Меня зовут Ивлия: история современной античной галеры
Не стану скромничать, моей красотой любовалась вся Европа. Школьники, студенты, рыбаки и докеры, все восхищались обводами корпуса, круто изогнутым греческим носом и лихо закрученным петушиным хвостом - акропостелем. В общем, как говорят искусствоведы – классический античный профиль.

1990. Греция. В походе на боевой галере. Лемнос. Ивлия на рейдеПривет, друзья! Меня зовут Ивлия. Я - диера. Для тех, кто не знаком с античной терминологией: диера, или, на латыни, - бирема – класс боевых галер с двумя, по вертикали, ярусами вёсел. Почему боевых? Я вооружена. Моё единственное оружие - тяжёлый трёхсоткилограммовый бронзовый таран в виде головы дикого вепря. Нет, нет! Не пугайтесь, я вовсе не опасна и своим грозным тараном не потопила ни одного корабля. Был, правда прецедент… Когда невнимательный буксир-спасатель, с мифологическим именем Атлант, пытался неосторожно меня отбуксировать.

Я была тогда ещё совсем ребёнком, только-только родилась, ещё рули не выросли, а он грубо обвязал меня тросами да как потянет, вот и врезала я этому старикашке под зад, да так, что он обиделся и ушёл, а моему капитану пришлось вызывать другого. Этот был красавец… гордый мощный, - океанский! И звали его грозно – Гепард. В общем, втюрилась я в него, по самые рулевые вёсла. Обращался он со мной бережно и ласково, как и положено, - пусть с юной, но всё же дамой. Прокатились мы с ним весело по Крымско-Кавказской от Сочей до Одессы. А потом… он меня бросил. Ну, вы знаете, как это бывает: «Прощай, мол, детка, нам было весело вдвоём, дальше ты уж как-нибудь сама, не маленькая…» Только прогудел на прощание и ушёл в океан, корабли спасать.

1990. Греция. В походе на галере Ивлия. В мореА меня прописали в Одессе. Грустила я, правда, недолго, оказывается, в порту уже целый месяц меня ждали шесть десятков молодых, здоровых парней, – экипаж называется, я ни о чем таком раньше не слышала, ведь знакома была только с теми, кто меня строил, да с родителями. Родителей было трое, и все мужики… Самый главный - Игорь Кириллович, строгий такой, всеми командует и, что поразительно, все его слушают. Второй Паша – капитан, ну которого потом адмиралом прозвали. А все потому, что в походах прибился к нам приёмный братик «Понт Эвксинский». Даром, что имя гордое, а сам на вид неказистый такой, - из спасательной шлюпки переделанный, короче, не красавец, но с моторчиком. Упрямый как чёрт… бывало тянет меня, а куда, и сам знать не ведает, всё спрашивает у моих: «Мужики, куда идём?». Экипаж у него, правда, был отборный, все как на подбор мариманы, а вот сердечко от родителя слабенькое досталось от автопогрузчика.

Порой на переходе смотрю на него и думаю: «Всё, ща сдохнет…» Короче, если бы не экипаж, он бы и с места не сдвинулся. Вот и стал мой Пашка с тех пор целой флотилией командовать, а. значит, адмирал уже, ну не знаю, просто, как дети малые. Третий мой папаша и того похлеще – учёный, кандидат исторических наук, он то мне имя Ивлия и придумал. Звали его все уважительно Михал Василичем, потому, что книжек он про древнее мореплавание целую кучу понаписал, а как управлять мной - понятия не имел, вот и решил на практике проверить. Помню, приехал он первый раз на меня взглянуть (я тогда ещё на стапелях была), посмотрел, почесал бороду и говорит: «Ну, ни фига себе, водки попили…» В общем вы поняли, те ещё мне предки достались, комсомольцы-энтузиасты – дело-то еще при СССР было.

Павел Гончарук - реконструктор историиОднако, не рассказала о своих строителях. Вот это были профессионалы высшей марки и не древние греки какие-то, и даже не римляне. В августе 1989 года мой изогнутый форштевень рассёк лазурные воды Чёрного моря у посёлка Лазаревское, что под Сочи. А построили меня золотые руки ребят из бригады корабельных дел мастера Дамира Шхалахова на судоверфи №1 ВМФ СССР. Мой изящный скелет, как и двухслойная обшивка, набран из кавказского дубаа, палуба - из сибирской лиственницы высшего качества без единого сучка, шлюпочник называется.

Причём заметьте, вся эта древесина была шестилетней естественной сушки. Лёгкий сосновый рангоут и упругие буковые вёсла, позволяют мне легко скользить по волнам и не бояться шторма. Когда крепкие руки моих гребцов разом налегают на вёсла под ритмичную команду старпома Жеки, я могу разогнаться и до четырёх узлов. Кто-то скажет, что это совсем немного. Да, я не быстроходный катер, зато крейсерскую скорость в три узла могу сохранять достаточно долго и пересекать моря даже вне видимости берегов, только бы гребцы почаще менялись.

В походе на галере ИвлияЯ очень люблю море — это моя родная стихия, особенно, когда дует Борей. Под его ровным дыханием я парю по волнам, словно чайка, раздув парус и расправив вёсла-крылья. В такие моменты мой экипаж может спокойно отдыхать. Моя широкая и высокая корма позволяет без рысканий твёрдо держать заданный курс и защищает рулевых от весёлых солёных брызг, срываемых ветром с гребней попутных волн. Вообще я обожаю путешествовать и за шесть лет походов побывала в восьми странах и более, чем в пятидесяти портах Европы. Все не перечислишь!

Но Стамбул, Брест и Париж часто снились мне по ночам, когда экипаж уезжал домой, а я оставалась на попечение пары ребят на зимовку. Не стану скромничать, моей красотой любовалась вся Европа. Школьники, студенты, рыбаки и докеры, все восхищались обводами корпуса, круто изогнутым греческим носом и лихо закрученным петушиным хвостом - акропостелем. В общем, как говорят искусствоведы – классический античный профиль. Помню, один турист зашёл на палубу, грохнулся на колени, мачту обхватил руками, и давай причитать: «Я тебя всю жизнь ждал, во сне видел, наконец, ты пришла». Мои моряки, понятное дело, оторопели, они то знают - я панибратства не люблю. Сева бедолагу от мачты отодрал, подвесил за ноги и спрашивает строго: «Ты чего, мужик? Белены объелся, мы в вашем порту впервые». Оказалось, человек в детстве комиксов про Астерикса начитался, а там - такой же корабль с полосатым парусом, вот и подумал, что в сказку попал. Ну, ребята переубеждать его не стали, объяснили, что, раз к нему корабль из детской сказки приплыл, он обязан проставиться, и пока они пьяные будут, корабль точно никуда не денется. Мужику дали прозвище «Обелиск», ну чтоб со сказочным персонажем не путать, и заставили целую неделю таскать волшебное зелье из соседнего супермаркета.

1990. Греция. В походе на галере Ивлия. На вахте Александр ФедорченкоОсобенно меня полюбили журналисты, понаписали больше сотни статей в газетах, журналах, по телевидению репортажи. Сам Юрий Сенкевич про меня рассказывал в «Клубе кинопутешествий». Ой, прям не знаю, и болгары, и турки, и греки, - ну все, - меня снимали, а особенно итальянцы и французы. Последние, так вообще влюбились в меня без памяти, всё щупали гладили и языком цокали «кома бель ля галер укрен». Один, помню, полдня с лупой по палубе ползал, не поверил на слово, всё сучки искал… Тебе ж сказали, мусьё: «Палуба из шлюпочника, на нём сучков по ГОСТу быть не должно, это ж тебе не Европа зашмыганная, а Советский Союз». И вот что интересно, куда бы мы не заходили, журналюги эти всё у моих родителей выведать хотели: «Как вам пришла в голову идея построить древнегреческий корабль?» Предки, понятное дело, давай вещать про научные исследования, экспериментальную археологию, историю древнего мореплавания.

Ладно, всё это лирика, а если серьёзно, больше всего на свете я люблю в кино сниматься. Оператор наш, Виктор, целый фильм о моём путешествии снял, жаль, что часть материала погибла во время шторма в Бискае. Сам-то он, как Одиссей, велел себя к мачте привязать, ну чтоб волной не смыло, и снимал, а отснятый материал в трюме лежал, вот и не досмотрели - залило плёнку солёной водой. Помню Виктор тогда сильно горевал, даже кричал: «Повешусь тут, прямо на рее, у вас на глазах» - а я ему: «Не дрейфь, Витя! Ещё будут походы, ещё нащёлкаешь меня, и в фас, и в профиль…»

1990. Греция. В походе на галере Ивлия. Пирей. Ивлия на рейдеЗа шесть лет походов, мы прошли более 3000 морских миль, мои вёсла ворочали около пятисот гребцов из России, Украины, Грузии, Молдавии, Греции, Италии и Франции. Студенты, художники, журналисты, музыканты и даже писатели. А сколько учёных выходило со мной в море, всех и не упомнить, - историки и археологи, биологи и географы, филологи и даже пару математиков ринулись в поход, увлёкшись моей, абсолютно совершенной, возникшей в результате тысячелетнего эмпирического опыта, формой. Но больше всего я всегда ценила моряков, - моих моряков.

Потому что они, безусловно, ценя мою красоту, научились мною управлять. С ними я прошла семь морей и десятки штормов, меня они берегли и любили, в их крепких руках я стала опытной и дерзкой. В этом году мне - 25, немалый срок для корабля, но я знаю точно – мои моряки будут помнить меня до гробовой доски. Они уже немолоды, но всё еще полны энергии. Я верю, они построят новый корабль и снова будут наматывать на вальки морские мили, по крупицам собирая опыт древних пращуров. И я, Ивлия, желаю им попутного ветра и семи футов под килем…

С моих мыслей записано верно капитаном Павлом Гончаруком

Справка Всемирной Энциклопедии Путешествий

Понт Эвксинский, Понт Евксинский (Póntos Éuxenos, буквально — гостеприимное море), древнегреческое название Чёрного моря. Первоначально именовалось Понтом Аксинским (негостеприимное море).

Боре́й (др.-греч. Βορέας, Βοῤῥᾶς «северный») — в греческой мифологии северный ветер.

Статья просмотрена: 3624
Рейтинг статьи: 3
Bookmark and Share
Страны: Россия
Павел Гончарук
Павел Гончарук, 13.07.2014 в 02:05
Источник изображений: Фотографии Виктора Березовского
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо