо Тамаре и Всем.
 Литвинович
Не знаю, куда делся мой комментарий, но повторюсь. Удивительно, сколько силы воли, упорства у хрупкой, очень молодой девушки. Молодец Тамара. Такое не забудется никогда. Написано так, как будто я сама побывала там, в горах.
 Соколов
Спасибо, Тамара! Очень трогательно написано и об альпинистах, и о первозданной красоте гор. Многое из того, что было в туманной юности, стирается в памяти, но посещение гор - никогда!
 Барабанов
Горы непредсказуемы, а потому кажутся нам сверхъестественной силой. Один мой знакомый альпинист, попав в жестокий жизненный кризис, творил в горах всякие безумства. На вопрос: «Хочешь умереть?» ответил «Лучше умереть в горах, чем так жить внизу». Тем не менее, горы его не брали. Потом жизнь его наладилась. У него рос сын. А убило его бутылкой, которую какой-то идиот сбросил со скального отвеса в совершенно безопасных Уральских горах, под которым тот учил сына первым приемам скалолазания… Ну, это так. Навеяло, Тамара, вашими очень хорошо написанными воспоминаниями. И еще, извините за идиотское замечание, в принципе, это не имеет значения, т.к. формально допустимо сказать, что Терещенко погиб «во время одного из последующих восхождений». И всё же альпинист, в отличие от афериста, если гибнет, то в последнем восхождении, а не в одном из… Лучше оставить в этом предложении просто: «погиб в горах» или « в последствии погиб на восхождении».
 Антонова
Трощиненко.
 Любушин
Прочел с большим интересом. Альпинисты не бывают в прошлом, это на всю жизнь...
 Максюта
Поразительные, невероятные истории... Эту девчоночку тянуло туда, где нормальным делом были штурмы, разведки, ранения и даже гибель людей, госпитали, страховки (не страхование!), лавины и непрерывный риск и опасности. Всё это читается как военные корреспонденции. Что же такое в этих горах и у неё в душе? Почему они так в унисон зазвучали? Да и сейчас, наверное, звучат. По сути дела, я никогда раньше почти ничего не читал об альпинистах, а тем более, ничего не слышал непосредственно от настоящего альпиниста. Ошеломляющее впечатление. Могу предположить только одну аналогию: горы - это как море, так же привораживают на всю жизнь. Как не бывает бывших моряков, так не бывает и бывших альпинистов, даже среди девчонок (мам, бабушек...). Прав Сергей Любушин. Хорошо прожито, Тамара! Хорошо сделано!
 Сергиенко
Тамара,вы пишите стихи. Хотелось бы ЕЩЕ.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо