3. Навстречу утренней заре, по Жупанова реке
Читать весь цикл статей: В краю туманов и огнедышащих гор
Аннотация серии статей

На Камчатке как в Греции, есть всё, и даже больше: море, горы, икра, медведи и всё, что из этого изобилия следует. Лучше всё это видеть в сентябре. Столица региона - Петропавловск-Камчатский или просто Питер, отличается от других населённых пунктов наличием монументов «всех времён и народов». Хотя больше всего в глаза бросаются вулканы над крышами домов и ржавые стены «хрущёвок» с хорошими японскими машинами у подъездов. Надолго здесь задерживаться не хочется. День-два - на музеи и Авачинский залив и - в Паратунку на горячие воды, на Мутновский - к гейзерам, на Авачинскую сопку - глянуть на изливающуюся из жерла лаву. Для посещения этих мест не надо ни большого бюджета, ни специальной подготовки. В пределах доступности Холотырский пляж и водопад на Мутновке. Пляж очаровывает, а на Мутновку надо, чтобы привязать ленточку к священному дереву. Передвигаются по полуострову на всех видах транспорта. Отдельно взятые личности ходят на своих двоих в кальдеру вулкана Узон и в долину Гейзеров, куда все остальные летают на вертолёте. До этнографического музея и символа региона - Ключевской сопки - можно добраться на рейсовом автобусе, проехав не одну сотню километров по шоссе. Переночевать можно в посёлке Эссо, а утром побродить у подножия вулкана Толбачик по засыпанной пеплом земле. Рыбу ловят практически везде, но на реке Жупанова её ловят всегда. И если хочется от души поесть красной икры, то это - туда. Экстрим от сплава, от восхождения, от общения с медведями - всё это здесь есть. Как и современные базы отдыха, джипинг и морская рыбалка. Однако это уже бюджетно. Но кто-то из великих сказал: «если ты не можешь заплатить за то, что тебе необходимо для жизни, то зачем тебе такая жизнь?» Камчатка это своё, наше. А деньги - дело наживное. Россия вроде как опять только жить начинает.

Говорят, что моряки на судах не плавают, а ходят. Плавает известно что. По камчатским рекам ходят медведи, а на судах сплавляются. Плавают там утки ну и то, что от уток, медведей и экипажей исходит, когда они друг друга встречают на стремнине реки. Чтобы от всего этого отмыться делают походную баню, после которой под закусь идёт всё, что ходит и плавает. Труднее всего добыть хлеб. Надо жарить блины, а это уже искусство. Там наиболее отчётливо понимаешь, что среди всей необъятной красоты жизни без искусства никуда. И без женщин тоже.

В начале водного маршрута16.08.04. Левая Жупанова или Правая Жупанова – это с какой стороны посмотреть. Первопроходцы поднимались от океана – у них правая рука была с одной стороны, все остальные сплавляются к океану – у них правая рука с другой стороны. Из-за того, что одним больше нравится история, а другим современность, все и всегда путаются. В общем, откуда-то оттуда начали мы свой путь к океану па шести посудинах – трёх шестиместных и трёх двухместных катамаранах. Это безобразие (сплав) началось 17.08 04. А 16.08. была днёвка на берегу дикой реки при ясной тёплой погоде, изобилии ягод и пьяных от вина и свободы друзей.

В промежутках между песнями, тостами и забавами собирались как бы сами собой катамараны. Побольше бы таких дней - и жизнь казалась бы сплошным праздником!

Это тоже наши17.08.04 был вторник. В понедельник мы бы не отчалили. Бесков командовал два раза. Первый в 11:0, второй - в 13:00. Но только лозунг "без отплытия обеда не будет!" заставил народ активно двигаться. Обед пришлось зарабатывать, изрядно попотев и даже иногда купаясь в почти ледяной воде, которая заливалась в гидрокостюмы через воротник. Такие кульбиты приходилось выделывать, что не всякий каскадёр смог бы. Течение "тащило" очень прилично, деревья были очень низко, река делилась на русла, и, к тому же, в такой суете надо было быстро ориентироваться. Ко всему пошёл проливной дождь.

Когда совсем стало тоскливо, бывалый полярник Пантелеев ненавязчиво напомнил всем, что мы в водном походе и движемся уже по пути к дому и эта мысль должна греть если не тело, то душу. Весь наш флот делился на два отряда. Одним командовал Сергей Бесков, вторым - Михаил Хвостов. Когда шкура одного из катамаранов потребовала срочного ремонта, он произнёс проникновенные слова, поднявшие у коллектива несколько упавший боевой дух: "Одно меня радует друзья мои, что и вам плохо". В такой кутерьме выручил богатый опыт, чувство юмора и профессиональная экипировка, на которую каждый из нас зарабатывал полжизни. Дождь кончился – пришли медведи. Поначалу это насторожило, если не сказать больше. Мы думали, что они проявляют к нам интерес, но постепенно поняли, что интересно нам, а они дома и у них дела. Вечером жизнь наладилась и начала ловиться рыба. Михаил Хвостов, попросту Хвост, без хвостов свой отряд не оставлял. И нам доставалось. Он первый вытащил пятикилограммовую кету, в которой оказалось с полкило икры. Хватило всем. Попробовать. Попробовали и больше не отправлялись в путь, не заготовив её впрок.

Радость от содеянного18.08.04 - среда - вечно обделённая… Целый день ели и плыли, плыли и ели, пили и плыли и ели. Раскладку (см. приложение) делали на всякий случай на каждый день, а два дня ели только рыбу да икру. Гольца, кижуча и радужную форель. И вот в среду Рима заставила нас вспомнить о раскладке, а Бесков о том, что надо мерить мили. В среду стало понятно простое правило: когда много ешь и много гребёшь, но мало пьёшь - то мало спишь, чем вред наносишь организму. Впрочем, как говаривал Пантелеев, " в полях" много закуски не бывает, бывает мало спирта.

19.08.04. Жизнь стала разнообразнее. Выводки уток сопровождали нас весь день. Можно даже сказать, указывали нам путь на стремнину. По берегам рыбачили медведи. Кто-то пытался их считать, но после 30 сбился. Неожиданно на левом берегу увидели двух лаек. Наблюдение за ними привело меня к мысли, что не трудно менять место, трудно менять образ, особенно образ мыслей. Видишь собак, слышишь лай, думаешь по твою душу, а они просто охотятся и сдался ты им.… Вот дорвался до природы – то медведю рыбачить мешаешь, то собакам охотиться, то уток гоняешь – ты отдыхаешь! Река несёт, почти не гребёшь – только ешь и только пьёшь. Вечером первый раз сначала ужинали, а потом ставили палатки. Всё из-за дождя. Но погода тёплая, дождь прекратился, и жизнь наладилась. До часа ночи сидели у костра и пели песни. Некоторые "студенты" так и засыпали у костра, уткнувшись головой в плечо товарища. Когда чей-нибудь богатырский храп начинал звучать сильнее, чем струна гитары, преподаватель Мишин изрекал нечто вроде: "Студент Травин! Вам что говорили делать! А вы? Не-за-чёт! " Лично мне спать хотелось чертовски, но от костра уйти было выше человеческих сил. Завтра пути отрядов на время расходились. Мы шли на Жупановские востряки. Из более чем 800 действующих вулканов, известных сейчас на земле, 28 находятся на Камчатке и 11 из них в Кроноцком заповеднике. Примерно столько же здесь и потухших вулканов. Действующие в основном находятся в стадии угасания, однако расположенный несколько южнее Карымский и поныне нередко с грохотом выбрасывает из своего жерла тучи пепла и дыма. Туда направлялись наши "хвосты".

Баня20.08.04 - перед восхождением всем разом захотелось баню. Предвидя бунт, адмирал скомандовал (два раза), и наше перемещение по волнам закончилось в полдень на песчаном острове. Здесь решено было строить баню – это значитло собрать в округе все приличные по размеру и весу камни, напилить и наколоть дрова, соорудить нечто вроде каменного домика, высотой в полтора метра (печь называется), развести в нём огонь и топить до покраснения камней и друзей, ждущих тепла и горячей воды; смастерить каркас, который после удаления из печи углей надо будет быстро накрыть тентом, - на всё это уходит световой день.

21.08.04. Это называется днёвкой. Пока печь топилась, одни покоряли крутой берег в поисках дров и кедровых шишек (которые пекли в костре и лузгали вместо семечек), другие ловили рыбу, третьи пекли блины, четвёртые вязали веники. Береговой обрыв оказался не из скальных пород, а из вулканического пепла, рассыпающегося под ногами, как песок. Забраться на него стоило больших усилий и удалось это благодаря корням кедрового стланика. Когда у стланика отмирают корни главного ствола, боковые ветви, растущие в сторону более прогреваемых участков почвы, а, как правило, это обрывы и склоны, образуют придаточные корни и таким образом формируют молодые самостоятельные растения. Вид на лагерь с того обрыва многого стоил! Внизу, на небольшом островке среди дикой реки, на фоне гор, освещаемых заходящим солнцем, мирно рыбачили люди и медведи, не мешая друг другу! Мы сделали это! Мы перестали им мешать, мы стали своими. Равными среди равных. Мы просто здесь жили и этим были счастливы.

Первая рыбаПрямо перед баней к нам пожаловали гости. Охранники местных баз отдыха, построенных для богатых туристов, выполняя по совместительству обязанности рыбнадзора, решили поинтересоваться, кто мы такие. Бегло глянули на бумаги, несмело посоветовали отломить с тройников два крючка и отпускать радужную форель (на местном наречии – микижу). Однако, уже отплывая, крикнули из лодки, что её всё-таки надо попробовать. Больше нигде в мире нет такой крупной и нежной на вкус форели. Мы рассудили, что мы, как-никак, россияне, а, стало быть, это и наше богатство, и грех им не воспользоваться в разумных пределах. Это "буржуям", которые платят за тур 10.000 баксов, можно только измерять и фотографировать. Нам лучше пробовать и не фотографировать, и не измерять. У нас таких денег нет. К тому же Римма впервые в жизни поймала рыбину, ну, в общем, вам по пояс будет. На баню гости не остались, а зря. День кончился подвигом.

Подготовка бани затянулась до темноты, а вечером всегда моросило. Тент от общей столовой был понятно где, на бане. Пока наши дамы парились (естественно, после нас), мы ужинали. Приняв "на грудь" по несколько капель чистого спирта слегка увлеклись, съев все блинчики и всю икру. По возвращении женщин выяснилось, что они готовили на всех, но без нас к еде не притронулись. Даже умудрённый жизненным опытом адмирал долго не мог в это поверить. Пришлось после бани, после немереного количества съеденного и выпитого, ночью под дождём жарить на костре для них рыбу. В такие минуты понимаешь, что очень здорово, когда в группе есть молодые парни. В 18-20 лет всё нипочём и жизнь кажется игрой. Без их задора мы бы это не осилили точно, поскольку к этому времени каждый из нас, "стариков", способен был только руководить. С этого вечера лозунг "Даёшь женщинам блинчики!" стал основным в нашем путешествии.

Хозяин реки22.08.04. После такого ужина на следующий день начать движение по реке оказалось делом не шуточным. Я дежурил. Встал когда только-только начал рассеиваться туман. Развёл костер, взял каны (т.е. вёдра) и пошёл на протоку за водой. Иду, зеваю, напеваю про себя: "а я еду, а я еду за туманом, за деньгами едут только дураки..." и вдруг слышу странный звук, похожий и в тоже время не похожий, на храп. Ну, думаю, мужики вчера перебрали малек. Подхожу к протоке, это метров десять от палаток, ставлю на гальку каны и замираю, чувствуя на себе чей-то взгляд. Так, согнувшись, и стою, медленно-медленно поднимая голову.

Точно, медведь. На той стороне, метрах в пяти от меня, слегка скрываемый туманом, вытягивает шею и как бы "ухает" и храпит одновременно. На какое-то время я оцепенел, но шло время, а медведь не проявлял никакой агрессии. На всякий случай я сделал, как учили. Стал стучать каном по кану т.е. ведром по ведру. Зверь затих, затем медленно, как бы нехотя, повернулся и побрёл восвояси. До общего подъёма от костра я больше не отходил, на всякий случай. Позднее от местных охотников мы узнали, что медведи рычат только когда злятся, а когда проявляют любопытство – ухают. У них тоже, как и у нас, язык есть и тоже разное болтает.

УдачаСборы после днёвки затянулись, поэтому вышли поздно, а встали рано, в смысле остановились на ночёвку около пяти вечера. Больше потому, что кончилась соль, и меня делегировали приобрести её на одной из баз. На этой дежурила семейная пара из Вилюйска, города, расположенного на противоположном от Питера берегу Авачинского залива. Там, на рембазе флота, они не могут заработать на отпуск на Японском море, поэтому проводят отпуск здесь, зарабатывая на жизнь после отпуска. Из беседы про соль выяснилось, что здесь есть бассейн с водой из горячего источника, баня и кое-что из того, что не доели и не допили "проклятые американцы". Опять накрапывал дождь, я "дал слабину" и слукавил. Попросил хозяйку испечь пирог из рыбы для празднования Дня рождения Наташи. В конце концов, убеждал себя я, День рождения это не только точка отсчёта, а ещё и состояние души. Кто из русских женщин откажет в такой просьбе? Рыба у нас была, остальное обеспечила хозяйка.

Пока я занимался пирогом и баней, Бесков, почувствовав что-то неладное, скомандовал два раза и народ стал ставить палатки. Лагерь разбили на противоположном от базы берегу небольшой речушки, несущей целебные воды. Я вернулся на берег, когда катамараны уже лежали на галечном пляже. Обрадовав всех вестью о банкете, задумчиво посмотрел на ту сторону реки. Несмотря на то, что уже давно всегда и везде воды было много, переход вброд, даже для принятия горячих ванн, не всем казался делом нужным. Но то, что не сделаешь один, сделаешь "за компанию". Те или иные чувства правили миром в каждом из нас, но, тем не менее, к восьми часам вечера все уже принимали горячие ванны. К этому времени и баня уже грела, и хозяин отыскал пару бутылок минеральной воды и пяток емкостей по 0,7 сухого вина.

За погоду!До полуночи, пока не прошёл "День рождения", надо было сесть за стол, хотя бы из уважения к хозяевам, подарившим нам по такому случаю два кило соли. И ведь сели, хотя для этого пришлось преодолеть и себя, и сто метров по скользким от дождя деревянным настилам. Закуска была скромной: пирог с радужной форелью, икра красная лососёвая, кижуч жареный, фрукты, маслины. И после всего этого "разложения" нужно было в дождь перебираться на свой берег! Не сговариваясь, все как могли, затягивали этот прекрасный момент. Говорят, что всё познаётся в сравнении. Когда несколько пьяные мужчины, по пути из тёплых домов в холодные палатки, под промозглым дождём переносили на руках через холодные целебные воды разморённых дам, я поймал себя на мысли, что здесь, сейчас, стираются грани сравнений. И уют базы, и холодный дождь, и романтика этой переправы и даже солёные шутки друзей – всё это создавало ощущение полноты жизни. А что ещё нам от неё надо?

23.08.04. В этот день шли по реке не больше 4-х часов. Река разрезала горное плато, начались прижимы и пороги. Для катамаранов они не представляли опасной преграды, но заставили поработать и мозгами, и руками. Вырываясь из одного ущелья, река просачивалась сквозь непреодолимые преграды, разбиваясь на рукава, образуя острова. Затем опять собиралась в одно русло и устремлялось в другое ущелье. После первого порога остановились перевести дух на площадке среди скальных прижимов, напротив большого острова. Уж очень место радовало. В ожидании чая стали бросать блесну. Рыба брала сходу. Причём разная. И по размеру и по названию. А если не брала, то цеплялась: когда за жабры, когда за плавник, а когда и за хвост. Когда немного азарт поутих, заметили медведей на острове. Медведица учила рыбалке трёх медвежат, применяя тактику кнута и пряника. Шлепки по заднему месту давала такие, что медвежонок с места кувырков пять через голову делал. Что больше радовало: солнце, горные пейзажи, пенящаяся вода, изобилие рыбы или уроки медведицы, сказать трудно. Было состояние полной релаксации, я даже стал думать, что за слово такое на языке крутится – нирвана. Сколько мы там пробыли, вряд ли кто может сказать. За время всего сплава это было единственное место, где царила полная эйфория. Но всё хорошее когда-нибудь проходит, а впереди нас ждёт удар судьбы. Это правило надо всегда помнить и не расслабляться, особенно на незнакомой реке.

Кат катитПервый удар волны приняла на себя моя дочь. Она сидела спереди справа. Именно этим боком мы вошли в порог. На какое-то мгновение я перестал её видеть. Но этого хватило, чтобы захватило дух. В следующее мгновение вода выливалась уже из моих ушей. Эти стоячие волны были вокруг нас не больше пяти минут. Сухого места они на нас не оставили. Зато все "хватили" адреналина. Только река успокоилась, стали ориентироваться и выбирать ручей, по которому можно было бы подойти ближе к вершине Жупановских востряков. Определились по карте и GPS.

Зачалили катамараны. Нашли поляну для лагеря. Разожгли костёр, растянули тент – пошёл дождь: при солнце, как у нас говорят - грибной. По-другому в этот день и быть не могло. Причём он так дополнял пейзаж, что мало кто не взял в руки фотоаппарат. Пока обедали, погода наладилась окончательно.

Каты на деревьяхНачалось одно из самых увлекательных действий этой экспедиции – размещение имущества на деревьях. Поскольку предстояло забираться на высоту под 1500 метров, а исходя из условий безопасности, в лагере оставить никого не могли, за судьбу катамаранов и продуктов было тревожно. К этому времени я уже так много видел медведей и так близко, что если бы, к примеру, меня оставили дежурить в лагере, я бы спал в гамаке на дереве с топором в руках, а на землю спускался бы крайне редко. Это я о себе так потому, что меньше всех понимал в производственном процессе.

Главными действующими лицами в этом спектакле были мужчины, а основными - молодые парни. Адмирал осуществлял общее руководство, капитаны экипажей руководили основными деталями процесса. До такой степени, что женская часть группы периодически хваталась за животы и в полном смысле слова, гоготала. Катамараны, конечно, никто и не думал разбирать, их просто решили подвесить на деревья, повыше от земли. Понятно, что все нюансы этого дела представлялись в основном в теории, и то всем по-разному. То ломались ветки и наши пацаны сыпались с деревьев как орехи, то не срабатывали блоки и, не смотря на усилия всей команды, катамаран не поднимался (помните: дедка за репку, бабка за дедку...).

Добытчики лакомстваВершиной творчества было забрасывание гермомешков с продуктами и снаряжением на закреплённый на верёвках между деревьями катамаран. Это походило на игру в нечто среднее между волейболом и баскетболом. Причём "мяч" бросают или отбивают как минимум сразу два человека. Главное угадать, сколько мешков удержит катамаран. Случалось, он кренился или переворачивался и тем, кто не увернулся, изрядно доставалось летевшими обратно на землю мешками. Зато заодно со своими шишками набили кедровых, и было чем заняться у костра после вечернего чая.

Вообще приготовление кедровых орехов это целый обряд. Его цель – довести и до нужной кондиции орехи и избавиться от смолы, которой шишки изрядно пропитаны. Для этого шишки надо или варить, или печь до определённого момента, который надо прочувствовать. Иначе от смолы месяц отчищаться будешь, и орехи не будут трескаться. Научиться быстро щёлкать орехи тоже не каждому дано. В отличии от семечек, их грызут поперёк зерна. Надкусывать скорлупу надо так, чтобы расколоть её, не раскусив семя. Затем половина кожуры выбрасывается, а из второй виртуозно языком извлекается семя. В Сибири эти навыки прививаются с молоком матери. Может, потому, что мать родом из-под Красноярска, дочка приноровилась это делать так быстро, что кажется, может выиграть первенство мира по их скоростному употреблению или попасть в книгу рекордов Гиннеса по съеденному объёму. Она задавала тон, и не только песни, но и орехи удерживали ребят у костра.

Продолжение следует

Статья просмотрена: 2797
Рейтинг статьи: 4
Bookmark and Share
Страны: Россия
Владимир Козлов
Владимир Козлов, 17.06.2011 в 10:02
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 1 )
 Будник
Ирина Будник 19.06.2011 в 14:49 (ссылка)
ДАЛЬШЕ!!!!! СКОРЕЕ!!!!
СПА-СИ-БО!!!
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо