Ужин в Кутаиси. Часть 1
Читать весь цикл статей: Путешествия со Стасом Покровским
Аннотация серии статей

Владимир Фёдорович Лапский - журналист-международник с более, чем 50-летним стажем. Жил в Германии, бывал во многих странах и непростых ситуациях. И со школы дружил со Стасом Покровским, который позднее стал спецкорреспондентом Клуба кинопутешествий, вместе с Юрием Сенкевичем выпустил более 1000 программ легендарной телепередачи. Стас с момента основания нашего проекта являлся Председателем Академии Всемирной Энциклопедии Путешествий. Сегодня Стаса нет с нами. Но Владимир Лапский оказался не только журналистом-международником. Оказывается, он прекрасно владеет машиной времени! Свои давние путешествия со Стасом Покровским он доверил читателям Энциклопедии. Владимир Лапскй - человек "старой формации", не владеет компьютером, - да, такие есть! Поэтому воспоминания, написанные им, выходят от имени "Отдела информации" Энциклопедии.

Обратно сразу не поехали. Расстелили карту на траве, определили: речка, что журчит по камням и поблёскивает на солнце, - Квирила. Зашагали по берегу, выбрали место, чтобы искупаться. Устроились в дрожащей полутени под кустом кизила. На обратном пути, оглушённые зноем, вслед за вислоухой собакой свернули в тень под старым платаном. Монотонно рокотала водяная мельница. Навстречу вышел старик-мельник, мука в щетине, на седой голове войлочная шапочка-подшлемник, на щеку свисает шнурок, на боку - нож. Поздоровался по-грузински, жестом пригласил войти в бревенчатый сарай. «Откуда приэхали? Из Москвы! Как из Москвы?!». Старику не хватало русских слов, в доброй улыбке он обнажал редкие зубы. С яростным шипением крутился жернов, в мешок стекала жёлтая струя кукурузной муки. Старик указал на дощатую лежанку: "Атдыхайте, дарагие". Мы легли, под нами бурлила Квирила, сквозь щели в досках мы видели её кипящую пену...

1970-е. Стас ПокровскийИтак, за кормой теплохода осталась Одесса-мама, полюбившийся Стасу Покровскому и мне «город-остров». Теплоход вспарывал синюю гладь Чёрного моря, лицо ласкал тёплый зюйд-вест. Нас ждала таинственная Колхида с её Золотым руном.
- Старичок, - сказал задумчиво Стас. - Через пару дней мы будем в Батуми, а дальше?
- Надо купить карту ж поглядеть, что будет дальше.
- Наши карты выпускают для того, чтобы ввести в заблуждение потенциального противника: из точки «А» попадешь не в нужную точку «В», а в точку «С», и ещё хуже, в точку «Х», - от души рассмеялся Стас.
Тем не менее, в газетном киоске на теплоходе мы купли карту Грузии, в каюте расстелили её на пластмассовом столике и углубилась в изучение географического пространства от Турции до пределов Кутаиси.

Стас вдруг заметил название, знакомое по винным отделам лучших московских гастрономов: Твиши. Это вино включалось в тройку его любимых вин, рядом с «Кокуром» и «Массандрой».

- Вот, - произнёс он, потирая могучий подбородок. - Маршрут готов. В горы, где лучшее вино!

Теплоход бросал якорь и подолгу стоял в Ялте, Новороссийске, Сочи, Сухуми. Вдалеке слева по борту медленно проплывала волнистая зелёно-сизая полоска берега.

Поти. С сайта transmap.ruПоказался Поти - выросший на месте античной греческой колонии Фазис на берегу реки того же имени - ныне Риони. Колхида! Цель нашего приятного путешествия, - в отличие от смертельно опасной экспедиции аргонавтов за золотым руном, на пути к Колхиде преодолевших великое множество испытаний. Например, когда они плыли мимо мифического острова Аретиада, медные птицы, гнездившиеся там, забросали их своими острыми, как стрелы, перьями. На корабле «Арго» под предводительством Ясона собрались великие греческие герои, в их числе Геракл и Орфей.

Ничто не могло остановить отважных аргонавтов.Не меньшие опасности ждали их в стране свирепого царя Эета, отца прекрасной Медеи, похищенной Ясоном вместе с золотом и увезённой не на юг Эвксинского Понта (Чёрного моря), откуда приплыли аргонавты, а на север, в Скифию, к реке Истр (Дунай); по её водам собирались доплыть до Адриатики - и доплыли, правда, только в мифе.

Хинкали. С сайта jartour.ru...В Батуми зной стоял невыносимый. Стас не желал вылезать из моря, я еле вытащил его. Завтракали в хинкальной, небритый буфетчик со словами: "Кушайте, дарагие" вывалил в наши тарелки по горсти чёрного перца. Стас уважал острые, жгучие блюда, однако хинкали дожевал с трудом. Мы погрузились в полупустую электричку Батуми-Кутаиси. В вагонах все окна нараспашку. Женщины-крестьянки везли кур в больших корзинах, разомлевшие птицы сонно квохтали. Стас прислонил голову к дрожащей стенке вагона и задремал. Прибыв в город, отправились в гостиницу.

В советское время гостиницы были доступны по цене... Но недосягаемы без брони для простых смертных. На дверях гостиницы висела пожелтевшая от жгучего солнца и субтропических дождей табличка: "Мест нет". Другого мы и не ждали.

- В стране вечного дефицита неудивительно, - ухмыльнулся Стас. - Деваться некуда, пойдём!

И тут он показал мне высший пилотаж. В холле двое мужчин играли в нарды, седая женщина-администратор что-то вязала. Стас устало поздоровался и положил перед ней какое-то удостоверение в зелёной корочке и паспорт.

С сайта sbchf.narod.ruС сайта exotour.ge

- На нас должна лежать заявка, мы из Москвы. Женщина посмотрела на него внимательно, взяла паспорт и принялась рыться в карточках:
- Нет заявки, уважаемый!
- Как нет? Ищите лучше! – в голос Стаса зазвучали начальственные железные нотки.
- Ах, извините, вот она, первый раз не заметила... Заполните, пожалуйста, бланки. К сожалению, номер без горячей воды.
- А с горячей нельзя? - Женщина крикнула что-то по-грузински сидевшему за нардами мужчине. Не поднимая головы, тот ответил.
- Директор говорит, есть для вас номер с горячей водой. Возьмите ключ, пожалуйста.
- Как вас зовут? - улыбнулся подобревший Стас.
- Цисана Ильинична, - лицо женщины просветлело. - Отдыхайте, маладые люди.
- Что у тебя за корочка? - спросил я, когда мы поднимались по лестнице.
- Общество книголюбов, солидная организация.

На другое утро до наступления зноя мы тронулись в путь. Наметили поехать в Твиши, однако на автостанции запутались в названиях - не везде маршруты были указаны по-русски, а грузинский алфавит для нас - что китайские иероглифы. Короче, сели не в тот автобус и покатили в обратном направлении, не в горы, а но плоскогорью; на конечной остановке спросили водителя: разве это Твиши? Тот вытаращил глаза: какой Твиши?! Твиши - обратно! Денег за проезд не взял - раз ошиблись дорогой, за что платить?

Обратно поехали не сразу. Расстелили карту на траве, определили: речка, что журчит по камням и поблёскивает на солнце, - Квирила. Красивое женское имя. Зашагали по берегу, выбрали место, чтобы искупаться. Устроились в дрожащей полутени под кустом кизила. Река в этом месте была неглубокой и мы сидели, как в ванне. На обратном пути, оглушённые зноем, вслед за вислоухой собакой свернули в тень под старым платаном. Монотонно рокотала водяная мельница. Навстречу вышел старик-мельник, мука в щетине, на седой голове - войлочная шапочка, на боку - нож. Поздоровался по-грузински, жестом пригласил войти в бревенчатый сарай. «Откуда приэхали? Из Москвы! Как из Москвы?!». Старику не хватало русских слов, в доброй улыбке он обнажал редкие зубы. С яростным шипением крутился жернов, в мешок стекала жёлтая струя кукурузной муки. Старик указал на дощатую лежанку: "Атдыхайте, дарагие".

Мы легли, под нами бурлила Квирила, сквозь щели в досках мы видели её кипящую пену. Разморённые июльским зноем, мы заснули.

На другое утро выехали в Твиши. Горная дорога была сложной, без конца вихляла, не дай Бог, не уследишь за её петлями - в глубокой пропасти бесновалась Риони, словно поджидала новых жертв. На обочине то и дело попадались кресты с дощечками: тут погиб такой-то. До посёлка дотащились к полудню. Домишки в зелени на разной высоте, сплошные виноградники. Риони, белая как молоко, перемахивает через горбатые валуны. Горы хмурые, неприступные. Первым делом зашли в придорожный духан с едким запахом винного уксуса.

- Налей-ка, отец, по стаканчику! Какое вино?
- Как какое, дорогой?! В Твиши только твиши! Какой ещё! Такой вино больше нет нигде. Пей на здоровье!

- Он прав, - сказал Стас после долгого жадного глотка. - Больше нигде нет такого вина.

Мы сели за мраморный столик, на стене групповой портрет мужчин с кинжалами, в войлочных подшлемниках на фоне островерхих гор. Транзистор бренчал восточными мелодиями.

- Как, дорогие, понравилось вино? - крикнул буфетчик.
- Прекрасное вино! - ответил Стас. - Сколько мы должны?
- Почти ничего. Два рубля...

Риони. С сайта vchechne.ruОт неслыханной наглости духанщика у Стаса расширились зрачки, однако он сохранил самообладание. В Москве бутылка ноль семьдесят пять стоила меньше двух рублей, а тут - за два недолитых стакана! Мы молча расплатились и вышли под жгучее солнца, вдоль берега Риони побрали к мосту. Над рекой дугой провисал стальной трос, к нему подвешена дощатая дорожка с тросом-поручнем. Моет раскачивался под нами, доски скрипели. Визу кипела белая река. Оступился - и навсегда пропал для родных и друзей. Нашли небольшой фиорд, отгороженный от реки скалой.

Вода еле шевелится, разделись и осторожно вошли в ледяное молоко.С задранными носами, как крысы, поплыли; не скрою, было жутковато, дна не видно, можно каждую секунду напороться на подводный камень.

- Невероятное место! - крикнул Стас. - Во сне такое не привидится! - Звуки усиливались, прежде чем вырваться из каменной теснины.

Картина Николо ПиросманиОбедать вернулись в духан. В углу гудела компания мужчин в кепи, размером с поднос. Встретивший нас как давних знакомых духанщик принёс жаренную на курдючном сале печёнку с луком, реганом и винным уксусом, овощной салат с красным острым перцем, графин с вином. Присел расспросить о наших впечатлениях и неожиданно наотрез отказался взять деньги за обед - гости, а с гостей денег не берут... Стас коллекционировал впечатления. Не марки, не монеты, не значки, не автографы знаменитостей - одни только новые, необычные, не знакомые прежде ситуации и ощущения.

Твиши пополнил эту коллекцию.

... Кутаиси погружался в сумерки, когда мы вышли из автобуса. Город остывал. Была суббота. По центру неторопливо прогуливался праздный народ, мужчины - в модных тогда нейлоновых рубахах, просвечивала волосатая грудь. Казалось, все знают друг друга, шумно здороваются и пылко обнимаются. Стас удивился: "Вином в городе залиться можно, а ни одного пьяного. Ну хоть бы один, хоть какая-то замухрышка бухая попалась! Помнишь Каширу?... Давай поужинаем в ресторане на гope!

- Если вас интересует ресторан, молодые люди, то он как раз сейчас закрывается, - предупредил старик, продававший билеты на фуникулёр.

Ресторан-веранда наверх действительно закрывался, со всех столов, кроме одного, скатерти были сняты. В углу гуляла компания молодых мужчин. Мы направились к стойке, за которой официант уже снял белый фартук и натягивал куртку цвета сырой микояновской котлеты:

- Конец, молодые люди, кино окончен. Завтра приходи.
- Старичок, нам что-нибудь пожевать! Два дня ничего не ели! - взмолился Стас.
- Нэт! - отрезал официант. Но тут за нашей спиной послышался громкий возглас по-грузински. Официант недовольно пожал плечами.
- Садись. Принесу рагу.
- И бутылку вина! - попросил Стас.

Внизу, под горой, искрился огнями Кутаиси, огни дрожали, отражаясь в Риони. Рядом вяло шелестели ветки кизила и барбариса. Официант принес тарелки с бурым соусом, небрежно посыпанным зеленью, нарезанные помидоры, ломти белого хлеба и бутылку «Саэро»,

- Попрошу сразу расплатиться. Десять рублей.

Опять грабёж! Стас скривился и молча бросил червонец на поднос. Бурый соус покрывал кости, почти без мяса. Что за объедки! Мы же не дворняги.

- Смотри, - сказал Стас, обгладывая кость. - Этот гопник возвращается! Может, совесть пробудилась.

Официант поставил перед нами откупоренную бутылку вина. Я растерялся:

- Хозяин, мы это не заказывали!
- Подарок вашему столу от другого стола.

Мы со Стасом растерянно переглянулись. Компания за соседним столом продолжала гудеть, казалось, не обращая на нас никакого внимания.

- Я не знаю, что делать, старик.

Подвиг разведчика. Кадр из фильма. Эккерт (советский разведчик Федотов) - слева: Терпение, Вилли, и вся ваша щетина...Стас оказался сообразительнее меня: "Терпение, - он старался не показать взволнованность, - ещё раз терпение, Штюбинг, и вся ваша щетина превратится в золото (имеется в виду купленная для фирмы "Поммер и сын" свиная щетина, - не совсем точная цитата из фильма "Подвиг разведчика", который Стас очень любил - ). Что-нибудь придумаем, старичок." Сейчас мы догрызём рагу по-кутаисски, допьём своё «Саэро», возьмём бутылку и спокойно пойдём к их столу. Ответить больше нечем, буфет закрыт.

Мы взяли вино и направились к соседям...

Продолжение следует

Дополнительная информация к циклу статей

Читать циклы статей Политобозревателя ресурса planetguide.ru, журналиста-международника Владимира Лапского:

Слева направо: Владимир Лапский, Стас Покровский. Ноябрь 1966. Москва, ул. Беговая

Статья просмотрена: 3774
Рейтинг статьи: 10
Bookmark and Share
Страны: СССР
Отдел Информации
Отдел Информации, 12.10.2013 в 08:08
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 4 )
 Измайлова
Очень интересно,как будто возвращаешься в Грузию тех лет!
 Федорченко
Да! Фильм "Подвиг разведчика" в те времена любили все и смотрели его по нескольку раз, кстати и некстати сыпя цитатами из него, но в семье Покровских был какой-то культ этого фильма. И Стасик, и его папа Леонид Иванович постоянно в любом разговоре использовали цитаты, интонационно подражая Кадочникову, а мама - Валентина Николаевна любила бренчать на пианино танго "Пеликан", как она его называла, из этого фильма.
А Грузия тех лет... Забавно вспомнить. Мы с мужем и сыном поехали на новеньком "Запорожце" по приглашению тогдашнего комсомольского вождя тех мест отдыхать в Батуми. Уже перед самым въездом в город муж нарушил какие-то местные правила, и нас остановил милиционер. Он долго смотрел документы, объяснял, как и куда нужно ехать, но штраф не взял. На вопрос мужа про штраф, он с презрением ответил: "Вах, из Москвы на Запорожце, что с вас взять".
 Покровский
Как лоза увита гроздьями винограда, так и Стас был плотно окружен сонмом друзей. Он был обаятелен, эрудирован, остроумен, щедр, открыт для общения, но не для всех. Он плохо переносил серость и посредственность в людях, и таких людей в его окружении не было.
Володя Лапский относится к элите журналистов-международников, и его стезей на этом поприще была германистика. Его коллегами по «Комсомолке» были Володя Пумпянский, Володя Большаков, Влад Чертков. Когда они переросли комсомольский возраст, кто-то из них перешел в газету «Правда», а Володя Лапский – в газету «Известия». Писал он очень умные, очень политические статьи, напрочь лишенные чувства юмора. На самом деле Володя наделен тонким чувством юмора и фантазией. Ведь именно он основал клуб «Comme il faut», членом которого мне посчастливилось быть. Свои «заседания» члены клуба проводили в разных местах – и не только в Москве, но и за ее пределами. В Москве было несколько излюбленных мест. В кафе «Артистическое» мы забегали иногда вечерком, накоротке. Распивали бутылку сухого вина, обменивались впечатлениями и разбегались. В кафе «Метрополь» мы ходили на фирменное блюдо «куропатка (или рябчик – я их всегда путаю) с брусникой». Это было очень романтично, а главное, по карману. Эта птичка стоила всего один рубль плюс восемь копеек. Сидели мы на втором этаже, рядом с оркестром, который «гремел басами» и заглушал наши жалкие попытки блеснуть остроумием.
Но главные «заседания» нашего клуба проходили в гостях друг у друга. Обязательно накрывался стол и, конечно, были танцы. Королем танца был твист.
Были и выездные «заседания» клуба. Излюбленным местом было озеро Глубокое с незабвенным дедом Иваном. Но были и более дальние поездки – в город Серпухов с последующим «круизом» по Оке.
Володя Лапский оказался самым преданным другом Стаса, и когда Стаса не стало, Володя опубликовал замечательное воспоминание о друге. Он выбрал для этого их совместную поездку в Грузию. Володя знал, как Стас любил путешествовать, «копить впечатления» от встреч с интересными людьми, и ему удалось передать колорит эмоций Стаса от этих встреч. Ничего подобного, вышедшего из-под пера Володи Лапского, я раньше не читала, а главное, будучи человеком амбициозным, он, справившись с этим «недугом», сумел сказать слово о друге, не соперничая с ним, а высвечивая его во всех аспектах. Володе это удалось, а я увидела другие грани этого бесспорно талантливого человека.

Татьяна Покровская
 Федорченко
Ах, какой теплый и приятный комментарий! Я читала и мне казалось, что я получила письмо от своей бабушки.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо