22. Жизнь в сезон харматтана
Читать весь цикл статей: Вначале была Африка
Аннотация серии статей

Автор этой книги - один из молодых переводчиков «первой волны» - начала 1960-х годов. Этих людей не манила валюта и длинные рубли. Они понятия не имели о «сертификатах», «бонах», «чеках Внешпосылторга»… Им устраивали сцены встревоженные родители, прекрасно помнившие сталинские времена, терзали партийные «выездные комиссии». Но страна потихоньку избавлялась от клаустрофобии, и они просто хотели увидеть мир. Из скромных квартир, общаг и убогих коммуналок разлетелись по свету мальчишки и девчонки, которым едва перевалило за 20. Они попали туда, где на зубах скрипел песок, где воздух обжигал, как горячий пар, где неведомые болезни трясли и ломали даже здоровенных мужиков, где сильны были предубеждения, лицемерие и глупость… Они просто хотели увидеть мир. Мир оказался таким, и они приняли его без нытья и условий. Их хладнокровие гасило истерики, их улыбки примиряли противников, их уловки и хитрости помогали находить выход из безнадёжных тупиков. Странная профессия – переводчик. У каждого переводчика есть Родина, интересы которой он помогает отстаивать, где его помнят и ждут. Но нет у него чужого неба. Его небо – это небо планеты Земля, и работает он для того, чтобы так было для всех. Итак, Валерий Максюта отправляется домой. В Африку.

Опасные погорельцы в лагере. Что такое харматтан, и как при нём живётся. Воскресные развлечения. В гостях у Теда. Джуджу на холмах Банда. Тед демонстрирует цинично-скептическое отношение к местной мифологии и тут же оглушает меня невероятным рассказом.

Непрошенная гостьяВ лагере появилось много напрошенных гостей, спасавшихся от огня. Каждый день негры убивали змей. Некоторые экземпляры они показывали нам. Особенно впечатляющей была габонская гадюка (габоника, или сонная змея). Её яд удачно сочетает свойства ядов гадюк и кобр. Яд гадюк разрушает кровь и сосуды на уровне капилляров, ведет к быстро растущим гематомам, к распуханию укушенного места, разложению поврежденных тканей, вторичной интоксикации… Яд кобр действует на нервы и ведет к параличу, в том числе дыхания и сердца. Асси сказал мне, что у габоники за один раз можно получить примерно 180 г яда, так что укус такой змеи оставляет жертве примерно 20 минут на обдумывание и изложение завещания. К этим ужастикам я относился довольно скептически. Трудно было представить человека, который дал бы укусившей его габонике возможность впрыснуть в ранки весь запас ее яда. Ясно, что он сорвал бы ее и постарался принять какие-нибудь меры.

Если, конечно, это было возможно. Говорят, у сонной змеи есть еще одна милая особенность – глубокий сон, который не способны потревожить шаги приближающегося человека. Если на нее наступают, она кусает, не просыпаясь, и продолжает спокойно спать или, проснувшись, неторопливо размышляет, стоит ли ей уползать или пусть лучше уползает жертва, если она еще способна двигаться. Спящая габоника по пропорциям напоминает слизняка – толстое короткое бревно с характерным гадючьим рисунком на теле. Мы много раз давили таких змей колесами на ночных дорогах, куда они выползают, чтобы погреться накопленным за день теплом. Та убитая габоника, которую нам показали негры, в подвешенном за хвост состоянии вытянулась чуть ли не на два метра.

Запомнилась еще одна удивительная картина, связанная со змеями. Вдоль улиц лагеря тянулись дренажные канавы, имевшие в поперечном сечении форму трапеции. В некоторых местах через них были переброшены какие-то металлические прутья, вроде арматурных, толщиной с мизинец человека и длиной метра полтора. Однажды я видел, как какая-то зеленая змея переползала канаву по такому пруту – не обвив его, а извиваясь поверху! Змея в самом толстом месте была значительно толще прута и удержаться на нем она могла бы либо имея на брюшке какие-то присоски (как на пальцах у геккончиков), либо обладая просто сверхъестественным чувством равновесия. Я не помню, чтобы какие-нибудь змеи имели на брюшке присоски, но читал о поразительном чувстве равновесия у некоторых древесных змей, например, у зеленой мамбы – очень агрессивной змеи с ядом, как у кобры.

После пожараЗмеи в лагере представляли реальную угрозу, но было жалко, что они гибли здесь в таком количестве. За все мои пешие походы по саванне я не видел столько змей, сколько в Буи во время пожаров. Обычно они заблаговременно уступают дорогу, и их вообще не видно. Может быть, пожары в саванне и помогают чему-то, но вредят, пожалуй, еще больше: сколько гнезд, ящериц, мелких зверюшек гибнет в огне! Пожары отшумели вокруг нас примерно за неделю, но когда они ушли, стало ощущаться еще одно непривычное явление – харматтан. Во время пожаров нас донимал летающий пепел, который был повсюду: в документах, в кроватях, в стакане пива…

Он впивался в наши вечерние белые рубахи так, что отстирать его было практически невозможно. И вот дым рассеялся, пепел куда-то исчез, но с небом происходило что-то странное. Оно было совершенно безоблачным, но не голубым, а охристым с чуть красноватым отливом. Это на очень большой высоте летели из Сахары за тысячи километров почти микроскопические песчинки – отголоски пыльных ураганов великой пустыни. На уровне земной поверхности харматтан не ощущается, как ветер. Напротив, царит полный штиль.

ХарматтанСолнце нещадно палит сквозь это странное небо, равнины под его кинжальными лучами цепенеют, деревья танцуют бешеный твист в жарком мареве. Теодолиты отказывались видеть рейки на привычном расстоянии: пришлось укорачивать длину ходов, и производительность топографов резко упала. Тед Бжезинский изощрялся в изобретении и конструировании дополнительных воздушных фильтров для дизельных генераторов электростанции. Пересыхали носы и глотки. Краснели глаза. Все время тянуло полоскать зубы: не то, что на них скрипел песок (его можно было бы выплюнуть!) – скрипело непонятно что, причем очень противно.

Если возвращаешься домой после нескольких дней отсутствия, не лезь в кровать, предварительно не перетряхнув все белье, не прикасайся к поверхности стола – рука сразу станет красной, а если по неосторожности положишь на нее хлеб, то потом придется аккуратно срезать слой, если не хочешь опять ощущать на зубах что-то скрипящее. Однажды в воскресенье утром я проснулся, включил потолочный вентилятор и лег спать. Это было самое приятное воскресное развлечение. Второй раз проснулся от жары. Вентилятор гнал мне на спину поток горячего воздуха, отчего казалось, что кожа превратилась в пересохший картон и может лопнуть или сломаться при любом движении. Я вышел, умылся. Есть не хотелось. Тем более, у Томсона. Я тихонько, но внятно постучал по стенке между моей и Генкиной квартирой. Ответа не было: видимо, он еще отбивался от жары и спал. Решил пойти к Теду Бжезинскому.

На холмахОн жил с женой Надей и шестилетним сыном совсем рядом, и у него был кондиционер. Дверь открыла Надя – миловидная, улыбчивая женщина, по уши влюбленная в Теда. Она провела меня в холл, где работал кондиционер. Его мощности не хватало на всю комнату, и целиком в прохладном воздухе находился лишь тот, кто сидит, а стоявшие имели холодный низ и горячий верх (от уровня чуть выше пояса). Я, естественно, сразу сел и стал ждать Теда. Он вышел со своим обычным выражением на лице – насмешливо-скептического отношения ко всему миру, - сел и указал мне подбородком на холодильник, который стоял рядом с моим креслом.

Я достал из него две бутылки ледяного пива и с удовольствием пронаблюдал, как их поверхность на глазах покрывается инеем. Выпили. Я сказал:

- Да… Становится скучно. Вроде всё вокруг уже видели.
Тед воздержался от комментария. А я продолжал:
- На вершинах холмов я еще не был.

СасабунсамНекоторые холмы из цепи Банда притягивали меня своим неприступным видом: вроде затерянных миров Конан Дойля. Конечно, они не были неприступными, но склоны их были настолько крутыми, что лезть на них в такую жару добровольно не очень хотелось. Я планировал это сделать когда-нибудь попозже, в более прохладный сезон. Но недавно один из ганцев рассказал мне кое-что любопытное, и я мог бы и пересмотреть свои планы. Он сказал, что на одном из холмов (он показал, на каком) обитает джуджу. Словом "джуджу" ганцы называют все сверхъестественное, воплощенное в ком-то или в чем-то. Но чаще всего – это некий демон-хранитель – места, народа, реки, озера и т.п.). Обычно джуджу требует жертв или подарков за хорошее отношение и не любит чужаков. Тот джуджу, который обитает на холме, покровительствует этой местности, и жители Банды приносят ему золото в подарок. Золота там накопилось огромное количество. Только увидеть его может не всякий, а лишь тот, кто идет с подарками или вообще с добрыми намерениями.

- А ты с чем пойдешь? – насмешливо спросил Тед.
Он умел обескуражить кого угодно. Я начал на ходу сочинять, как можно обмануть бдительного джуджу, но запутался и умолк. А Тед смотрел на меня с жалостью и удовлетворением от того, что его теория – весь мир состоит из одних недоумков – в очередной раз подтвердилась. Вдруг Тед сказал:

- Да чепуха все это, а вот я знаю кое-что о действительном кладе.
- Где?
- Где-то в этих местах...

Продолжение следует

Статья просмотрена: 3111
Рейтинг статьи: 2
Bookmark and Share
Страны: Гана
Валерий Максюта
Валерий Максюта, 9.01.2010 в 11:01
Источник изображений: Из открытых источников, ничьи права не нарушены
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо