Озеро Глубокое. Часть 1
Читать весь цикл статей: Путешествия со Стасом Покровским
Аннотация серии статей

Владимир Фёдорович Лапский - журналист-международник с более, чем 50-летним стажем. Жил в Германии, бывал во многих странах и непростых ситуациях. И со школы дружил со Стасом Покровским, который позднее стал спецкорреспондентом Клуба кинопутешествий, вместе с Юрием Сенкевичем выпустил более 1000 программ легендарной телепередачи. Стас с момента основания нашего проекта являлся Председателем Академии Всемирной Энциклопедии Путешествий. Сегодня Стаса нет с нами. Но Владимир Лапский оказался не только журналистом-международником. Оказывается, он прекрасно владеет машиной времени! Свои давние путешествия со Стасом Покровским он доверил читателям Энциклопедии. Владимир Лапскй - человек "старой формации", не владеет компьютером, - да, такие есть! Поэтому воспоминания, написанные им, выходят от имени "Отдела информации" Энциклопедии.

В марте 2009 Энциклопедия опубликовала цикл статей Станислава Покровского — спецкорреспондента, одного из авторов и режиссеров знаменитого «Клуба кинопутешествий» о легендарной телепередаче. Стас с момента основания Энциклопедии являлся Председателем Совета Академии Всемирной Энциклопедии Путешествий, постоянным членом жюри литературного и экспедиционного конкурсов, проводимых Энциклопедией. В конце декабря 2012 - 40 дней, как Стаса нет с нами. Всемирная Энциклопедия Путешествий решила опубликовать воспоминания друзей Стаса Покровского, написанные по нашей просьбе.

Стас Покровский. 13.XI.1964Наше первое путешествие со Стасом Покровским было коротким по времени и расстоянию, всего пару дней, романтичным и вместе с тем криминальным (это слово можно взять в кавычки, но можно и без них). Оно состоялось исключительно благодаря карте, составленной в 1911 году военно-топографическим отделом Главного штаба Российской армии. Наклеенная на тонкую ткань одновёрстка отображала малейшие изгибы и наклонности местности, ручейки, отдельные постройки и могилы. Я обнаружил её, роясь в пластах отцовского архива. Собственно, карта была одной из многих военных сборных листов общей карты Московской губернии, у отца их имелось не менее десятка. Меня интересовало озеро Глубокое, о котором я случайно услыхал в электричке - один из сидевших рядом со мной рыболовов рассказывал, о нём; добраться до озера трудновато, лежит оно среди глухих левов и болот, рыбы в нём в избытке, а вокруг полно дичи и зверья.

Карта подтвердила, что ведут к этому клочку сухой земли две тропинки, одна - из деревни Андреевское, другая из Горбова, и они сходятся в одной точке на берегу, где какие-то две постройки. О своём открытии я рассказал Стасу, загадочное озеро среди глухих лесов его взволновало. В конце студенческих каникул мы не знали, куда себя деть, в ту пору нам было лет двадцать. Стас приехал ко мне, пришёл сосед по дому Валерий, тем летом закончивший школу, горевший желанием «что-нибудь устроить». Мы склонились над одновёрсткой, обсуждая маршруты к Глубокому.

Шуточный коллаж по итогам поездок на озеро Глубокое. 1960-е годы. Автор - В. ЛапскийРешили доехать до Звенигорода, потом на автобусе или попутке в сторону деревни Андреевское, ближайшей к озеру. Выехали на другой день, в рюкзаках - консервы, концентраты гречки и перловки, плавленые сырки, взяли с собой два ружья, у меня - одностволка 28-го калибра, у Валерия - двустволка 16-го. Стас вооружился финским ножом. На электричке до станции Звенигород добрались без приключений, главное, - сэкономили на билетах, слава Богу, не явились контролёры. На привокзальной площади разузнали, как добраться до Андреевского.

На автобусе - до Хаустово, там километров пять пешком, до ночи можно добраться. Сгущались сумерки, когда мы вышли на конечной автобусной остановке. Сошедшие с нами пассажиры казались угрюмыми, чем-то озабоченными. Разговаривали вполголоса и как будто озирались по сторонам. Нам указали дорогу в Андреевское. У нас настроение было весёлое, чтобы не сказать ветреное. Собрали ружья, Стас пристегнул нож к поясу. Невдалеке чернел лес. Бугристая дорога спустилась в лощину. По её дну бесшумно, как привидение, брела старуха, одетая во всё чёрное, на голове - чёрный платок. Мы остановились. Старуха подошла близко и тоже остановилась. Она была худа, как Кощей, и долговяза; вскинула костлявую ладонь, указала на лес и прохрипела: "Убейте его! Он убил мою дочь!" Стало жутко, я собрался было спросить, кого убивать, однако меня опередил Валерий: "Убьём, убьём эту гадину, мы затем, бабушка, и приехали". Его дурашливый тон меня рассердил. "Убейте его", - пролепетала старуха и засеменила дальше по дну лощины. Стас качал головой: "Зачем изображать придурков? Лучше узнать, что тут у них за жуть. Мало ли что".

Грунтовка сузилась, мы вошли в тёмный лес, В безветренной тишине тревожно вскрикивал коростель, становилось зябко от дурных предчувствий, Валерий и я несли ружья наизготовку, со взведёнными курками. Наш юный друг, как мы со Стасом называли Валерия, заметно нервничал, взволнованно спрашивал: "Далеко ещё тащиться?" Стас успокаивал: "Скоро, скоро. дыши глубже". Где-то через час сквозь поредевший лес показались огоньки деревни. Мы поднялись на пригорок. Возле небольшого пруда перед магазином под фонарём без плафона на бревнах сидели два мужика.

Они что-то выпивали, чокаясь гранёными стаканами и громко разговаривали. Заметив нас, замолкли. Мы поздоровались и присели рядом, ружья положили на брёвна.

- Вы откуда? - спросил один из них.
- Из Москвы, - ответил Стас. - Собираемся на озеро Глубокое. - Что тут у вас за события? Почему люди напуганы?
- Неужто в Москве не слыхали ничего?- удивились мужики. - У нас тут баб убивают, четырёх уже. Беглый один.
- Почему именно женщин? - спросил Валерий.
- Их убивать легче, чем мужиков, они слабее.

Оказалось, осужденный на долгий срок преступник, - родом из Хаустово - там и сейчас живут его старики, - член какой-то жуткой секты, бежал из заключения на Кавказе. Перед побегом якобы дал себе зарок прикончить сколько-то женщин. И изнасиловать - всех убитых находят "без порток". Убивает отточенной, как нож, лопатой. Сюда и милиции нагнали, и прокурорских из Одинцово, один был даже с автоматом, но поймать никак не поймают, - он как призрак. Вcя округа в страхе, бабы боятся из дома выйти.

- А вы-то где ночевать собрались?
- Хотели в лесу, но теперь не знаем, - ответил Стаc.
- В лесу опасно, - мужик с ружьём на коленях задумался.
- На ночлег можно ко мне, я нынче один.

Дед ИванМы обрадовались, "Ну в таком случае пошли, уж ночь, - худощавый мужик, лицо в глубоких морщинах, поднялся, ружьё закинул на плечо. - Меня между прочим Иваном зовут, по батюшке Петрович". В тот вечер мы со Стасом не могли и предположить, что Иван Петрович Денисов на многие годы станет нашим добрым, надёжным другом. Он повёл нас в избу, из-под крыльца сонно тявкнула собака. В сенях спали куры. Дверь в кухоньку и горницу была распахнута. Иван включил свет, всюду на полу лоснился куриный помёт. Он попросил говорить громче, потому как стал глуховатым после воспаления среднего уха. Пригласил за стол, из закутка позади печки достал поллитровку с мутной жидкостью - самогоном. Мы поставили на стол банки бычков в томате, положили плавленые сырки "Дружба". Оказалось, Иван имел особое пристрастие к сыркам, да ещё к пиву, а в сельпо их не купить. Мы со Стасом сели на прислонённое к стене протёртое кожаное кресло.

Как впоследствии узнали, оно было снято с подбитого партизанами в войну немецкого автобуса. На стене был прибит снятый с той же машины спидометр. "Дядь Вань, - обратился Стас к хозяину избы, - почему куры в доме, а не в сарае, кого-то боитесь?" Иван махнул рукой: "Стащить могут. Лиса, хорёк. А может даже сосед. Воров нынче развелось".

Самогон мы пили впервые, он вонял на всю избу, скривились, как резиновые игрушки, и, подражая Ивану, стали жадно занюхивать ржаным хлебом. Действие самогона было быстрым и безжалостным, через пару минут нам захотелось спать. Однако Иван был расположен продолжать беседу, задымил махоркой и налил себе самогону по второй, - мы пить не стали. Оказалось, Ивана недавно уволили с работы, с должности ночного сторожа при сельпо. Дело было так.

Шуточный коллаж по итогам поездок на озеро Глубокое. 1960-е годы. Автор - В. ЛапскийЗавмаг Кухин, тот ещё прохиндей, после закрытия торговли поднёс Ивану стакан водки без закуски, а потом ещё. Иван заснул на брёвнах в обнимку со своей "берданкой", а когда проснулся, выяснилось, что магазин ограблен. Через пролом в крыше грабитель утащил два ящика водки и большую банку пряной кильки. Вызвали милицию, сыщики осмотрели место преступления и тут же, на месте, арестовали заведующего. Как определили? Очень просто, дыра в кровле оказалась слишком узкой для ящиков, они бы в неё не пролезли.

Вор-завмаг - ключи были только у него - отпер дверь, вынес водку и кильки, но поленился, придурок дырку в крыше расширить. А Ивана уволили по "халатной" статье. На его место взяли соседа Пашку, мы его видали.

Мы заснули на двух набитых сеном матрацах… Заснули, мгновенно, а разбудило нас задорное кукареканье петуха, в окружении несушек он прогуливался возле нашего закутка, куры клевали пол. Иван завалил чай с какой-то пахучей травой, сказал, что пойдёт с нами на болото, там кряква. Мы быстро позавтракали и в ожидании Ивана вышли во двор. Привязанный к конуре пёс по кличке Гришка хлебал бурду из картофельной кожуры и крупы. По сезону он получал похлебку из грибов, а если Иван возвращался с охоты, собаке доставался кусок зайца или утки. Стас любил животных, с Гришкой разговаривал, как с человеком, расспрашивал о жизни. Пёс изумлённо смотрел на огромного человека, с ним никто никогда не говорил таким ласковым голосом. "В войну из таких собак, как Григорий, делали хозяйственное мыло", - пошутил Валерий. Стас посмотрел на него с презрением: "Из тебя надо сделать кусок мыла, лучше туалетного". Иван отвязал пса, мы зашагали по полю, топорщившемуся золотистой стернёй.

- Вот здесь партизаны укокошили немецкий автобус - сказал Иван, указывая место.
- Вы участвовали? - спросил Стас.
- Было дело.

Километра через полтора начинался лес. У самой опушки дымили и коротко вспыхивали головешки незатушенного костра. Иван насторожился и взял в руки ружьё, мы последовали его примеру; он оказал, что в лес никто с вечера не проходил, а с утра тем более. Его волнение передалось нам. Странно вела себя собака, Иван поймал её и взял на поводок, но отпустил, когда мы прошли с километр, свернув с главной тропы на еле различимую тропинку. Гришка помчался вперёд и исчез в зарослях, словно растворился. Иван звал его, кричал во все стороны, напрасно. Мы подошли к болотцу, в камышах звонко захлопали крылья, в воздух поднялась пара уток, мы стреляли, но промахнулись. "Ты, дядь Вань, почему не стрелял?" - спросил Стас. Тот усмехнулся: "У меня в стволе патроны заряжены жаканами". Он объяснил нам, как выйти на большую тропу к озеру, а сам пошёл искать собаку.

Мы нашли тропу и скоро набрели на большую поляну, на которой одиноко стоял дуб, к стволу которого была приколочена ржавая табличка. Мы - подошли ближе и прочитали: на этом дереве фашисты повесили командира партизанского отряда. Справа от дуба искрился ряской крохотный пруд. Я загляделся на него, как вдруг сквозь осоку заметил, что в середине пруда ряска стала медленно набухать, выше и выше; пузырь лопнул и на поверхности показалась зелёная голова, похожая на жабью, но размером с голову ребёнка. Кто это? Голова застыла, уставившись на нас. Я сбросил с плеча ружьё и взвёл курок, хотел было прицелиться, однако Стас пригнул ствол к земле. "Не стоит, старина, убивать этого монстра, никому не мешает, пусть живёт". - "Но кто это в самом деле?" Валерий тоже опустил ружьё. "Неизвестное науке существо. А может быть, зелёный человечек с летающей тарелки. Жаль, нет фотоаппарата. Никто ведь не поверит..."

Озеро ГлубокоеОзеро Глубокое нас заворожило. На безветрии вода застыла. Обрамленное со всех сторон островерхим лесом озеро казалось гигантом-малахитом. На сухом пятачке берега грелись на солнце три постройки - две окружённые пряслами избы, а также старый, похожий на санаторный корпус, дом на каменном фундаменте. Позже мы узнали, что первая изба - обиталище егеря, вторая принадлежит сторожу, третий дом - биостанция, заставленная склянками с заспиртованными рыбами, лягушками, змеями и пиявками. Никакого движения, лишь баба у избы сторожа копалась в огороде.

Подошли поближе. Мы проголодались, к тому же пора было подумать о ночлеге. Баба выпрямилась и крикнула: "Вам чего?"
Мы ответили, пришли полюбоваться Глубоким.

- Видать, городские?
- Так точно, ищем, где переночевать.
- Тут не найдёте, - крикнула женщина. - Ежели только на болоте, на кочке можно устроиться, однако ж тут рядом егерь Сергей Степанович, вы с ружьями, а он говорит, для стрельбы не сезон. Лучше ступайте по тропе направо, с километр будет холм, подниметесь, на холму прежде люди жили, а нынче ушли, избы разобрали и увезли с собой, один сарай остался. Там и остановиться можно, ежели душегуба не боитесь. Небось слыхали про него?
- Слыхали, - лениво ответил Валерий. - Чего нам его бояться, при нас ружья.

Мы расстелили на траве одновёрстку - поблизости от озера никаких поселений.

- Воду с собой наберите, - крикнула женщина. - Колодец там обвалился.
Зачерпнули воду котелками, постояли, полюбовались озером.

- Похиляли, - вздохнул Стас. - Жрать охота.

На холме среди глухого леса остались следы хутора - несколько лысых прямоугольников с жидкими побегами малины, но главное - и впрямь сохранился небольшой сарай, запертый на висячий замок. Там мы и расположились. Из двух гречневых брикетов, тушёнки и луковицы, которую нам в дорогу дал Иван, Стас сварил роскошную кашу (он любил готовить, а фирменным блюдом был узбекский плов). После чая обследовали окрестности. К нашему удивлению, ключ от висячего замка валялся под дверью сарая.

- Надо на всякий случай прострелить дверь, - Валерий перезарядил ружьё.
- Чувак, - сказал Стае, отходя в сторону, - ты в самом деле думаешь, там кто-то есть, сам запер себя на замок, а ключ подбросил нам?

Грянул выстрел, в дверной доске образовалось отверстие, Валерий приложил к нему глаз: "Кажется, пусто." Мы отперли замок и заглянули в сарай, он в самом деле был абсолютно пустой. Странно, - кто его запер на замок и для чего... День угасал. Набродившись по лесной округе и собрав грибов, мы расселись у костра. Предстоял поход на озеро за водой. Стас и я тронулись в дорогу, Валерий остался сторожить вещи и поддерживать огонь в костре,

С полными котелками мы возвращались в лагерь и уже приблизились к нашему лагерю - Стас рассказывал о своём последнем бое на ринге, к тому времени он уже стал чемпионом Москвы в полутяжёлом весе - как вдруг с холма прогремели два выстрела, Я передал свой котелок Стасу, сбросил с плеча ружьё, взвёл курок и бросился на пригорок. Стас, расплёскивая воду, за мной. Громко бухали наши сапоги. Тяжело дыша, мы взбежали на бугор. Услыхав топот, Валерий судорожным рывком направил ружьё на нас. Он был возбуждён, руки вздрагивали, нервно бегали глаза.

- Опусти ствол! - ещё не отдышавшись, крикнул Стас. - Не дай Бог, пристрелишь. Что случилось?
- Только что видел бородатого убийцу о лопатой, вон таи, в чапыжнике. Стрелял в него, попал или нет, не знаю. Надо поглядеть.
- Так что ж ты не поглядел? Страшно? - Стас кивнул мне, - пойдём, старина, поглядим. Может, этот поганый дятел там валяется ("дятел" было любимым ругательством Стаса).

Он громко прокашлялся, как будто хотел кого-то отпугнуть. Мы медленно двинулись к зарослям мелкорослой осины, я - с ружьем наперевес, у Стаса в руке нож. Не скрою, было жутко. Мы ближе подоили к месту, которое знаками показывал Валерий, продрались в чапыжник. Я крикнул:

- Чем ты стрелял? Дробью или пулей?
- Трёшкой. Я Стасу пояснил: довольно крупная дробь, можно брать зайца или лису.
- Гляди, - прошептал Стас, - тут на листьях, кажись, кровь.
Я обмакнул палец в тёмно-красное пятнышко, растёр...
- Да, старик, натуральная кровь. Наш юный друг его ранил, но не очень. Скорее всего в руку. Надо посмотреть, есть ли дальше следы крови. Скорее всего он убегал вот в этом направлений.
Следов крови мы больше не обнаружили.
- Ушёл дятел, - Стас вложил финку в ножны. - Без собаки не найти.
- Ну что там? - крикнул Валерий. - Нашли что-нибудь?
- Смотри, как перетрухал наш юный друг, - негромко сказал Стас и прокричал: - Поздравляю! Уложил наповал, как зайца. Копай могилу, тут и лопата.

Темнело. Ночь предстояло провести там же, на месте бывшего лесного хутора, чувствуя кожей, что где-то поблизости бродит раненый, взбешённый убийца. Наконец, мы обратили внимание на стремянку, прислонённую к чердачному окошку сарая. Что там, на чердаке? Я полез на разведку. Чердак наполовину был завален сеном, непонятно, кем туда заброшенным.

Итак, место ночёвки было выбрано. Мы перетащили наверх наши рюкзаки, договорились дежурить по очереди - вдруг этот негодяй вздумает нас спалить. Решено было дежурить по очереди, от полуночи до шести. Бросили жребий, мне досталась средняя спичка, первым на дежурство заступал Стас. При свете фонарика мы расстелили на сене дырявую немецкую плащ-палатку, Валерий и я, не снимая сапог, погрузились в душистый пуховик из сухих цветов и травы. Стас подгрёб под себя стожок сена, прислонил к раме окна два заряженных ружья, воткнул в сено нож. Воцарилась мёртвая тишина, редко нарушаемая вскриками ночных птиц...

Окончание следует

Дополнительная информация к циклу статей

Читать циклы статей Политобозревателя ресурса planetguide.ru, журналиста-международника Владимира Лапского:

Слева направо: Владимир Лапский, Стас Покровский. Ноябрь 1966. Москва, ул. Беговая

Статья просмотрена: 7503
Рейтинг статьи: 14
Bookmark and Share
Страны: Россия
Отдел Информации
Отдел Информации, 16.03.2013 в 09:01
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 11 )
 Федорченко
Огромное спасибо автору. Это не просто воспоминания о Стасике, каким я его знала, а прекрасный рассказ о тех временах, о нашей молодости... Словечки "похиляли!, "чувак" просто радуют слух, напоминая о "стиляжном" лексиконе тех дней. Стасик появляется перед глазами и в памяти, как живой. Помните, каким он парнем был...
 нерсесова
Спасибо, интересно необыкновенно.
И на самом интересном месте прервалось..., какая досада!
 Богомолова
Спасибо авторам ВЭП за эту замечательную публикацию. Наслаждалась (несмотря на "хиповые" словечки, а может и благодаря им) красивым литературным языком. Надеюсь, что в архиве Станислава ещё много "золотых слитков", которые ждут своей очереди на страницах ВЭП.
 Воронин
Действительно, приятно: читаешь, как дышишь. Мне этот рассказ тем более интересен: я хорошо знаю эти места - водил туда группу в поход выходного дня. Сейчас имеются существенные отличия на местности по сравнению со временем повествования. Но какое это имеет значение для прекрасного рассказа о замечательных людях?
 Воронин
Для справки могу сообщить. Озеро Глубокое и в настоящее время для нашего региона не особо посещаемый объект. Дорога туда для автомобилей трудно проходима и перекрыта шлагбаумами. Имеется еще несколько лесных дорог и троп, но только для пешеходов. Озеро, по-моему, самое глубокое в Подмосковье: 30-40 метров. С трех сторон его берега - подболоченный густой подлесок, и только в том месте, где вышли герои рассказа до сих пор стоят несколько строений биостанции МГУ - самой первой станции биофака.
 Печенегов
Прелюбопытная «криминальная» история. Читается легко, как увлекательный детектив, с ожиданием развязки интриги. Понравился стиль изложения, добротный русский язык без претензий на «изящную» словесность, однако истинно литературный, если по «гамбургскому счету». Вспомнился сленг своей юности: «чувак», «хилять», «дятел»… И ностальгические: сырок «Дружба», бычки в томате. А ещё - "чапыжник". Красивое слово. Давненько не встречал. Все мы родом из детства. Одним словом, очень интересный рассказ! Любопытно узнать, чем дело «тройки» закончилось.
Спасибо «Козьме Пруткову»!
 Печенегов
Стас на фото вылитый Элвис Пресли!
 Трофимова
Очень интересная статья Владимира Лапского! С нетерпением жду, чем же закончилась история. Хочется верить, что маньяк был пойман и получил заслуженное наказание! Огромное спасибо ВЭП за знакомство с таким замечательным автором!
 Сергиенко
Давно не открывала странички ВЭП. Соскучилась за интересными статьями и замечательными людьми!!! ОЧЕНЬ понравилась статья.Скорее бы продолжение почитать.
 Буль
Для меня интригой уже было узнать, чем же окажется интересно озеро с таким говорящим названитем?. Но, интриги последовали одна за другой: пропал Григорий, показалось чудище болотное, а уж наличие в округе убийцы... И, главное, всё это происходило на самом деле, с нашими сверстниками того далёкого времени... Да, интересно жили ребята, а автор ещё и очень живо передаёт жутковатую атмосферу похода.. Жаль, что по условиям публикаций продолжение будет не скоро. Надеюсь, всё кончится благополучно, Григорий найдётся,маньяка поймают, да и об озере"Глубокое" узнать хочется побольше!
 Любушин
Прочел с большим интересом. Настоящий детектив)
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо