Памяти Станислава Покровского
Увлечённые беседы/А-ля Элвис взбитый кок/И амурные победы,/Остроумный юморок...

1991, Поляна Москвина (4.500), Центральный Памир.  Станислав Покровский, слева - Александр Федорченко, на фоне пика НКВД (ранее - пик Генриха Ягоды)Больше всего при публикации этих воспоминаний не хотелось бы скатиться в банальное "Ушел из жизни великий тележурналист...", "Рухнула эпоха..." Стас Покровский не был ни великим журналистом, ни эпохой. С его уходом не прекратилось телевидение, не обрушился мир. Он всего лишь очень хотел походить на Шона Коннери и Хэмингуэя, даже отрастил соответствующую бороду, которую с гордостью носил. Но Стас был частью, и не маленькой, того волшебного, ослепительного мира мечты, который создала советская машина пропаганды в виде Центрального телевидения. Этот мир был ненамного хуже мифологизирован, чем Голливуд. А продукцию выпускал получше... Качественнее. Её результатом стала новая раса людей, которая покорила космос, свершила величайшие открытия во всех областях науки, открыла человечеству чарующие, необыкновенные, недоступные пониманию Запада произведения музыки, кино, литературы.

Эта раса дала по зубам фашистам, американцам и англичанам (напомню, если кто забыл, - АНТАНТЕ), восстановила страну после войны, создала атомную промышленность, величайшую индустрию - с абсолютного нуля. Сумела сохранить стремительно распадавшуюся в результате деятельности царизма и Временного правительства страну... И - практически вся полегла на полях Великой отечественной. Стас был отголоском этой расы гигантов.

Карьково (Костромская обл.) Стас Покровский. Фото Дмитрия Потапова (2)Во время наших бесконечных посиделок до девяностых он всегда с наслаждением ругал коммунистов, будучи членом КПСС. Потом, когда понял, кто пришел им на смену - начинал ностальгировать по "настоящему телевидению" и ругать дерьмократов и прихватизаторов. Он был, конечно, страшно далек от политики. Это был человек, который, как сказал Норберт Винер в своем основополагающем труде - "Творец и робот", - стоял по ту сторону добра и зла. Добрейший и талантливый, Стас всегда был вне реальной жизни, он жил полноценно лишь в мире целлулоида и эфира.

В его голове постоянно путались шпионские игры, вымыслы, в которые он с наслаждением верил, схемы съемок, режиссерские задумки, планы, планы, планы... А свою собственную, первую, внучку он даже не удосужился посетить, увидев ее уже чуть ли не в школьном возрасте. Это был человек, к которому понятия "ответственность за другого человека", дисциплина, порядок, - никакого отношения не имели. Зато он великолепно готовил и замечательно, захватывающе, рассказывал телевизионные байки. Вот такой уж он был...

На съемках Клуба путешественников. Стас Покровский на лошади, слеваКак-то Фадеев, назначенный руководить Союзом писателей, пришел к Сталину жаловаться на подчиненных. Дескать, дисциплины не понимают, пьют, разговоры ведут не те... В конце предложил: "Что-то надо с писателями делать..." Сталин молча всё выслушал, затянулся трубочным дымом, еще помолчал и заявил: "Других писателей у меня нет". Конечно, если подходить к прожитой Стасом жизни без учета его отношений с родственниками (которые у всех непростые), то этой жизнью можно только восхищаться и - завидовать, завидовать, завидовать.

Помню, я как-то смотрел замечательный, еще черно-белый фильм "Фритьоф Нансен". Там был эпизод, когда Нансен, пользовавшейся всемирной известностью и уважением, - в том числе и простых людей, - пересекает границу. Пограничник просит у него паспорт. Нансен хлопает себя по карману... Забыл... На это пограничник делает разрешающий жест и говорит: "Проходите. Для Фритьофа Нансена не существует границ!" Стаса узнавали везде, в любом уголке СССР. И совершенно невозможно было с ним пообедать (мы работали на телевидении, в Останкино, но в разных зданиях). Иногда встречались и шли в знаменитое кафе на 7-м этаже ТТЦ. Но дойти туда просто не представлялось возможным, - практически каждый встреченный нами по дороге сотрудник телецентра хватал Стаса за рукав и начинал что-то выспрашивать, требовать рассказов.

Великие Луки. Первый чемпионат России по воздухоплаванию. Стас Покровский. Фото А. ФедорченкоЯ лично запомню Стаса вот каким: если мне нужно было найти Покровского, в любое время дня и ночи (аппаратные монтажные в киноредакции давали в основном ночью), я смело шел в "тот дом" (программа "Время", где работал я, и киноредакция, где трудился Стас, находились по разные стороны улицы Королева). Стас практически всегда сидел внизу, в круглосуточно работавшем баре (спиртного там не было, зато готовили восхитительный кофе на песке и исключительные пирожные, - в ТТЦ был собственный кондитерский цех), в окружении нукеров и вздыхательниц.

В голове у него копошились планы. Вспоминаю одну, -  ставшую и моей любимой, - фразу, которую любил повторять Стас. Её, якобы, как-то произнес Феллини: "Фильм готов. Осталось только его снять". Жаль, что свой главный фильм - книгу про необыкновенную семью Покровских, - о чем я его просил на протяжении последних десяти лет, - Стас так и не написал.

Александр Федорченко,
старший сын Стаса

Энциклопедия предлагает Вашему вниманию подборку воспоминаний о Стасе Покровском. В предлагаемых публикациях особенно важно то, что писали их, в основном, люди, НИКОГДА не занимавшиеся ни журналистикой, ни литературой.

Валерия Кораблева,
коллега по Центральному телевидению:

2005, Карьково (Костромская обл.). С Рыжей…Я никогда не видела его грустным. Или раздраженным. Или с кем-то ругающимся. Этот огромный человек, богатырь, в неизменной сванской шапочке все время УЛЫБАЛСЯ. От него просто шла волна жизнелюбия. Со Стасом Покровским, Станиславом Леонидовичем, мы работали вместе, в одной редакции, в начале 90-х. Так случилось, что команда «Клуба путешественников» занимала большую комнату на 13-м этаже в «Останкино». А через дверь, в смежной комнатке, ютились две бригады: группа, занимавшаяся русскими версиями зарубежных научно-популярных и документальных сериалов и «В мире животных», где, собственно, я и работала редактором. Народ из «Клуба…» по тем меркам считался элитой, везунчиками. Еще бы: командировка за командировкой, они забирались в такие уголки света, о которых мало кто слышал (ведь  те годы поездки даже в страны соцлагеря для многих были редкой удачей, экзотикой).

Когда Стас возвращался из очередной командировки, мы обступали его, слушая впечатления о поездке. Стас был дружен с моим отцом - Владимиром Кораблевым, который начал работать на ТВ одним из первых союзных репортеров в легендарной «Эстафете новостей». К сожалению, папа 5 лет назад ушел из жизни. До последнего дня работы – обозреватель радиостанции «Маяк», автор программы «Профсоюзные вести». Со Стасом они познакомились в конце 60-х - начале 70-х, (жаль, теперь не спросишь). И вот что интересно: оказывается, мое первое знакомство со Стасом произошло… 40 лет назад, - в 1972 году!!! Я была совсем маленькой, об этом мне уже гораздо позже рассказывали родители. Это было в Бухаресте, на нашей служебной квартире в самом центре города. Отец тогда работал оператором корпункта Гостелерадио СССР в Румынии. В рамках  культурного обмена (как правило, Дней советской культуры, которые приходились на  самый главный по тем временам праздник - 7 ноября), приезжало много делегаций с Центрального телевидения. В нашем доме бывали разные известные люди, к сожалению, большинства из них уже нет в живых. Вместе с диктором Нонной Бодровой, ныне тоже ушедшей, приехал и Стас. Они были у нас дома. Я их совсем не помню, но гости из Москвы  подарили  мне пушистого белого зайчика, - мягкую игрушку. Она до сих пор сохранилась! В детстве с ней играл мой маленький сын. Теперь этот зайчик будет памятью о Станиславе – добром, веселом, хорошем человеке…

Рахмиль Вайнберг,
руководитель туральпклуба GOROD (Мюнхен), -
И еще – он просто был хорошим человеком:

Леонид Покровский. 1930-еСо Стасом, до нашего проекта «По следам Вилли Рикмерса» я лично не был знаком, хотя многократно видел его в телепередачах с Сенкевичем и без него. Занимаясь материалами по Рикмерсу, - уже когда мы вышли на Всемирную Энциклопедию, я узнал, что отец Стаса был участником первой советско-германской экспедиции 1928 на Памир, что крайне меня заинтересовало. Мы списались и договорились о совместной работе. А виделись лично всего два раза. Первый – 09.10.09 в Москве, когда я приехал из Мюнхена, перед записью передачи, посвященной советско-германской экспедиции, в стенах Современной Гуманитарной Академии. За час, который мы провели вместе, я получил массу уникальной информации и об отце Стаса, молодом участнике Памирской экспедиции, и о семье Покровских. А студенты, постоянно «мешавшие» нашему общению, своим поведением показывали степень авторитетности Стаса в их познавательном и учебном процессе.

Еще теплее была наша встреча на Международной конференции в институте географии РАН 26.10.2010, где мы оба выступали по роли Вилли Рикмерса в экспедиции 1928 года, где Стас так тепло отзывался о своем отце и других советских участниках экспедиции, которых он знал лично. К сожалению смерть вырвала Станислава из наших рядов, из-за чего пока осталась не выполнена его старая задумка -собрать вместе потомков «двух капитанов» - покорителей Эльбруса 1942-1943 годов  Хайница Грота из Баварии и Александра Гусева из Москвы, и, как я думаю, немало других начинаний. Память о Станиславе Леонидовиче Покровском, ученом и путешественнике, писателе и телевизионщике, «талисмане» Всемирной Энциклопедии Путешествий, и просто замечательном человеке, будет жить в наших сердцах. Дорогие друзья Всемирной Энциклопедии Путешествий! Наша работа с Энциклопедией постоянно была связана именно с ним и его кипучей деятельностью. Станислав был ученым, путешественником, настоящим другом и товарищем.Огромна была его роль и в нашем проекте "По следам Вилли Рикмерса". Память о нем будет всегда с нами.

  • Оргкомитет международного проекта "Вершины географической науки: академик Лев Берг",
  • Мюнхенское географическое общество,
  • Туристско-альпинистский клуб GOROD,
  • Рахмиль Вайнберг
    (Мюнхен)

Игорь Хрекин,
коллега по Клубу путешественников:

Москва. Стас Покровский. Редкая минута отдыха1982 год. Расцвет застоя (о как!). Съёмочная группа "Клуба путешественников" собирается в командировку с командой советских альпинистов на Эверест. Они - покорять, наши – об этом кино снимать. Приходит информация, что так как валюты в государстве мало, съёмочная группа сокращается на одного человека. Редактор, а, по сути, автор программы, - Стас Покровский, - пожертвовал собой – едут режиссёр Валера Лещинский, оператор Женя Александров и, естественно, Сенкевич. До отъезда - считанные дни, и как всегда, сплошные проблемы, которые нарастают снежным комом, и ничего не готово. Надо получить валюту, паспорта, визы, аппаратуру, оборудование… У Стаса, взявшего на себя всю организационную часть экспедиции, голова идёт кругом. Целыми днями суета какая-то, часов в сутках ему явно не хватает.  И тут наступает 1-ое апреля. В пишущую машинку заправляется лист бумаги, на котором я печатаю:

Главному редактору
Главной редакции кинопрограмм ЦТ
СЕВРУК Н.А.
Уважаемая Нина Александровна!
По сообщению Посольства Королевства Непал в Москве, Его Величество выразил неуверенность в целесообразности приёма съёмочной группы Гостелерадио СССР, в связи с невозможностью предоставления проводников-шерпов.
Начальник Главного Управления
Внешних Сношений Гостелерадио СССР
В.А.Королёв

Здесь необходимо одно пояснение. Непал совсем недавно стал открытым для иностранцев и их нравы и обычаи не слишком знакомы нашему человеку. Наша группа туда едет впервые. Время было такое, когда Рейган назвал СССР «Империей зла». Отношения с американцами расстроились, мы друг другу делали разные гадости, гордились этим и получали в ответ такие же гадости. Крупные и мелкие. Поэтому, такая надуманно-обтекаемая формулировка вполне проходила за отказ по политическим мотивам. Последнему идиоту было понятно, что это очередная подлость американцев. С моим коллегой и приятелем, Серегой Смирновым, который, кстати, и работал со Стасом, привычно скопировали на окне подпись Королёва. За Нину Александровну подписалась её секретарь Иришка. Надо сказать, что у Иры подпись Севрук получалась гораздо лучше, чем у самой Севрук. Несколько раз бумаги, подписанные самим Главным редактором, возвращали по недоверию подписи. Те, которые за неё подписывала Иришка, не возвращались никогда. Нина Александровна об этом хорошо знала и часто просила Иру, чтоб она подписала… Итак, наша бумага готова. На письмо ставится взятый с потолка исходящий номер, и тут, после придирчивого осмотра нашего творчества мы начинаем ржать. Письмо получилось вполне вызывающее доверие. И тут Сережка говорит:

- Я это Стасу не понесу – я не сдержусь и рассмеюсь!

Делать нечего – пришлось нести мне. Закусив губу, чтоб не прыснуть от смеха, я пришел к Стасу. Мои подельники, еле сдерживая смех, наблюдали эту сцену со стороны. В это время Стас одновременно говорил по трём телефонам сразу – решал какие-то неотложные проблемы. В его взгляде была вселенская тоска и проклинание всех чиновников на свете. Он проводил отсутствующим взглядом мою руку, когда я перед ним положил состряпанный нами документ. Ещё находясь где-то там, в телефонных трубках, Стас пробежал глазами письмо, сразу его не осмыслив. Но что-то его, видимо, зацепило в нём. Отвлекшись от разговора, он, сосредоточившись, более пристально перечел документ. Смысл прочитанного стал доходить до него. Он в третий раз прочитал письмо, ощутил его смысл и, поняв, что все его переговоры по телефону более смысла не имеют, аккуратно молча разложил телефонные трубки на аппараты. Взяв листок бумаги, он ещё раз очень вдумчиво прочитал письмо, смачно выдал: «Бляди!», после чего впал в какое-то сомнамбулическое состояние, положил письмо на стол и вышел в коридор.
Все, почти годовые труды, насмарку. Ничего не будет. Никакого восхождения, никакого фильма. Рухнула мечта, которой жил несколько лет…

Стас бродил по коридору редакции, что-то бурча себе под нос и пытаясь обдумать ситуацию. В его мозгу не укладывалось, что «какие-то там сраные Соединённые Штаты» могли так сильно напакостить лично ему. Он что-то ворчал про Рейгана, про атомную бомбу, про Хиросиму и Перл-Харбор…

Мы с Серегой поняли, что если он чуть-чуть хотя бы придёт в себя, то тут же направится либо к Главному редактору, либо в ГУВС. И то и другое в наши планы не входило. Собственно, у нас вообще никакого плана не было, было сплошное разгильдяйство. Мы и не рассчитывали, что он так легко и быстро поверит в эту бумагу, а заподозрит подвох. Поэтому теперь, из чувства самосохранения, перед нами во весь рост встала задача – лечь костьми, но не пропустить его к руководству. Потому, как такой визит ещё неизвестно чем для нас мог бы закончиться.
На пути Стаса появился режиссер Валера Лещинский с какой-то, видимо, приятной, новостью. Подойдя к Стасу, он хотел его обрадовать, но увидев выражение лица Покровского, поинтересовался – что на этот раз сорвалось? Стас популярно, не используя ни одного цензурного слова, изложил Лещинскому биографию и родословную американского Президента. Такой, краткий курс. Валера ничего не понял и ждал пояснений.

Обменявшись взглядами с Сережкой, мы поняли, что пора кончать эту шутку – дальше может быть ещё хуже. Подойдя к Покровскому и Лещинскому, но держась на всякий случай на почтительном расстоянии, мы стали пытаться привлечь внимание Стаса.

- Стас, какое сегодня число? - начал Сережка издалека.
- fkajheofwefguwegfyugugewfg……. – непечатно, но очень образно, минут 10 отвечал Стас, что в переводе означало приблизительно так: «Какая разница?»
- Стас, и всё же, что сегодня за день, а? - с надеждой продолжил я.

Стас попытался сосредоточиться на календарных мыслях, но это ему не удалось. Валера внимательно оглядывая нас троих, напряженно пытался понять, что вообще происходит.
- Стас, сегодня первое апреля… - попытался намекнуть Сергей, со своей обезоруживающей улыбкой. Улыбался он, правда не совсем уверенно и густо при этом краснел. Стас задумчиво уставился на него. Несколько минут он тупо смотрел на Сергея, пытаясь уловить связь даты с происходящим. Потом перевел взгляд на меня и до него постепенно начало доходить, что не всё так просто в королевстве Непал. Взгляд стал приобретать осмысленность – видимо логическая связь даты и появления письма медленно стала им осознаваться. Он не сразу поверил в то, что вся эта история с письмом оказалось просто идиотской шуткой. Он боялся в это поверить. В ожидательном оцепенении прошло ещё несколько минут. Увидев наши с Сергеем виноватые физиономии, Стас более уже ни в чем не сомневался. Он уже любил Рейгана самой нежной любовью, что и выразилось в следующей его 20-минутной реплике, тоже очень эмоциональной, где наряду с Рейганом, Его Величеством Королем Непала каким-то, неоднократно упоминались и мы с Серегой.  Мне вообще кажется, что в тот момент икалось не только мировым лидерам, но и всем шерпам тоже…

P.S. Наша шутка оказалась злой и жестокой, хотя мы этого совсем не хотели. Мы просто хотели в этот день традиционно разыграть кого-нибудь. Зная аналитический ум и характер Стаса, мы были уверены, что он почувствует подвох на более ранней стадии. Тут мы ошиблись – видимо, сказалось напряженность ситуации. Другой на его месте сильно обиделся бы за такой розыгрыш. Но не Стас. В этом мы были уверены и не ошиблись. Позже он сам с улыбкой вспоминал этот случай.

Николай Московцев,
коллега по Современной Гуманитарной Академии:

1991, Поляна Москвина (4.500), Центральный Памир. Стас ПокровскийСо Станиславом в академии и студиях телеканала СГУ-ТВ встречался часто и с удовольствием здоровался – он всегда искренне отвечал на стандартное «здравствуйте». Мне очень импонирует такое отношение к пусть даже мало знакомым людям, сам стараюсь ценить общение с людьми при жизни, ведь после смерти останется только рассказать о случаях, за которые благодарен или ценил человека. Несколько лет назад передо мной стояла непростая задача. На время проведения очередного совещания с директорами наших филиалов выпал день рождения одной нашей сотрудницы.

И не просто день рождения, а юбилей. И не просто сотрудницы, а проректора, к тому же, непосредственного руководителя директорами филиалов. И, видимо, исходя из этих причин, она мне категорически заявила, что отмечать свой юбилей не намерена. Более того, если такая инициатива все же будет проявлена, то инициатор станет ей лично и глубоко неприятен… А с другой стороны, у меня было указание руководства все же организовать празднование юбилея. И вот тогда я обратился к Станиславу Леонидовичу с просьбой проявить все свое мастерство и сделать видеоролик с поздравлением. Причем, все сопутствующие обстоятельства я ему тоже изложил. Ролик получился такой, что спустя четыре года та сотрудница до сих пор с благодарностью вспоминает свой юбилей и часто повторяет, что лучшего отмечания Дня рождения у нее не было.

Дина Хазен,
одноклассница:

1958, школа. Дина Хазен и Стас ПокровскийСо Стасиком Покровским мы вместе учились в школе. В восьмом классе в нашу женскую школу № 698 "добавили" мальчиков. У нас получился очень хороший класс, но неизгладимое впечатление на всех девочек производили трое красавцев из девятого класса. Они выделялись из общей массы своими прическами, узюхонькими брючками, независимостью. Стас был среди них. Несмотря на всю свою красоту, он остался в девятом классе на второй год и дальше мы уже учились вместе, но в разных классах, - мы с Ирой Багашевой в "Б", а Стас - в "В", за стенкой.

Надо сказать, что все перемены он проводил у нас в классе, т.к. был безумно влюблен в рыжую красавицу, умницу и хулиганку Иру Багашеву, с которой мы были неразлучны и много лет просидели за одной партой. Вот с того времени и началась наша дружба со Стасом. Все его ухаживания окончились замечательной свадьбой в расторане "Прага" через год после окончания школы.Какие же они были красивые! Потом мы "потерялись" на долгие годы. Мы переехали с Беговой на Ленинский проспект. Телефона у нас долгое время не было, мобильников не было, и слова такого не было. Встречались редко, но всегда были в курсе жизни друг друга. Я уже больше 20 лет живу в Америке, изредка приезжаю в Москву, и мы всегда собираемся классом вместе с нашей любимой учительницей Людмилой Марковной Винер. Спасибо Ире! Она идейный организатор и вдохновитель этих встреч. На одной из них был и Стас. Вспоминали школьные годы, наши проделки, друзей, а Л.М. пела свою коронную песню "Kiss of fire" И глядя на эти снимки, я вижу не старых дядек и тетек с кучей проблем и болезней, а нас, тогдашних, и красавца Станислава Покровского - худенького, с "коком" на голове,в брюках-дудочках, туфлях на толстой подошве и неизменным фингалом под глазом, как следстие занятий боксом. Одним словом - "стиляга"!

Ирина Багашева,
первая жена Стаса Покровского:

1958, Москва. Стас Покровский с женой Ириной БагашевойВечера в нашей школе бывали довольно часто, и в них всегда было какое-то волшебство, особенно после того, как в восьмом классе объединили мужскую и женскую школы. По школе стали ходить мальчики. На вечера они приходили подтянутыми, красивыми, и мы тоже старались… Не могу сказать, что меня часто приглашали танцевать на вечерах. Больше всего поклонников было у Светы Эйдиновой – девочки, которая жила со мной в одном доме и училась на год старше. Её постоянным чичисбеем был Стасик. Он занимался боксом, у него был перебит нос, и под глазами почти всегда были синяки, но это его не портило. Тренировался он в «Крылышках». На Ленинградке был клуб «Крылья Советов». Тренером был замечательный человек, помню его имя – дядя Миша Иткин… Стас был очень красивым мальчиком, очень спортивным. Однажды он потряс всех девочек в школе, когда пришел в шляпе. Она была слегка сдвинута на бок.

Стас выглядел неотразимым красавцем с обложки журнала «Америка». Прическу коком делал себе, как у Элвиса Пресли, на которого был и вправду очень похож. Мне он казался похожим на героев безумно любимого мною и очень популярного среди молодёжи Джека Лондона. Стас был влюблен в Свету, носил её портфель от школы до дома, провожал её. Я влюбилась. Опять до гроба, опять на всю жизнь. Величайшей трагедией того девятого класса стали зимние каникулы, когда  Стасик уехал в Ленинград, и я не могла видеть его каждый день хотя бы издали. На меня он не обращал никакого внимания, для него существовала только Света. Да и о чём речь – они оба были взрослыми и учились в 10 классе, а я была мелюзгой из 9 класса. Не описать, как я страдала, ожидая его приезда из Ленинграда, сколько слез пролила. Но вот зимние каникулы закончились, Стасик вернулся, и вдруг что-то произошло – мы стали встречаться. Стасик совершенно перестал учиться, прогуливал школу и остался на второй год в десятом классе. С первого сентября мы уже учились вместе, хотя и в разных классах – он в 10 «В», а я в 10 «Б». Он часто прогуливал уроки в своём классе, а вместо этого приходил в наш класс и сидел на наших уроках на одной парте со мной. Про перемены я уж и не говорю. Я была счастлива. Вечера мы проводили на чердаке или на лестничной клетке нашего подъезда. На новый 1957–й год мы поехали на дачу к кому-то из одноклассников и, несмотря на огромное количество ребят, которые там были, казалось, что мы были только вдвоём. Расставались мы только поздними вечерами, когда нужно было идти по домам. Мы со Стасом всё лето ездили в Серебряный Бор кататься на лодках, гребли, загорали, целовались до умопомрачения, купили два кольца из какого-то желтого металла под золото и на оборотной стороне выгравировали наши имена и обменялись этими кольцами. Свадьба наша со Стасиком была весной 1959 года в ресторане «Прага». Я плохо помню саму свадьбу. Было очень много гостей – родственники, друзья, спортсмены. Они веселились, пели и плясали, а мне почему-то было всё равно. Платье у меня было то же самое, что на выпускном школьном вечере. Оно было из модного тогда капрона и действительно, шикарное. Папа Стаса был необыкновенно эффектным мужчиной с очень непростой судьбой. Он был высокий, красивый, породистый, прекрасно играл на фортепьяно. Когда он приходил в школу, а приходил он довольно часто на вечера, то все девчонки сбегались полюбоваться на «настоящего взрослого мужчину» и послушать его игру на школьном рояле. Стасик всегда был добрым человеком, интересным, много знающим и повидавшим, но, как ребенок, не испытывал никакой ответственности перед другими людьми. Он всегда оставался увлечённым разными идеями мальчишкой, и эти идеи возникали и исчезали совершенно спонтанно, вовсе не требуя их реализации и исполнения…

1956, школа. Стас Покровский - третий справа. В шахматном платье - будущая жена Стаса Ирина БагашеваЭкзамен по математике в 10 «А» принимала наша любимая учительница Ирина Михайловна Ерёмич. Она умела создавать такую спокойную атмосферу, что, казалось, это просто обычный урок. Но вдруг открылась дверь и вошла... А.Я. Селянкина. Директор школы. Она тоже преподавала математику. Её боялись все. Что же будет… Кошмар.  И если Стасик прогуливал половину уроков в своём 10 «В» классе, сидя со мной на последней парте, (когда он приходил, то я покидала свою подругу Дину, с которой сидела всегда на первой парте), то на экзамен он придти не мог.

Но он, конечно, болел за меня, стоя у двери. Увидел, что вошла директриса, и тут же придумал выход из положения. Накануне в школе украли два магнитофона. Стас откуда-то позвонил в приёмную директора и сообщил секретарю, что Селянкину ждут в РОНО для разборки дела о краже магнитофонов. В то время они были такой редкостью… Взъерошенная секретарша примчалась на экзамен, влетела в класс с криком «А. Я.!!! Вас срочно в РОНО…» Экзамен сдали все без сучка, без задоринки, без директора… Перед выпускным вечером он, пробравшись на ВДНХ, уж не знаю, почему именно туда, нарвал огромный букет роз и принёс его мне…

Наталья Мурашко,
одноклассница:

1958, Стас Покровский (крайний слева) с участниками археологической экспедицииМы со Стасиком учились в одном классе в 698 школе. Раньше он учился на год старше, но много прогуливал и его оставили на второй год. Так он и попал к нам в 9 «В». Нужно признаться, что светлых воспоминаний о школе у меня почти нет. Но Стасик – вызывает самые приятные. Он был очень лёгкий, весёлый, отзывчивый… Мы любили собираться у одной из одноклассниц и приглашали Стасика. Веселились, танцевали рок-н-ролл. У нас в школе был драмкружок. Все мы с радостью занимались там. Стасик приходил иногда на занятия, но никогда в постановках не участвовал.

Вдохновлял нас, поддерживал морально. В зимние каникулы мы поехали по подмосковным колхозам со своими постановками и Стас поехал с нами. Я играла в Чеховском «Юбилее» жену-болтушку. Ещё мы ставили пьесу в стихах Гусева. Стасик любил развлекать нас, много рассказывал о своём дедушке, которого очень любил и который жил за городом. Потом я перешла в другую школу и наши пути разошлись.

Сергей Печенегов,
штурман полярной команды "Арктика":

Стас Покровский. Фото Дмитрия ПотаповаЗамыкаясь в скорлупе повседневных суетных, порою зряшных (никчемных, пустяковых, ничтожных???) занятий, мы часто не замечаем, что творится вокруг. Не думаем о том, как и для чего живем, чего по-настоящему достигли. Но иногда наступает прозрение. Четверть века назад, познакомившись со Стасом в процессе подготовки команды «Арктика» к первой автономной лыжной экспедиции на Северный полюс, я не мог и предположить, что Стас - не только руководитель телегруппы, приехавшей на встречу с командой «безумцев», а и сам - такой же «безумец», отважный путешественник, участник интереснейших и опаснейших путешествий, ближайший сподвижник Юрия Сенкевича. Гораздо позднее, «прописавшись» на портале «Всемирная Энциклопедия Путешествий», я нашел много интересных публикаций Стаса, понял, что он не только многоопытный путешественник, но и известный ученый, аналитик, вдохновитель и организатор удивительных многоплановых экспедиций. Несмотря на свои громкие титулы, Стас был доступен и прост в общении, умел зажигать своей энергией людей, причастных к сфере его интересов. Трудно перечислить все экспедиции с участием нашего гуру. Вспомним только самые интересные и значительные, украсившие его жизнь:

  • Послевоенная «Эльбрусиада примирения», открывшая нам неизвестную страницу Великой Отечественной войны;
  • Экспедиции по Великому шёлковому пути;
  • Организация и первый перелёт на тепловых воздушных шарах через плато Устюрт и пустыню Кара-кум;
  • Памирская экспедиция на парапланах "Параальпин";
  • Сплав по одной из самых диких, сумасшедших рек Западной Сибири - алтайской реке Чулышман;
  • Тысячемильные  экспедиции на парусных суднах «Седов» и «Крузенштерн», «Товарищ» и «Мир», «Паллада» и «Святой Дух» под руководством Тима Северина;

Однако перечислением этих экспедиций участие Станислава в организации и популяризации «мира путешествий» далеко не ограничивается. Самое непосредственное активное участие он принимал в экспедиции «Трансантарктика». Шесть парней из Франции, США, Англии, Китая, Японии и Советского Союза (Виктор Боярский) на собачьих упряжках пересекли Антарктиду. Ведущий «Клуба путешественников» Юрий Сенкевич, оператор Вадим Вязов, инженер Игорь Ларин и  спецкорр «Клуба» Станислав Покровский встретили антарктических странников на подходе к полярной станции «Мир», прошли и проехали с ними на вездеходе десятки километров. Летали на самолете между айсбергами, общались с пингвинами и касатками. На счету Стаса Покровского около тысячи передач о самых разных странствиях и приключениях, о которых рассказывалось в «Клубе путешественников». Представляют большой интерес и его аналитические исследования о некоторых сенсационных находках Виктора Сарианиди - автора археологических открытий века, нашего соотечественника, доктора исторических наук, действительного члена Академии «Всемирной Энциклопедии Путешествий», всемирно-известного археолога, открывшего древние цивилизации и несметные сокровища мифических, как считалось, царств. По результатам двух экспедиционных сезонов научный мир заговорил о работах Маргианской экспедиции (как называлась экспедиция Сарианиди). Сразу несколько золотых и серебряных кладов открыли археологи. Маргианская экспедиция открыла следы шумерской культуры из-под барханов в пустыне Кара-Кум. Эта каракумская Троя упоминалась в деяниях царя Дария, записанных на знаменитой Бихестунской стеле. Представляются чрезвычайно интересными и перспективными инициативы Станислава Леонидовича по организации проектов для «следопытов»:

  • Международная экспедиция из представителей университетов стран, знаменитых своими полярными исследованиями по архипелагу «Земля Франца-Иосифа».    
  • «Всемирная Энциклопедия Путешествий» планировала инициировать это мероприятие в рамках кругосветного путешествия. Такая полярная экспедиция была бы интересна партнеру «Всемирной Энциклопедии Путешествий» - ЮНЕСКО.
  • Поиски затерянных на архипелагах и в дрейфующих льдах Арктики следов историй полярных экспедиций Владимира Русанова, Георгия Брусилова (один из прототипов Ивана Львовича Татаринова в романе В.Каверина «Два капитана»);
  • Исследования по следам памятника древнерусской литературы - "Слово полку Игореве".

Конечно, в наши дни реализация этих проектов по известной причине представляется более, чем фантастической, однако Станислав мыслил категориями масштабными, не связанными с временными вехами. Как бы то ни было, Станислав Покровский сделал заметный и важный вклад в дело исследования, организации и проведении интереснейших экспедиционных проектов планеты Земля!

Валеска Турбина (Каменская),
преподаватель школы № 698 в 1957 году:

Стас Покровский. Фото Дмитрия ПотаповаЭтот день запомнился навсегда. Шла, словно на Голгофу, в этот 10 «А» класс. На Голгофу – потому что мне – 22-летней училке, которая только после института провела всего несколько уроков у своих пятиклашек, пришлось заменить заболевшего педагога десятиклассников. Ужас! Как и в чём появлюсь? Не слишком ли коротка юбка? Что скажу, да и сумею ли? Как проведу урок?  Они – 17-летние – в ту пору мало чем отличались от меня самой, совсем не похожей на преподавателя.  Недаром директор школы А. Я. Селянкина летом, принимая меня на работу по распределению, задала вдруг главный вопрос: «А слушаться меня будешь?»  Наверно  обнаружила во мне что-то озорное или хулиганское. Коротко по моде остриженная девица, в платье без рукавов – ну, какой тут учитель? Итак, вхожу. Где мне было тягаться с солидной словесницей, одним взглядом способной усмирить великовозрастных детишек? Скептически взгляды, у некоторых - насмешливые, любопытные.

Ловлю себя на мысли – уж не ищу ли я сочувствия в трудную минуту? И вдруг ВЗГЛЯД! Зацепила яркая, рыжеволосая, весёлая, с живыми, иронично глядящими глазами девчонка. Рядом с ней – ни дать, ни взять – юный голливудский герой Элвис Пресли или пианист из «Серенады Солнечной Долины». Красивый, черноволосый, широкоплечий, спортивного вида парень с миндалевидными глазами, непринужденно  положивший руку собственника на спинку парты позади рыжеволосой. Так я впервые увидела вместе Иру и Стасика, которые тогда будто бросили вызов нашей пуританской школьной братии 698-й школы.  Тут и гадать было нечего – ЛЮБОВЬ, Любовь, Любовь… Смело могу утверждать, они не скрывали своих чувств ни перед кем, были молоды, прекрасны, полны какой-то чертовски привлекательной энергетики, заражающей всё вокруг, мол: «Смотрите, вот мы какие!» В душе кто-то, кому не довелось испытать ничего  подобного, наверное, грешным делом, и завидовали, и осуждали эту естественную, юношескую открытость. Наша дружба с Иришей прошла через всю жизнь, мы всегда держали друг друга на виду и в душе. Могли подолгу не перезваниваться, не видеться, но ниточка с того памятного дня нежно протянулась через всю жизнь, связывая нас. Быстротечно время, да и сама жизнь. Не слишком много времени прошло, как мы с Ирой, перестав собираться в весёлой тесной компании (подумать только: училка и ученица вместе с друзьями отплясывают буги-вуги и чарльстон, иногда даже с Ириным папой), уже катили зелёной аллейкой Ленинградки коляски с нашими дорогими мальчиками Алёшей и Сашей. Но мужья наши не слишком торопились делать то же самое.  Мой Игорь был занят наукой, а Стас попросту был слишком молод для роли папашки, чтобы осознать всю серьёзность положения и меру ответственности: слишком рано в его жизни появились такие понятия, как жена, сын, пелёнки, распашонки, молочная кухня… Запомнился как-то гулявший с младенцем Стасик, небрежно кативший перед собой четырёхколёсный транспорт с чрезвычайно серьёзным, неулыбчивым лицом. Так мы входили во взрослую жизнь. Как давно это было…

Владимир Сизёнов,
товарищ и друг Стаса Покровского:

1960-е, Москва. Стас Покровский (справа), Владимир СизёновСо Станиславом я тесно познакомился в период обучения в Государственном  центральном ордена Ленина институте физической культуры (ГЦОЛИФК) 1959-1963. В нашей учебной группе было 14 первоклассных боксёров - мастеров спорта СССР и перворазрядников. Среди них: двукратный Олимпийский чемпион Борис Лагутин, призёр римской Олимпиады Е. Феофанов, призёры чемпионатов СССР В. Плотников, О. Фролов. Учебно-тренировочной работой занимались такие известные в стране знатоки и практики, как: К. Градополов, А. Булычёв, Г. Джероян, Н. Худадов.

ГЦОЛИФК вёл нас не только к спортивным победам, но и воспитывал в нас гражданскую и человеческую зрелость. Наша учебная группа была одной из лучших в институте. В ходе учёбы укреплялась товарищеская дружба и спайка, вера друг в друга, ответственность перед товарищами. По окончании института, получив специальность преподавателя физической культуры – тренера по боксу, многие наши товарищи не ограничились рамками профессии,  стали в дальнейшем заметными специалистами в других областях. Так, Б. Лагутин дополнительно окончил биофак МГУ, В. Чёрный, В. Плотников, А. Самсонов, окончив московский мединститут, стали врачами. О.Фролов и Е. Бойко окончили аспирантуру ГЦОЛИФКа, И. Цибульский – художник, учился в Строгановском училище. Стас Покровский посвятил себя журналистике. Автор этого повествования, после обучения в Высшей Дипломатической Школе МИД СССР, отдал многие годы жизни международным делам.

Станислав запомнился мне увлекающимся, настойчивым, самостоятельным, волевым и смелым человеком.  В Азове, где он находился на практике, хулиганы обидели девушку. Стас активно вступился за неё. К учёбе относился с интересом, был целеустремлённым, был хорошим спортсменом, мужественным бойцом. Проводил замечательные, запоминающиеся поединки  с достойными соперниками всесоюзного уровня и добивался успеха на ринге.  Взаимоотношения с товарищами у него были дружеские и деловые. Он всегда был доступен и готов оказать необходимую помощь и поддержку.  Мужественно проявлял себя в сложных и опасных ситуациях. Общий культурный уровень и творческий потенциал у Стаса был высоким, он обладал широким кругозором и умело отстаивал свою точку зрения. Он прожил интересную и сложную жизнь. Хотел стать военным, реализовал свою мечту, но потом посвятил себя журналистике. Умел хорошо запоминать информацию, имел развитое, быстрое мышление.

1961, Подмосковье. Стас Покровский (справа), Владимир Сизёнов (слева)Он поддерживал тесные контакты с российскими журналистами, был дружен с деканом факультета журналистики МГУ Я. Засурским и многими известными репортёрами. Его репортажи в «Клубе кинопутешественников», которую одно время он вёл с Ю. Сенкевичем, были увлекательны и интересны. Станислав умел работать с людьми и в команде, что доказал, создав свою передачу на ТВ - «Пилигрим». Он любил дискуссии, интеллектуальные беседы. Как правило, с энтузиазмом брался за решение новых задач, успешно преодолевал трудности и неудачи.

С любовью относился к родителям, сестре и другим родным: женам и детям. В целом, говоря о наших дружеских отношениях,  должен сказать, что Станислав Леонидович очень сердечный, искренний человек, обладавший доброжелательным юмором. Он мог удачно оживить обстановку в компании. Он был талантливым рассказчиком, всегда и особенно в студенческие годы любил путешествовать.

Вспомнилось, как в студенческие годы во время занятий по анатомии мы все хорошо резвились со скелетами и их отдельными частями. Стас всегда был оптимистичен и добр к окружающим, полон энергии… Он был настоящим патриотом нашего Отечества.

Борис Лагутин,
заслуженный мастер спорта СССР,
двукратный чемпион Олимпийских игр,
чемпион Европы, Советского Союза:

1957, Крылья Советов (Москва). Атакует Стас Покровский, серебряный призер чемпионата СССР 1957Станислав Леонидович за время знакомства со студенческой скамьи по настоящее время производил положительное впечатление. Он был незаурядным по своим личным и деловым качествам человеком. Всегда подтянут, аккуратен, тактичен и внимателен. Волевой и решительный человек. Имел высокий уровень общего развития. Пользовался уважением товарищей, которые отмечали в нём такие качества, как надёжность и ответственность. Станислав обладал чувством юмора. Удачно оживлял обстановку в компании, в ходе бесед нередко вставлял шутку, анекдот.

Был общителен, способен к дружбе и взаимопониманию. Отличался  добродушием. Любил проводить свободное время с друзьями, путешествовать… Станислав  останется в памяти его друзей и товарищей, как добрый, энергичный, порядочный и надёжный человек. Нам будет не хватать его мудрого, взвешенного отношения к происходящим вокруг событиям, его доброжелательного юмора.

Леонид Менжинский,
одноклассник:

Бородино. На съемках. Стас Покровский - слеваО Станиславе расскажу историю, показывающую его удивительное, для меня даже чуть ли не мистическое свойство сопереживания человеку - умению быть рядом, когда надо, сказать нужные слова, а, главное, делом дать почувствовать, что он рядом с тобой и всегда подставит свое плечо. В своей жизни, а мне уже давно пошел восьмой десяток, я три раза крупно спотыкался. Первый раз я, аспирант НИИ, волей обстоятельств оказался в Бутырской тюрьме. Преступления никакого не было, был оговор на бытовой, как говорят, почве.

Но для меня это было крушением всего. Вот уж точно я чувствовал перед собой стену. Со Стахом мы не очень часто встречались, топали разными дорожками. Но кто оказался рядом, кто смотрел на меня, когда зачитывали приговор, кто сказал мне: «Минь, - так он меня звал, - спокойно, все обойдется». Именно Стах, он один, не считая родителей и будущей жены. Как у него получилось, что он почувствовал, - не представляю. Мистика… Ну, ладно, - это один раз. Карабкаюсь я по карьерной лестнице, хорошо продвинулся, - понравился одному крупному чиновнику. Но – загвоздка! Я не член партии. Шеф говорит: «Даю тебе рекомендацию». Я двинулся в партком, но секретарь парткома мне особенно не содействовал. И чуть у меня случился маленький прокол, на меня, что называется, спустили всех собак. И, хотя местечко было тепленькое, - дача, пайки, я, хлопнув дверью, вышел прямо на улицу, Опять стена, а мне уже пятый десяток… Вокруг никого, - почти никого. Настроение - выть хочется… И вдруг - появляется Станислав. Как хорошо вместе выпить чая, иногда и рюмочку. Никаких советов, морализаторства. Просто человеческое сопереживание. Худо-бедно, дотянул я до времен экономической свободы и все бросил, занялся торговлей. Споткнулся я на дефолте 98 года. Залило горячей водой склад с товаром, на 30 тысяч в у.е, С мясом и кровью кое-как отдаю долги, кроме них ничего нет. И тут снова появился Стах: «Ничего, Минь, волноваться надо только о семье и здоровье. Поехали к нам в Костромскую губернию на встречу нового тысячелетия!»

Я не знаю, как правильно назвать это - не просто отдушина, а как будто действительно новое время наступило. Вот такой друг у меня был. К сожалению, был.

Валерий Данилов,
одноклассник:

После школы на аллейку
Выходили мы не раз.
Это наша шайка-лейка,
Это наш девятый класс.
Света, Ира, Герлях Вовка,
Алла, Хлам, Виталик, Сперс
Современная «тусовка»
Свод изысканных манер-с.
Увлечённые беседы
А-ля Элвис взбитый кок
И амурные победы,
Остроумный юморок.
И пойти на вечер в школу,
И доклад преодолев,
Сбацать «Истамбул» на рёбрах
В окруженьи томных дев.
Ах, какие это девы,
С некоторых глаз не свесть:
Ирка с видом королевы
И ничуть это не лесть.
А из старших классов прЫнцы –
Прынцы тоже хочут жить.
Чтоб тройным одеколоном
Барышень обворожить.
Скромно я стоял в сторонке,
Наблюдая этот пир,
Аккуратный, тихий, робкий,
В школьный облачён мундир.
Слал воздушные посланья –
Мыслью двигают они:
Рыжий ангел, в знак вниманья
Повернись, пойми, взгляни…

  08.01.2014 года редакция получила комментарий второй супруги Стаса - Татьяны Покровской, к одной из статей Владимира Лапского о Стасе. Нам показалось, что этот комментарий заслуживает того, чтобы опубликовать его и в данной мемориальной подборке. Итак,

Татьяна Покровская:

Как лоза увита гроздьями винограда, так и Стас был плотно окружен сонмом друзей. Он был обаятелен, эрудирован, остроумен, щедр, открыт для общения, но не для всех. Он плохо переносил серость и посредственность в людях, и таких людей в его окружении не было.
Володя Лапский относится к элите журналистов-международников, и его стезей на этом поприще была германистика. Его коллегами по «Комсомолке» были Володя Пумпянский, Володя Большаков, Влад Чертков. Когда они переросли комсомольский возраст, кто-то из них перешел в газету «Правда», а Володя Лапский – в газету «Известия». Писал он очень умные, очень политические статьи, напрочь лишенные чувства юмора. На самом деле Володя наделен тонким чувством юмора и фантазией. Ведь именно он основал клуб «Comme il faut», членом которого мне посчастливилось быть. Свои «заседания» члены клуба проводили в разных местах – и не только в Москве, но и за ее пределами. В Москве было несколько излюбленных мест. В кафе «Артистическое» мы забегали иногда вечерком, накоротке. Распивали бутылку сухого вина, обменивались впечатлениями и разбегались. В кафе «Метрополь» мы ходили на фирменное блюдо «куропатка (или рябчик – я их всегда путаю) с брусникой». Это было очень романтично, а главное, по карману. Эта птичка стоила всего один рубль плюс восемь копеек. Сидели мы на втором этаже, рядом с оркестром, который «гремел басами» и заглушал наши жалкие попытки блеснуть остроумием.
Но главные «заседания» нашего клуба проходили в гостях друг у друга. Обязательно накрывался стол и, конечно, были танцы. Королем танца был твист.
Были и выездные «заседания» клуба. Излюбленным местом было озеро Глубокое с незабвенным дедом Иваном. Но были и более дальние поездки – в город Серпухов с последующим «круизом» по Оке.
Володя Лапский оказался самым преданным другом Стаса, и когда Стаса не стало, Володя опубликовал замечательное воспоминание о друге. Он выбрал для этого их совместную поездку в Грузию. Володя знал, как Стас любил путешествовать, «копить впечатления» от встреч с интересными людьми, и ему удалось передать колорит эмоций Стаса от этих встреч. Ничего подобного, вышедшего из-под пера Володи Лапского, я раньше не читала, а главное, будучи человеком амбициозным, он, справившись с этим «недугом», сумел сказать слово о друге, не соперничая с ним, а высвечивая его во всех аспектах. Володе это удалось, а я увидела другие грани этого бесспорно талантливого человека.

Справка Всемирной Энциклопедии Путешествий

Статьи Стаса Покровского на портале Всемирная Энциклопедия Путешествий: ссылка

  В ближайшем будущем Энциклопедия опубликует материал Политобозревателя Российской газеты Владимира Лапского, - одного из ближайших друзей Стаса, - о их совместном, почти 50-летней давности, захватывающем и почти что криминальном путешествии к озеру Глубокому.

  (Примечание после публикации данной статьи: цикл статей Владимира Лапского "Путешествия со Стасом Покровским")

 
Статья просмотрена: 5973
Рейтинг статьи: 16
Bookmark and Share
Страны: Россия
Отдел Информации
Отдел Информации, 16.02.2013 в 07:11
Источник изображений: Из архива автора и открытых источников, ничьи права не нарушены
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 8 )
 Анненков
Присоединяюсь к всему выше сказанному,только хорошее потому что плохого было мало.Помню люблю и беру пример нескончаемой положительной энергии Станислава Леонидовича.
 Буль
Прочитала тёплые и немного грустные воспоминания родных и друзей об очень интересном и душевном человеке - Станиславе Покровском. Видела его недавнее фото, немолодой, интересный интеллигентный человек. Конечно, не могла предположть, какая наполненная и разнообразная жизнь у него была. Поняла, что он, увы, ушёл из жизни. Но будет долго-долго жить в памяти близких... Буду с нетерпением ждать публикации воспоминаний В.Лапского.
 Гасанова
Я не знала Станислава Леонидовича, не могу сама ничего о нем сказать, но благодаря воспоминаниям написаным близкими ему людьми немного поняла жизнь и судьбу этого неординарного человека. Я думаю, что он был по жизни счастливым человек, раз нашлось столько людей, которые о нем помнят и могут сказать столько добрых слов.
Спасибо всем поделившимися этими воспоминания, в них много добра и чуткости, которые рассказали и о вас всех тоже. Ваши воспоминания напомнили мне, что хороших людей на свете больше. Просто в повседневной жизни о них мало вспоминаешь и проходишь мимо, не замечая. Ещё раз - спасибо.
 Новоточинов
Давно не читал ничего подобного. Браво !!!

И одновременно больно.

После массового социального садизма горбачевско-ельцинского периода и кучки хорьков - убийц русского народа, как, впрочем, и всей России, стало складываться впечатление, что как-то самобытно медленно, но довольно уверенно в России реально умирает помимо всего прочего ответственный комплиментарный стиль памяти и письма.

Что, по-моему, как память и учтивое комплиментарное письмо - пусть и небольшая, однако честная гарантия жизни и хоть какой-то перспективы мира и уюта на Земле...

Будем жить. Обязательно будем жить, помня дедов, отцов, матерей, друзей, всех иных и даря комплименты.

С уважением,

Алексей Новоточинов
 Федорченко
Я думал, что мне известно всё! Ну, кроме молекулярного состава утреннего метеорита из Удмуртии. А вот таинственного "чичисбея" я не знал! Отличное слово, который обогатит словарь любого Элвиса Пресли. В общем, Элвис жив!
 Федорченко



18.02.2013 в 21:31

. Вотъ статная, красивая дѣвушка изъ Торжка... Рядомъ съ нею ея чичисбей (счаливанъ) — вы смѣетесь? Да, таки чичисбей: горе тамошней дѣвушкѣ, если она его не имѣетъ. Это знакъ, что она очень дурна... Разъ избранный, онъ неотлученъ отъ нея на вечернихъ и ночныхъ прогулкахъ.

И. И. Лажечниковъ. Ледяной домъ. 1, 1.
 Федорченко
Персонально для А. Федорченко по поводу слова "Чичисбей": http://yandex.ru/yandsearch?lr=213&text=Чичисбей
 Пилуй
Татьяна Пилуй 26.05.2013 в 22:16 (ссылка)
Спасибо всем за такие трогательные, удивительные воспоминания о замечательном человеке. Я, конечно, тоже смотрела "Клуб путешественников". Всегда с нетерпением ждала очередной выпуск, завораживающий голос Юрия Синкевича. Интересно было всё! Но разве я могла представить, что через столько лет прочитаю о человеке, который причастен к этому, столько интересных фактов из его биографии и буду иметь радость общения с такими интересными людьми.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо