Аннотация серии статей

Может быть, кто-то из нас думает, что планета Земля уже давно изучена и нет на ней «белых пятен». Это далеко не так. Прочитайте цикл статей «Меридианы чудес», и вы увидите, как много на Земле удивительного, необычного и еще не до конца разгаданного. Все в окружающей нас природе взаимосвязано и взаимозависимо. Подумайте только, что было бы с нами, если бы не существовало никаких тайн, загадок и вопросов, на которые пока нет ответов? 99,99% происходящего в природе проходит незамеченным и непонятным, а замеченному часто не придается особого значения и игнорируется - либо по ошибке, либо сознательно.

Это испытание: путешествие на выживание. Пройти пустыню такую разную, непохожую саму на себя в разных уголках - желание, которое может возникнуть лишь у человека опытного, знающего и любящего её. Вначале - выбор сезона. Не надо думать, что зимой в пустыне жарко. Зимой в ней много снега, случаются бураны и метели. И, если летом видно всё, зимой снег закрывает от глаз полости в земле и провалиться в них ничего не стоит. Особенностей у пустыни много, но с ней можно ладить. И пустыня даже будет помогать. Одиночный переход. Возможность поговорить только с самим собой. Зеленый чай. Радость при виде животных. Сухой ветерок придает неподвижному пейзажу какое-то движение. Он мешает чувствовать себя комфортно, но зато идёт рядом, как напарник. Знать местный язык необходимо хотя бы в пределах фраз о помощи, просьб, приветствий, благодарности. Верблюды, миражи, песчаные бури. Всё так и есть. И вода. Главная ценность. Где её взять, найти, добыть, - это занятие ежедневное, требующее смекалки. Может, она повсюду, и надо только знать, как её найти? А вот змеи, - преследуют ли они человека или же уползают? Сколько можно находиться в пустыне, если ты - гость? Велик ли стресс для организма? Звериная тропа - как выход из безвыходных ситуаций.

Где-то близко юрта пастухаИдея пересечь пустыню Каракумы возникла у меня еще в начале 60-х годов прошлого столетия, но прошло несколько лет, прежде чем она воплотилась в жизнь. Уж больно абсурдным казалось тогда такое авантюрное предприятие. Все мои друзья и знакомые в один голос утверждали, что пешие маршруты в данном районе совершенно исключаются. В те годы считалось, что пересечение пустыни может быть произведено только на автомашинах или верхом, - без запаса воды и продовольствия долго находиться в этих местах нельзя, - опасность гибели будет реальна.

Я в душе был согласен с такими доводами, зная, что пустыня требует к себе уважения, обязывает людей быть предельно осмотрительными, а за легкомыслие, ошибки и просчеты жестоко наказывает. Но желание покорить пустыню, испытать себя на прочность и определить возможность длительного существования в экстремальных условиях агрессивной по отношению к человеку природной среды, было выше моих сомнений!

Саксаул на барханахВнимательно изучив картографический материал, тщательно продумав необходимое снаряжение, я, наконец, решился и в середине апреля уже летел в Ашхабад – столицу Туркмении. Почему апрель? Во-первых, это время, когда пустыня оживает после зимы и расцветает всеми мыслимыми красками. Во-вторых, в это время еще не так жарко, хотя, как потом выяснилось, это не совсем так, и температура днём поднималась аж до 40С в тени! В-третьих, весной, как мне казалось, в понижениях на глиняных участках пустыни – такырах, - сохранялись после зимы небольшие запасы воды.

По предварительным, самым скромным подсчетам, километраж маршрута должен был составить свыше шестисот пятидесяти километров, и его прохождение должно было занять не менее тридцати пяти-сорока дней, включая дневки и непредвиденные задержки на маршруте. Это обстоятельство и определило, сколько, и каких, брать с собой продуктов, а так же вес самого необходимого снаряжения. С собой я взял:

  • рюкзак со станком
  • пуховой спальник
  • полипропиленовый коврик
  • легкий тент из белой бязи, - для установки, которого специально изготовил: восемь металлических трубок, которые можно наращивать одну на другую
  • шесть армейских металлических фляг (800 граммовых) в войлочном чехле для воды (если брать большие емкости, то при расходовании воды, оставшаяся во флягах вода будет болтаться по емкости и мешать движению)
  • две таких же фляги для растительного масла
  • спортивный компас
  • карту
  • наручные часы
  • охотничий нож в чехле
  • кружку
  • армейский котелок
  • и, конечно же, старенький, видавший виды, фотоаппарат «Зенит»

Из одежды решил брать:

  • легкие джинсы
  • хлопчатобумажные брюки и такие же рубашки с длинным рукавом
  • свитер (ночью в пустыне холодно)
  • две пары носок
  • легкие кроссовки
  • брезентовые сапоги (их я купил уже в Туркмении)
  • шапка типа бейсболки с большим козырьком
  • темные очки
  • два комплекта нижнего белья

Вот и вся одежда. Конечно не забыл и про небольшую аптечку: бинт, йод в ампулах, зеленка, марганцово-кислый калий (марганцовка), бактерицидный лейкопластырь, бесалол, фталазол и анальгин.Из продуктов было закуплено:

  • тридцать пачек сублимированных супов
  • килограмм риса
  • три пачки зеленого чая

Таким образом, общий, изначальный, вес рюкзака составил тридцать пять килограммов (включая пятитровый запас воды). Ашхабад встретил 25-и градусной жарой и ярким солнцем.

Весна в пустынеДень ушел на знакомство с городом, а рано утром на пригородном поезде добираюсь до станции Бахарден – начальной точки маршрута. Отсюда мой путь лежит сначала на север, - через колодцы Казы и Кирпили, до колодца Балаишем. Последний расположен рядом с древним высохшим руслом реки Узбой, что в переводе означает «сухое русло», и далее на северо-восток через Заузбойские Каракумы к Аму-Дарье в город Ташауз (ныне Дашховуз). Плотно позавтракав в привокзальной ойхане (столовой) сытным лагманом и выпив чайник зеленого чая, выхожу на маршрут. До колодца Казы чуть больше ста километров по хорошо накатанной дороге, идущей по глиняной пустыне – такыру. Постоянный сухой и обжигающий ветер поднимает облачка пыли. Все кругом казалось, замерло и спряталось - синее безоблачное небо и на нем - неумолимое жаркое солнце и пыль - только усиливает жару, но если бы не горячий ветер, жару ещё можно было бы терпеть.

К вечеру ветер стихает и наступает изумительная тишина. Ночь в пустыне наступает почти сразу, без привычных нам, сумерек. На ночлег останавливаюсь прямо на такыре, возле развесистого куста саксаула. Первая ночь в пустыне и первый костер. Саксаул для костра в пустыне - идеальное топливо. Правда, его невозможно рубить, строгать или пилить, а можно только сломать ногой или обухом топора, но зато горит он, как порох, совершенно не оставляя углей.

Барханы хаотические средниеНочь выдалась прохладная. Днем в тени было под 50, а ночью температура упала до 20 градусов. Разница в 30 градусов ощутима, и я, основательно замерзнув, залег в спальный мешок почти с головой. Проснулся рано - впереди долгий путь. Местами такыр пересекают то мелкие ячеистые пески, то невысокие песчаные гряды, то заросли саксаула. Но вот саксаульники, а с ними и мягкие суглинки, кончились, начинается классический такыр. Куда ни глянь, - до самого горизонта протянулась глинистая равнина, ровная и безликая, и лишь кое-где маячат корявые кустики саксаула.

Изредка в небольших углублениях попадаются неглубокие водяные линзы – какки, но скоро высохнут и они. Я почти запутался в паутине дорог и следов, которых на такыре великое множество. Проехал автомобиль – дорога, а ведь каждый водитель выбирает свою, поэтому и расходятся эти дороги в разные стороны. А какая же из них моя - угадать трудно! Голая, сухая, безжизненная земля, обожжённая солнцем. Пыль и песок, миражи на горизонте, затянутом дымкой испарений, тишина и покой. К вечеру мутно-красное солнце быстро опускается за горизонт и по небу расходится багрово-красное, необыкновенно зловещее зарево.

Туркменские юртыНа пятый день пути вдали показался, наконец, небольшой поселок Казы. Несколько глинобитных домиков с плоскими крышами и возле каждого - круглая войлочная юрта. Жители пустыни – кумли, занимаются разведением овец, коз и верблюдов. Гостей, хоть и незваных, принимают радушно – таков обычай. Су бир (дай воды), обращаюсь я к хозяину по-туркменски, но он, улыбаясь, отвечает мне по-русски – «Холодная вода плохо, чай будем пить». Заходим в юрту, здесь прохладно, я сажусь на расстеленные вокруг достархана кошмы из верблюжьей шерсти.

Достархан – низкий столик посреди юрты, но чаще - просто постеленная на кошме клеёнка. Тут же, на земле, горит небольшой костёр из крупных кусков саксаула, среди которых стоит черный от многолетней копоти кумган с водой для чая. Сын хозяина достает разноцветные пиалы и фаянсовые заварные чайники – каждому сидящему - свой. На достархане раскладывается несколько пресных лепешек – чорек и крупный кусковой сахар – нават.

Соляная пустыня. Соляной такырПо пустынной традиции гость должен рассказывать. Но сначала маленькими глоточками молча пьют ароматный зеленый чай и обязательно, по туркменскому обычаю, отламывают кусочек чорека. Чай обычно пьют долго – по несколько чайников, и только через полтора-два часа приносят на большом глиняном блюде настоящий туркменский плов. Спать меня положили здесь же, в юрте, на толстые, стеганные, одеяла, ими же и укрываются. Следующие дни были однообразны – снова такыр, небольшие песчаные гряды, снова постоянный ветер.

Он дует с утра и до полудня с обычной для пустынных ветров устойчивостью, поднимая мелкую пыль. Она забивается в рот, нос, уши, слепит глаза. Довольно часто попадается «пухляк» - это скопления мелкой, почти дисперсной, пыли, скапливающейся в понижениях такыра. Идти по ней тяжело, а автомобили буксуют в ней почти как в глубокой грязи! Сегодня хорошо, - на небе облака, и можно отдохнуть от жары. Но вокруг всё та же голая пустыня, солончаки, потрескавшиеся и смотрящиеся, как пчелиные соты такыры. На светлом такыре вдалеке виднеется какое-то странное темное пятно. Вот оно начало двигаться, остановилось, опять пошло. Это черепаха.

Смерч в пустынеВнезапно за спиной послышался шелест и я оглянулся. На краю пыльного такыра в безмолвии и сонном покое рождался смерч. Нижние темные струи вихря вращались против часовой стрелки, верхние, светлые, наоборот, по часовой стрелке. Смерч плясал на месте, а рядом с ним шатались и клонились к земле серые кусты. Все это происходило очень близко от меня, в каких-нибудь пятнадцати метрах. До меня же не доходило ни одного дуновения, воздух оставался жарким и неподвижным. Пыльный столб поднимался все выше и выше. Вдруг он сделал несколько рывков в разные стороны и рассыпался, будто его и не было. А вдалеке, на такыре, в дрожащем горячем воздухе возникает удивительное видение – громадное озеро. Это - мираж. По мере приближения к нему он исчезает, но не сразу, а как бы заигрывая с тобой, и близко к себе не подпускает! И весной и летом миражи в пустыне - не редкость.

К концу восьмого дня подхожу к колодцу Кирпили. Здесь первая дневка. Можно отдохнуть и немного расслабиться. Меня снова приглашают в юрту и снова традиционный чай, чорек и плов. Пройдена четвертая часть пути, я всё дальше и дальше ухожу вглубь пустыни и потихоньку начинаю втягиваться в ритм движения. В среднем в день прохожу по двадцать пять километров, и это вселяет в меня надежду на благополучный исход моего авантюрного предприятия. Людей в пустыне можно встретить, разве что, возле немногочисленных поселений у колодцев, зато часто попадаются домашние верблюды. Они пасутся без присмотра, уходя от поселка иногда на десятки километров.

СардобаЗа все предыдущие дни пути с водой у меня не было никаких проблем. Каждый второй - третий день встречались водоналивные сооружения или мобильные цистерны на пять тонн воды, зарытые в такыр по самую горловину, или сардобы. Сардоба - это элементарное водонакопительное сооружение в пустыне, обычно "приуроченное" к такырам - сложным природным образованиям, своеобразным глиняным блюдцам среди песков. Такыры возникают в естественных понижениях, куда весной стекает талая и дождевая вода. Пастухи часто роют в центре такыра яму («как»).

Есть варианты и небольших прудов глубиной 1-1,5 метра, а вокруг - прокладываются несколько радиальных канавок, по которым вода сбегает в приготовленный резервуар. Над водоёмами с незапамятных времён строились сардобы – кирпичные своды с отверстиями у основания, через которые по радиальным канавкам в сардобу поступает собирающаяся на такыре вода во время дождей или таяния снега. Весеннего запаса воды в яме хватает порой до конца июля. Для человека эта вода, однако, не годится, она быстро нагревается и загнивает. Предназначены эти хранилища в основном для овец и верблюдов, но само наличие сардобы говорит о близости пастухов. При этом, если воду обеззаразить марганцовкой и хорошо прокипятить, то пить всё же можно. С питанием тоже пока нет проблем. Мой ежедневный рацион состоит из двухразового питания (утром и вечером) и горячего зеленого чая днем. Утром варю в котелке пачку сублимированного супа и зеленого чая, вечером - снова чай и сладкий плов. С хлебом проблем тоже нет. Еще в Бахардене купил две больших туркменских лепешки, а в поселках Казы и Кирпили гостеприимные хозяева давали с собой только что испечённые, ещё горячие, лепешки, и очень обижались, когда я пытался за них заплатить.

КолодецЧетырнадцатый день пути ознаменовался выходом к древнему руслу Узбоя, что в переводе означает - сухое русло. Когда-то по нему действительно текли в Каспийское море мутные воды Аму-Дарьи. Но затем Аму-Дарья изменила русло и стала впадать в Аральское море, и река высохла. О былом напоминают лишь развалины крепостей, да многочисленные обломки цветной керамики. Еще день пути - и я у колодца Балаишем. Здесь мне предстоит повернуть на северо-восток и углубится безводную, ненаселенную часть Заунгузских Каракумов, по которой надо пройти до ближайшего колодца около двухсот пятидесяти километров. Начинается самая трудная во всех отношениях часть маршрута. И это касается не только отсутствия колодцев. В этой части пустыни нет четких ориентиров и сложно будет выдержать нужное направление движения. Два дня отдыха на колодце Балаишем и, наполнив водой все свободные емкости, снова в путь.

Продолжение следует

Статья просмотрена: 9808
Рейтинг статьи: 7
Bookmark and Share
Страны: Туркмения
Игорь Черныш
Игорь Черныш, 18.08.2013 в 08:04
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 11 )
 полюс
Очень интересно. Скажите пожалуйста зачем в пустыне пуховой спальник и что такое брезентовые сапоги.Если ойхана столовая, что такое чайхана.Расскажите о миражах. Что Вы видели. В пустыне все колодцы имеют название?
 Семикова
Спасибо, Игорь Всеволодович. Вы всегда делали невозможное. Хорошо, что идеи воплощаются, пусть не сразу. Между рождением идеи и ее свершением у Вас прошло несколько лет. И всё таки она удалась. Мы с ребятами ждем Ваших рассказов и о зимних Каракумах. Ведь, те испытания, которые проходит человек в зимней пустыне несомненно близки к условиям севера. Это хороший опыт для будущих полярников. Надеемся, что впереди ребят тоже ждут серьезные путешествия и тщательно к ним готовимся. Ребята знакомятся с книгами, которые пишите. "Ух ты!" - произносят они и это высшая оценка Вашей работе.
 Черныш
Игорь Черныш 3.01.2014 в 20:38 (ссылка)
Пуховой спальник нужен для того, чтобы ночью чувствовать себя комфортно между перепадом ночных и дневных температур до 30 градусов (ночью 5 градусов, днем 35-40 градусов)
 Черныш
Игорь Черныш 3.01.2014 в 20:40 (ссылка)
Брезентовые сапоги нужны для того, чтобы преодолевать сыпучие барханы, поскольку такие сапоги защищают не только от песка, но и предохраняют от жары. И они очень легкие
 Федорченко
Брезентовые сапоги и у меня были в Каракумах! Очень удобные, легкие, идеальная обувь для песка и жары.
 Федорченко
Однажды в пустыне Туниса я видела мираж. Необыкновенное зрелище!. Это было нечто похожее на какое-то здание, строение и оно плавало в воздухе на горизонте. Мы с приятельницей снимали на фотоаппарат и на видеокамеру... Не получилось ничего, хотя глазами видели всё абсолютно явственно...
 Черныш
Игорь Черныш 3.01.2014 в 20:42 (ссылка)
В пустыне Каракумы миражи возникают не на песках, а глиняных поверхностях (такырах). И в основном представляют собой видимость озер. Если наблюдаешь такой мираж, то со стороны можно видеть как человек идет по якобы воде, на самом деле это мираж.
 Печенегов
Как же многообразна пустыня! Мне довелось пройти около 400 км по пустыне Кызылкум в апреле 1982 г. Правда, не в одиночку, а с группой самодеятельных туристов. Впечатления от увиденного и
прочувствованного во многом совпадают. Однако смерчей видеть не приходилось. Миражи тоже не преследовали нас. В чем, безусловно, согласен – путешествие по пустыне – это экстрим, но как же она удивительно прекрасна весной! Незабываемые воспоминания!
Спасибо за интересный, познавательный рассказ!
 Черныш
Игорь Черныш 3.01.2014 в 20:42 (ссылка)
Спасибо. Рад, что понравилось.
 Узбеков
Ирек Узбеков 24.08.2013 в 21:54 (ссылка)
Пустыня - неправильное название. Однообразная для ленивого взгляда равнина удивительно живая, постоянно изменяющаяся и очень интересная среда. Жаль, что формат статьи не позволяет описать всего, с подробностями! Для меня со школьных времён, когда я впервые в 14 лет посетил такыр присаракамышья, этот ландшафт остаётся очень романтичным и манящим... Спасибо, Игорь Всеволодович за то, что всколыхнули те детские ощущения!
 Патрушин
Здравствуйте, очень интересно! и действительно сильное путешествие!
но хотелось бы узнать больше подробностей - маршрут , доведения путешествия, другие мелкие подробности. Просто сам сейчас прорабатываю маршрут (точнее маршрут то есть) по следам походов совершенных Центром туризма "Космос" г. Челябинска еще в 85-87 годах , когда группы туристов школьников несколько раз пересекли пески Чиль-Мамед-Кум и хр. Б.Балхан.
Поэтому крайне интересно объединить несколько опытов, чтобы по настоящему учесть все мелочи...

Пуду вам очень признателен за информацию, Аркадий

Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо