Реставрация: знай прошлое, живи настоящим, думай о будущем
Реставрация начала XXI века - это не только восстановление разрушающихся памятников, но и попытка привить духовные, исторические, патриотические и социо-культурные ценности молодому поколению России. Как первое, так и второе, необходимы сегодня нашей стране, как воздух.

Храм Преображения в музее Василево. С сайта altertravel.ruЭтой осенью довелось побывать в музее деревянного зодчества под открытым небом «Усадьба Василёво», что под городом Торжком. Живописное место, в котором собраны немногие уцелевшие памятники исконно русской, родной архитектуры. Неспешно прогуливаясь мимо вековых сосен, пахучих елей, вышла на широкую лесную опушку, и внезапно предо мною вырос корабль - величественная деревянная церковь Преображения Господня 1732 года постройки, привезенная на территорию музея из глухих оршинских болот Калининского района.

Эта церковь показалась мне уникальным единением в одной постройке мощи, красоты, гармонии, простоты и гениальности русского зодчего. При взгляде на это диво внутри переполнило ощущение огромной эмоциональной силы, позволяя вспомнить и прочувствовать слова историков, что Русь издревле была страной дерева, особенно ее северные пределы. В этом музее собрано не более 15 экспонатов деревянной архитектуры. А вообще, если собрать все сохранённые памятники деревянного зодчества России вместе (в Кижах - 82, на Валдае в Витославлицах - 23, в Суздале - 7, в Костроме - 28, в Шушенском - 23 , в Вологодской области - 32, в музее архитектуры и быта народов Нижегородского Поволжья - 15, в Пермском крае, Хохловка - 23, в Иркутском музее «Тальцы» - чуть больше 40, в Нижне-Синячихинском музее - 20, в Ма́лых Коре́лах - около 100, в музее-заповеднике «Лудорвай» - 3, в Ибресинском этнографическом музее - 4, в Коломенском - 5, в Мышкинском этнографическом музее - не более 15), в сумме получается около 435 объектов. По мнению ученых - этнографов – это доля процента от того, что было. Тем не менее, с каждым годом мы теряем и это. Но мы теряем больше чем памятники,- с каждым сгнившим крестьянским домом или сгоревшей часовней умирают корни, мощь и самобытность русского человека, национальная идея, душа. Так в чем же причина столь плачевного состояния памятников деревянного зодчества сегодня? В чем причина столь недостойного отношения людей к своему наследию?

Большинство из перечисленных музеев были созданы ещё в советское время, в 60-80 годах 20 века. За исключением Кижей, где музей возник вокруг древнего погоста, все перечисленные музеи создавались без привязки к родной местности, то есть из окрестных областей свозились в выбранное место уцелевшие памятники. С того момента, большинство памятников реставрировалось единожды – только в момент перемещения. Так же свою роль сыграло и резкое прекращение реставрационных процессов в начале 1990-х годов. Таким образом, памятники, приведенные в порядок в период 1960–1970-х годов, сейчас, по прошествии 40-50 лет вновь нуждаются в реставрации. Уже пройден тот рубеж, критический срок жизни отреставрированных деревянных строений, после которого незамедлительно необходима их капитальная реставрация. К сожалению, в условиях современной России, эта задача оказывается почти неразрешимой.

Из числа факторов, негативно сказывающихся на состоянии деревянных памятников архитектуры России, основным является острая нехватка средств на их реставрацию и сохранение. Абсолютное большинство памятников являются государственной собственностью. Таким образом, практически единственным источником финансирования их содержания является федеральный или местный бюджет. В современной России , как и при советской власти, расходы в данной отрасли формируются по остаточному принципу. По утверждению чиновников, государственный бюджет сегодня не в состоянии содержать то количество памятников, которые числятся в государственных реестрах. Второй, не менее важный фактор – это нехватка квалифицированных плотников-реставраторов. Ранее мастера деревянного зодчества были выходцами из сельской местности, где на протяжении веков сохранялись традиции наследственного обучения, когда знания и навыки передавались от отца к сыну. Традиция преемственности начала разрушаться еще в 30-е годы, в связи с насильственным переселением крестьян, укрупнением колхозов. В наше время это ещё усугубляется отходом современных мастеров от технологии деревянного строительства XVII-XVIII веков. В XIX веке, в Российской Империи плотницкий инструмент претерпел некоторое изменение, поэтому современный плотник-реставратор, работая по технологии наших дней, не получит требуемой аутентичности.

Храм Ильи Пророка в Костромской обл. построен на фундаменте старого храмаЕсть еще один фактор более важный, чем деньги, технологии и ресурсы. Это фактор человеческий. Мы забыли что-то... На фоне всех дрязг XX и уже начавшегося XXI столетия душа русского человека обмелела, есть безразличие, эгоизм, страх, но нет самого главного – Веры. Веры в себя, Веры в Бога и любви к Родине. А ведь это и есть начало начал, путь к выздоровлению нации, возрождению былого, если угодно обновлению. Что мы передадим последующим поколениям, если оставшиеся крохи былого величия разрушаются перед нашими равнодушными взглядами? Мы забыли, но пока не потеряли. Патриотизм, возрождение души и памяти, сохранение и передача традиций нашим детям - тот естественный путь, по которому следует идти русскому человеку. Со всех сторон нам твердят, что западный вектор развития, европейские ценности, другие развитые страны - это хорошо, это ”то”, к чему нужно стремиться, это ”те”, на кого нужно ровняться.

Безусловно, уметь перенимать чужой, положительный опыт в той или иной области человеческой жизни очень важно и нужно, но делать это необходимо с оглядкой на свои традиции, свой менталитет и характер, чтобы тот самый положительный опыт начал эффективно работать в нашей среде, а не становился “чужой неудобной кожей”. А у нас получается так, что сначала мы перенимаем чужеродные традиции. Сейчас мы снисходительно смотрим на то, как великий и могучий, но “неудобный и сложный” русский язык заменяется простым и удобоваримым заимствованным сленгом, как разрушаются, уникальные в своём роде, памятники русского деревянного зодчества. Уже сейчас среднестатистический городской житель ставит своей целью не построить дом, а заработать денег для его строительства по заморским технологиям, ведь сами мы, как навязывают нам, ничего не знаем и не умеем… А что же дальше? А дальше – небытие. Нет традиций, нет языка, нет культуры, нет народа! Так кому же по плечу столь сложное и благородное дело восстановления памяти и передачи её будущим поколениям? Ответ прост - нам с вами. Необходимо восстановить памятники великой русской культуры, традиций и творчества, гармонии и практичности и реставрация здесь играет одну из ключевых ролей. На сегодняшний день в России немного учебных заведений, в которых молодых людей учат работать руками. Скажем прямо – в современной концепции жизни это непопулярно, немодно и невостребовано.

  В наше сложное время общенациональных смыслов у молодёжи нет. А восстановление памятников архитектуры может стать общей целью. Это конечно глобальная задача, но ребята отзываются – потому что это наша история, наша память. Студентам это реально интересно: например, сохранение затопленного храма в Вологодской области, храмы в труднодоступных местах… это потрясающие проекты. Подростку обязательно нужна какая- то сверхзадача, идея. Хочется покорять космос, открывать новые земли… Это тоже формирует личность. Если даже просто вывезти ребят из города в турпоход - они вокруг себя увидят столько всего… и столько откроют. Да, зачастую это и бедность, и разруха, но во многих глубинках страны есть такие архитектурные сокровища, которые показывают славу и величие наших предков.И к ребятам приходит осознание того, что это наше, родное, не просто школьный курс истории, а фактически прикосновение к живому прошлому. И то, что это разрушено, - это и твоя проблема тоже, и ты должен принимать участие в её решении. И когда это осознание приходит, ребята сами вовлекаются в работу. Даже просто завалы начать разбирать - уже значимое для них событие. Кому это нужно? Нам!  

Так считает Дмитрий Тузов, заместитель директора Строительного колледжа №26 и руководитель ЦРК «Реставрация» - учебного заведения, которое готовит специалистов не только умственного, но и ручного труда, а именно реставраторов, как деревянного, так и каменного зодчества - специалистов своего дела, носителей уникальных знаний и навыков, которых сейчас в России можно по пальцам перечесть.

Работы в с. Рашкино Тверской обл.В реставрационное отделение Строительного колледжа № 26 приходят ребята и девушки изначально заинтересованные профессией реставратора, неравнодушные к истории своей Родины, народной культуре и самое главное, желающие сохранить и передать то самое, без чего немыслима Россия. Так пришла сюда и я. Со школьной скамьи мне были интересны история, искусства, восхищали великие произведения мировой художественной культуры. За последние несколько лет пришло понимание того, в каком плачевном состоянии, можно сказать упадке, находится культура России.

Сюда же я отнесу литературу и живопись, кинематограф и конечно архитектуру. Никто не создаёт шедевров, нет громких имён, перестали рождаться гении и таланты. Но что самое странное, что нет и должного отношения к творениям прошлых лет, к сокровищам родной культуры, да что там говорить, к великим и славным моментам истории, символами и памятью которых являются эти сокровища. Мы привыкли, что у нас всего вдоволь, и памятников в том числе, поэтому, наверное, с такой лёгкостью расстаёмся с каменными палатами XVII века на Остоженке, родной сердцу деревянной часовней XVIII века в Каргопольском районе, дворянским поместьем XIX века в маленьком, но таком прекрасном Мышкине. Я смотрела эти новости по телевизору, читала эти горькие статьи в газетах, листала альбомы с великолепными фотографиями тех зданий, настоящих жемчужин, которых уже нет. Но это было как-то вдалеке, проблемой других людей, печальным событием моей страны, но меня, как бы, не касающегося. Но ведь это неправильно. Разрушение памятника истории - это проблема каждого жителя деревни или города. Так я поняла, что хочу работать над этой проблемой, над проблемой разрушающихся памятников. За знаниями и навыками пришла в колледж. Была крайне удивлена, когда обнаружила здесь группу единомышленников, замечательных людей, которые уже долгое время занимаются реставрационными проектами по восстановлению памятников русской архитектуры, а по сути, сохранением истории и духовной памяти. И пытаются увлечь этим студентов, создавая молодежные реставрационные отряды, организуя для будущих профессионалов выезды на практику в разные места нашей страны.

Храм св. Алексия в с. КозловоСегодня для многих россиян и их детей русская провинция ассоциируется с бедностью и разрухой, вечным запустением и упадком. Но когда приезжаешь в глухую деревню и видишь посреди неё Храм – исполин, необычайной красоты, да, разрушающийся, да опустошённый и поруганный, но оттого ещё более величественный в своей стойкости, начинаешь осознавать, что это дивное произведение искусства, Храм души, построен не сверхчеловеками с недюжинными способностями, а нашими дедами и прадедами.

Это удивительное ощущение, когда понимаешь, что подобные великолепные строения, не только храмы и часовни, но и просторные, тёплые сельские дома, уникальные мельницы, колодцы - журавли, бани могут построить самостоятельно, своими руками, как умел это всегда делать каждый мужчина в русской деревне. В этом и есть сохранение и приумножение духовной и исторической мощи Родины. Поэтому так важно во все времена, а сейчас особенно, привлечение ребят в реставрационные, строительные проекты в качестве помощников, учеников, преемников.

Ярким примером подобной деятельности, в котором и мне удалось участвовать, может служить проект в селе Козлово, Тверской области. Учащиеся нашего колледжа №26 оказались там потому, что местному батюшке, нужно было утеплить даже ещё не храм, а сруб (избу), где он служил. И ребята утеплили, процесс им понравился, стали осматриваться, подружились с батюшкой. Увидели, что в селе стоит заброшенный каменный храм начала XIX века – Введенский собор, такой огромный и красивый, но было ясно, что вернуть к жизни столь огромное сооружение, пока не представляется возможным. При всём этом, в селе была (тогда ещё небольшая – 10-15 человек) община прихожан. И ребята предложили, (а преподаватели их поддержали): “Давайте срубим новый деревянный храм”. Нашёлся жертвователь, предоставил лес, батюшка благословил. На сегодняшний день построен деревянный храм в честь Алексия Сибирского – новомученника - он был последним священнослужителем этих мест.

Но это не всё. Понемногу находятся средства и на восстановление Введенского собора. На сегодняшний день восстановлен главный купол и кладётся кровля. Другим примером участия студентов колледжа в процессе воссоздания памятника архитектуры служит происходящая сейчас реставрация Георгиевской часовни начала XIX века, из села Большое Плоское Тверской области. Все работы ведутся на территории реставрационного отделения колледжа, таким образом, большее количество студентов может обучиться и принять участие в работах.

Разбор часовни в с. Б. ПлоскоеИ так получается, что данные реставрационные проекты являются многосторонними. У ребят появляются новые друзья, мудрые наставники, новые впечатления, знания и ребята меняются. В процессе строительства Храма Алексия Сибирского родилась идея Фестиваля традиционных ремёсел, который вот уже несколько лет проводится в Козлово в июле. Более того, сами ученики становятся авторами проектов. По мнению студента реставрационного отделения колледжа, Андрея Агафонова самое яркое его воспоминание – выезд в Костромскую область, в село Домнино.

Знакомство с каменным храмом и его священником. Отец Александр (Абрадушкин) в прошлом сам занимался реставрацией и теперь принимал участие в практической учебе ребят.

  Мы помогали штукатурить стены храма, красить их, и нам всем очень понравилось, мы жили в деревенском доме при монастыре, это было время поста… Мне самому и, я думаю, всем ребятам эта поездка дала очень ценный опыт. Я сам стал ближе к церкви. В Домнино мы видели заброшенный источник, который отец Александр хотел восстановить. Об идее восстановления источника мы рассказали в своем колледже. Мне предложили разработать проект восстановления купели и благоустройства источника. За что я с радостью взялся. Продумывал эскиз, агитировал ребят. В колледже организовали конкурс на лучший макет и мой отобрали. Кроме того, в конкурсе идей, для которого мы подготовили презентацию и макет, мы узнали про финансовую сторону этого проекта - нам выделили деньги на строительство колодца – первый этап. Дальше, надеемся, что найдется либо православный фонд, который поможет, либо инвесторы. Колледж для меня стал вторым домом, здесь я нашел настоящих друзей. Я попал в ту среду, о которой мечтал. Я здесь все вечера провожу, у нас есть система дополнительного образования: до 14-15 часов лекции, а потом можно пойти в мастерские. Мастера у нас хорошие, я со всеми перезнакомился, и они всегда меня рады видеть.  

По поводу мастерских реставрационного отделения колледжа мне хочется сказать отдельно. Это просторные, светлые, оснащённые всем необходимым оборудованием и материалами помещения, где всегда много студентов, как ребят, так и девушек.

Деталь макета обустройства источника с. ДомниноВ первую очередь их привлекает желание создавать своими руками реальные вещи (многие из которых являются произведениями искусства) и, конечно же, замечательные мастера дополнительного образования, и та добрая, уютная атмосфера, которую они создают. Мастера колледжа - настоящие профессионалы, люди, которые в наше время новейших технологий обладают редкими, уникальными знаниями и с радостью передают их нам. Здесь огромный простор для творчества: мастерская, в которой наглядно изучается реставрация памятников деревянного зодчества на примере макетов, которые сами же ребята и создают (здесь же обучают резьбе по дереву); мастерская реставрации изделий из дерева и художественной мебели; столярная мастерская (оснащенная новейшим оборудованием); мастерская по гипсовой лепнине и росписи; швейная мастерская, в которой девушки занимаются рукоделием, и, так называемый, “ полигон”.

Здесь и происходит реставрация перенесённых сюда реальных объектов и рубка новых. Наши выпускники сейчас востребованы по всей стране и для жизненного становления молодых людей участие в подобных проектах, выезды в глубинку на объекты, очень важны. По прошествии многих лет ребята приходят в колледж, чтобы пообщаться с педагогами, рассказывают о своей жизни, вспоминают. На вопрос о том, что особенно запомнилось в период обучения, отвечают: «Выезды, конечно». А теперь если представить, что молодые, обладающие профессиональными навыками люди не одного, а многих колледжей ( ведь во всех крупных городах есть строительные колледжи) выйдут из своих аудиторий к заброшенным храмам, покосившимся флигелькам и гибнущим усадьбам… тогда, возможно, нашим потомкам останется больше чем 435 объектов культурного наследия на всю нашу огромную и прекрасную Родину.

Автор - студентка
Реставрационного отделения Строительного колледжа № 26 г. Москвы.

Статья просмотрена: 2848
Рейтинг статьи: 1
Bookmark and Share
Страны: Россия
Елена Домбровская
Источник изображений: Из архива автора и открытых источников, ничьи права не нарушены
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо