2. Вперёд, на Зун-Мурин!
Читать весь цикл статей: Ну, что вам рассказать про Зун-Мурин?
Аннотация серии статей

Третья сибирская экспедиция клуба «Семидесятая широта» была задумана, как пеше-водно-горное путешествие в районе восточной оконечности Восточного Саяна на границе с Хамар-Дабаном, со сплавом по реке Зун-Мурин и горным маршрутом в верховьях Белого Иркута и Мугувека: у подножья самой высокой вершины Восточного Саяна – Мунку-Сардык. Перечитываю только что упомянутые мной топонимы: Восточный Саян, Хамар-Дабан, Зун-Мурин, Мунку-Сардык и чувствую завораживающее, гипнотическое действие сочетания звуков в этих словах. Уверен - в целом мире нет ни одного любителя путешествий, который не мечтал бы пройти свой маршрут в этих местах, где сами названия удивительно романтичны и таинственны.

Шли, теряя время и силы, по стланику, по безводным склонам горных хребтов, шли под кратковременным, но сильным дождем с градом, пересекли заболоченную долину реки Малый Ургудэй, поднялись на третий – последний на маршруте нашей заброски перевал, и уже вечером третьего дня стали спускаться к ручью Казарменный, который впадает в реку Большой Ургудэй – приток Зун-Мурина.

ЧимидПоздно вечером, после ужина, к нам пришел бурят по имени Чимид, подтвердивший, как было договорено, что утром с помощниками и лошадьми готов прибыть в оговоренное место недалеко от поселка Жемчуг и начать с нами маршрут. Дабы убедиться в серьёзности наших намерений он потребовал две тысячи рублей в качестве задатка. Я, не колеблясь, вручил их ему. Алексей – наш инструктор, проживший в этих краях много лет и хорошо знающий, по его уверению, местный люд, после ухода Чимида заявил, что мы его больше не увидим, а деньги уже сегодня будут пропиты.

События следующего утра развивались в соответствии с предсказаниями Алексея: на «Урале» спасателей мы в 9 часов утра стояли в поле за поселком и ждали. Прошел час, другой, третий и на душе стало как-то тревожно. На телефонные звонки Чимид не отвечал. Но вот показались два всадника, один с карабином через плечо, и с ними две лошади в поводу. Надо заметить: они не торопились. Чимид - а это был он с оружием впереди, по прибытии пояснил, что его подвели другие буряты, с которыми он договаривался на эту поездку, поэтому пришлось срочно искать замену. В результате он опоздал, но приехал со своим другом-односельчанином Алексеем, привел лошадей, а также угостил нас очень вкусным свежим домашним творогом.

Алексей - бывший спасательВперёд, на Зун-Мурин!

Стоит сказать несколько слов о наших сопровождающих. Чимид в этой паре явно ведущий: на вид около тридцати пяти-сорока лет, невысокий, ладно скроенный, его прямой открытый взгляд сразу вызывает симпатию. Чувство собственного достоинства и внутренняя свобода видны в жестах, движениях, суждениях этого парня. В общении ни единого намека на невротическую браваду, противопоставление по региональному или национальному признаку. Наоборот, Чимид уважителен, очень доброжелателен, всегда готов поддержать разговор, но не навязчив, - что называется, не пустослов - он до конца заброски на Зун-Мурин ни разу не дал повода усомниться в правильности первого благоприятного впечатления. Наши иркутяне были поражены: по их словам, Чимид, пожалуй, единственный из всех известных им непьющий, обязательный, порядочный, абсолютно благорасположенный местный бурят. Его напарник Алексей за все время нашего совместного путешествия, по-моему, не сказал ни одного слова – он просто в нужных местах дипломатично улыбался и безукоризненно делал свое дело.

Вперёд, на Зун-Мурин!Чимид и Алексей согласились помочь нам не только из-за денег: после Зун-Мурина они собирались двигаться дальше к своим табунам, которые уже пару месяцев находились на свободном выпасе на пастбищах в долине одной из таежных рек – своеобразном лошадином курорте. Летний сезон, проведенный в таких условиях, по словам наших проводников, преображает лошадей: они, правда, немного дичают, но зато приобретают отличную форму и, как следствие – можно надолго забыть о многих проблемах, связанных с лошадиным здоровьем. С собой ребята привели четырех лошадей.

Две лошади - под седлом, две предназначались под груз, также нас охраняли две собаки. Если взять за основу представления сторонников индуизма, буддизма и им подобных религиозных взглядов и традиций, то трудно представить желания души, в соответствии с которыми бессмертная сущность в череде перевоплощений попадает в лошадь. Эти многострадальные животные, навьюченные грузом килограммов по 70-80 каждая, нещадно преследуемые слепнями, покорно взбирались вверх по горным склонам, спускались по крутым осыпным тропам, многократно переходили бурные речные потоки, продирались через заросли густого кустарника – это все без какого-либо намека на недовольство.

Алексей-местный проводникВперёд, на Зун-Мурин!

Совершенно по-другому сложилась походная жизнь у собак. Чимид сказал, что они лайки, но … не знаю, впрочем, пусть будут лайки – эти хитрющие и обаятельнейшие звери достигли головокружительных высот в искусстве татьбы и попрошайничания. Серьезную заявку на лидерство в этой номинации они сделали в первый же день. Я уже упоминал о гостинце Чимида – банке свежего и вкусного творога. Перед началом походного дня мы его только попробовали: аппетит еще не нагуляли.

Одна из лаекЯ наскоро упаковал ценный продукт и нес в моем и без того совсем не легком рюкзаке. В конце тяжелейшего 17-и километрового с набором более километра высоты перехода, была мысль о награде – нежнейшем натуральном продукте, согласитесь, совершенно заслуженной. При установке лагеря, вынув вещи и творог из рюкзака, я буквально на минуту отвернулся. А через секунду от нашего кисломолочного десерта не осталось и следа, зато в преданных глазах одной из собак я прочитал глубокую признательность и благодарность за допущенную мной оплошность.

К слову, ни лошадей, ни собак наши проводники не кормили: животные находили пищу сами. Лошади обходились подножным кормом, благо, почти на всем маршруте за небольшим исключением росла тучная трава, а собаки убегали в тайгу и возвращались к ужину, после которого доедали за нами остатки пищи при наличии таковых, и довольно чисто вылизывали каны, чем облегчали мытье посуды. Правда, особенно рассчитывать собакам на нас не приходилось, так как продукты закупались из расчета 150 рублей на человека в сутки, поэтому готовили по установленным нормам и от переедания никто не страдал. Во время приема пищи собаки выбирали среди нас жертву, садились около избранника и, ни на секунду не отрывая взгляда, молча с робкой надеждой, смотрели прямо в глаза. Повторюсь: они были лучшие в этой номинации. Трудно представить столь твердого сердцем путешественника, который смог бы устоять под этим умоляющим взором, и не поделиться с ними малой толикой еды. Получив желаемое, собаки моментально проглатывали угощение, тут же забывали о благодетеле и переходили к следующему.

Большой УргудэйВперёд, на Зун-Мурин!

В первые три дня заброски нам пришлось ударно поработать. Если у кого-то в начале, возможно, и были мысли о легкой прогулке по тайге, то уже к вечеру первого дня эти мысли вышли вместе с по́том. Серьезные физические нагрузки, при недостатке питьевой воды на дневных переходах помогли всем быстрее преодолеть инерцию городских настроек организма и перейти на режим «таежный-горный». В некоторых случаях этот процесс проходил болезненно. Александр, восполняя дефицит калорий, злоупотребил во время ужина на второй день салом и ночью получил такой букет симптомов, что, по его словам, случись подобное в Москве, пришлось бы вызывать «Скорую помощь». Однако посмотрел он ночью на звездное небо над Восточным Саяном и понял: «Скорая» не придет, поэтому утром молча взвалил рюкзак на плечи, …к середине дня Саша полностью выздоровел без госпитализации.

Вперёд, на Зун-Мурин!Мы в силу ряда причин отказались от традиционного маршрута заброски по берегу реки Харагун и старой телефонной линии, а пошли по тропе «Бухатый» (ударение на последний слог). Мало кому известно, что ею пользовались ещё воины Орды. Дорога от Охор-Шибира (то же самое, что и посёлок Жемчуг), которой пользуются охотники и заготовители кедровых орехов, на второй день резко оборвалась, упершись в зимовьё перед взлетом на второй перевал, дальше было только направление движения, кое-где обозначенное турами. Шли, теряя время и силы, по стланику, по склонам горных хребтов.

Шли под кратковременным, но сильным дождем с градом, пересекли заболоченную долину реки Малый Ургудэй, поднялись на третий – последний на маршруте нашей заброски перевал, и уже вечером третьего дня стали спускаться к ручью Казарменный, который впадает в реку Большой Ургудэй – приток Зун-Мурина. По ходу движения иркутянин Алексей, мой сын Максим и я несколько отстали. До наступления ночи мы не успевали догнать основную группу на спуске, а над перевалом висела и грохотала раскатами огромная грозовая туча. Вдруг на небольшой площадке среди лиственниц, на огромном валуне мы увидели желтый тент палатки, которую предусмотрительный Чимид оставил нам, понимая опасность спуска в дождь ночью.

Вперёд, на Зун-Мурин!Вперёд, на Зун-Мурин!

Ночевка на неровной со значительным наклоном площадке под ливнем оставила одно из самых приятных воспоминаний. Трудно объяснить причину этого. Вроде ничего особенного, даже хуже, чем обычно: крохотная полянка на краю крутого обрыва, где под наскоро натянутым тентом мы ужинаем, пущенная по кругу банка, потом другая с разогретой тушенкой, дождь, гром. Жизнь резко улучшилась, когда я вспомнил: сегодня день рождения Саши Барышникова. Очень кстати пришлась фляга с коньяком и ещё «альпинистская замазка» (вкуснейший высококалорийный продукт из сухофруктов, меда и подсолнечного масла). Отсутствие на этом празднике самого именинника нисколько не омрачило нашего великолепного настроения. Кстати, этот поход был богат на именинников: в день прибытия в Иркутск исполнилось тридцать лет нашему товарищу Сергею Объедкову, который по этому поводу закупил по дороге в Култуке такое количество омуля, что порадовал не только нас, но и кобеля в ПСО-2, а также лаек Чимида.

Сергей ОбъедковАлександр Барышников

Наутро к нам поднялся Роман. Напившись чаю, двинулись вниз к основной группе. На протяжении всего похода я внимательно присматривался к нему. Потрясающе вынослив: в этот раз он дошел к месту нашей ночевки за 40 минут. Мы спускались в приличном темпе без остановок ровно столько же, правда, с рюкзаками. Для него не существовало ни времени, ни пространства, только нацеленность на задачу. Тайга, горы, сплавные реки – вот его жизнь, о них он всегда говорил с огромной охотой и со знанием дела, при этом он несколько сторонился общества, старался вступать в контакт только по делу. В этом смысле ему полная противоположность бывший спасатель Алексей - легкий в общении, балагур, знающий много забавных историй и умеющий их занятно рассказать, одним словом – душа компании. Алексей выполнял функции завхоза, на сплаве капитана катамарана-2 и делал это хорошо.

Сергей ВоронинРоман

Ручей Казарменный недалеко от места слияния с Большим Ургудэем встретил нас радушием группы и линзами разбросанных снежников, которые великолепно смотрятся в июле. Пока завтракали и собирались идти дальше, из тайги вышли конные вооруженные буряты. Наш диалог с ними внешне выглядел вполне корректно, но внутреннее напряжение, несомненно, присутствовало. Подъехавшие, даже не спешившись, стали задавать вопросы, нисколько не сомневаясь, что мы обязаны отвечать. Паролем к взаимопониманию послужило упоминание имени Чимида, которого в этот момент с нами не было: он и Алексей отъехали к зимовью в километре дальше по течению реки. Это, к счастью, была наша единственная встреча с людьми на всем протяжении маршрута заброски.

СнежникСтланник

Нам оставалось пройти порядка 30 км вдоль русла Большого Ургудэя до стрелки с Зун-Мурином. Горные склоны теперь расступились перед нами и возвышались уже по сторонам, уступив на нашем пути место бесчисленным бродам, а также подтопленным заросшим густым кустарником речным берегам. Долина Большого Ургудэя – это довольно широкая пойма, в которой река течет несколькими рукавами и редко собирается в одно русло, поэтому постоянно приходилось перебраживать рукава и протоки в поисках удобной дороги. Наша конная группа с катамаранами и палатками ушла вперед и до наступления темноты мы не смогли их нагнать. Пришлось довольствоваться тентом, который уже не раз нас выручал. Все восемь человек смогли быстро перекусить и успеть разместиться под укрытием так, что начавшаяся гроза с ливнем не застала никого врасплох.

Речная долина расширилась еще больше и на следующий день перед нами встала проблема, как встретиться с Чимидом, который, по нашим расчетам, дошел до Зун-Мурина, разгрузился и выдвинулся нам на встречу. Так оно и было. К счастью, нам повезло: мы не разминулись с проводниками и чьё-то радостное восклицание при встрече: «Чимидка, братик, привет!» - полностью отражало настроение всей группы. Дальше мы пошли быстрее: часть вещей погрузили на лошадей, и, уверенно продвигаясь по проторенной лошадьми тропе, через несколько часов добрались до берега Зун-Мурина. Подводя промежуточный итог нашего пятидневного почти 90 километрового пути, пришли к выводу, что такая заброска – это самостоятельный категорийный пеший маршрут.

Приспособление для заготовки кедровых ореховМаксим Воронин у перевального тураЗимовьё перед вторым переваломЗимовьё в долине реки ИнгасунБродДима Юрьев

Продолжение следует

Статья просмотрена: 6370
Рейтинг статьи: 10
Bookmark and Share
Страны: Россия
Сергей Воронин
Сергей Воронин, 22.07.2012 в 11:05
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 12 )
 Барышников
Я, как участник экспедиции, выражаю огромное признание Автору за его очерк о нашем путешествии! Я так же, почти сразу, испытал чувство симпатии и уважения к нашему проводнику Чимиду и хотел бы пожелать добра этому человеку! С такими людьми, как говорят, можно идти в разведку!)))

От себя хочу добавить, что, конечно, в рамках этой статьи, просто невозможно описать полностью все тернии,через которые нам довелось пройти, впрочем, как и те красоты, которые мы смогли ощутить!
Лично меня как человека идущего в такой серьёзный поход первый раз, очень озадачивало то, что при переходе через ручьи и болотца приходилось набирать в ботинки грязную жижу, идти с которой в обуви было очень некомфортно, и главное возникал риск натереть в таком состоянии ноги. Взятые с собой чулки ОЗК, к сожалению, не помогли, в силу того, что иногда, вода была выше чулков и как следствие попадала внутрь. Сейчас имея опыт перехода таких водно-грязевых преград, я бы рекомендовал путешественникам брать с собой в рюкзак гидро-обувь, впрочем,я не знаю точно как это называется, но это неопреновые ботинки с полужесткой подошвой. Тем более, что сплавляться пришлось всё равно в них!
Очень много времени уходило на форсировании водных речушек, где каждый старался не замочить ног…потом каждый старался поменьше намочить ботинки…а, в конце - концов, уже все мы шли напролом, потому что сухих мест всё равно не осталось))))
 Сергиенко
Саша, заходила на вашу страничку. Можно не скромный вопрос???? Вы празднуете 1 января в июле?
 Федорченко
А меня вот поразило, что продукты на день на одного человека закупались на 150 руб. Я все никак не могла понять, для чего такие ограничения!? Вроде бы компания отличная и надежная, природа живописная, ну противно же, когда чувство голода!?
Йети съел этот комментарий
 Печенегов
Сергей не сообщает о продраскладке. Какие прдукты, их вес, калорийность и пр. Цена говорит, конечно, о том, что продукты не дорогие. Полагаю, что если ребята исходили из минимизации веса, то, действительно, целесообразно было бы брать не весоемкие, но высококалорийные продукты (например, шоколад, орехи, сухофрукты и т.п.). Но это моё, сугубо личное, мнение. Возможно, что мотивировка выбора продраскладки была иной.
 Воронин
Ольга, 150 рублей на человека - это значит, что никто не переедал, а рюкзак был легче. Кроме того, открою секрет: некоторые участники после путешествия значительно постройнели.
 Печенегов
Читаю статью и вспоминаю старую песню
"Сырая тяжесть в сапогах, роса на карабине...
Кругом тайга, одна тайга, и мы посередине..."
По своему опыту знаю, как трудно уложить в лимитированное порталом "прокрустово ложе" публикации по возможности максимум впечатлений от путешествия, экскурсии и др. Мультисерийность не всегда спасает. Но, тем не менее, Сергею удалось успешно решить эту проблему. Всё удалось. В продолжении, думаю, будет ещё повод порадоваться, поудивляться и посопериживать отчаянным путешественникам. Ждем с нетерпением!
P.S. Сергей! В предыдущей публикации Вы можете увидеть мой запоздалый комментарий.
 Воронин
Сергей, искренне рад Вашим комментариям. Спасибо. Иногда при работе над текстом, ловлю себя на мысли, что пишу "как для Печенегова". Именно поэтому использую некоторые "жаргонизмы" и специальные термины понятные не всем, но, в принципе, догадаться можно. Вы один из немногих, кто понимает в моих опусах все, включая технические моменты организации и проведения самого похода, на которых я стараюсь не акцентировать внимание читателя. Поэтому, Ваше мнение, Сергей, для меня имеет особое значение.
 Печенегов
Спасибо, Сергей! Право, не стоит преувеличивать мой опыт и понимание. Я, конечно, пытаюсь читать недосказанное между строк, но могу и ошибаться. А опыта и Вам не занимать. Вы и сами дадите фору многим, и я не исключение..
 Федорченко
Как всегда, на одном дыхании прочла описание очередного героического похода "Семидесятой широты" . Не могу согласиться только с тем, что "лайки" экспедиции достигли таких высот в искусстве попрошайничества и тыроватости, которых никому не удавалось достичь. Эх! Не знаком автор с нашим с Сашей псом Кикочкой... Всем лайкам земного шара далеко до его "подвигов" в искусстве воровства и выпрашивания...
 Воронин
Ирина Михайловна! С Кикой знаком лично, но контакт был непродолжительным. Во время нашего с Вами и Сашей общения этот выдающийся пес, как мне помнится, был изолирован в отдельную комнату, поэтому я лишился возможности ближе узнать лучшего из лучших в обсуждаемой номинации.
 Сергиенко
Сижу после работы и как зачарованная захожу на следующие страницы с описанием вашего путешествия.А после просмотра видеоролика о покорении Зун-Мурина до СЛЕЗ захотелось ИДТИ на катамаране (хоть и одной),ТАК КРАСИВО!!!!! И чтобы в наушниках эти не понятные, но очень подходящие к течению и скорости реки БУРЯТСКИЕ мелодии.Я рада за ВАС.Наверно это и есть одна из разновидностей СЧАСТЬЯ.Ну а вторая сторона медали (с грязью в ботинках, мокрыми ногами, КОМАРАМИ,мозолями от весла, чувством КОЛОССАЛЬНОЙ ответственности за других) достойна больше чем уважения и восхищения.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо